Главное
Карта городских событий
Смотреть карту
Сторис
Кто придумал Последний звонок?

Кто придумал Последний звонок?

Легендарный «Москвич» вернулся

Легендарный «Москвич» вернулся

Какие города играли роль Москвы

Какие города играли роль Москвы

Кого нельзя сократить?

Кого нельзя сократить?

Отцовство в зрелом возрасте

Отцовство в зрелом возрасте

Судьбы детей-вундеркиндов

Судьбы детей-вундеркиндов

Пары, которые быстро развелись

Пары, которые быстро развелись

Как рок-н-ролл пришёл в СССР?

Как рок-н-ролл пришёл в СССР?

Где в мире заблокированы соцсети

Где в мире заблокированы соцсети

Как защитить машину от угона

Как защитить машину от угона

Мужской взгляд. О вредных советах и верной ориентации

Общество

[b]Хотел написать о праздничном послевкусии и пооткровенничать на тему, почему 8 Марта год за годом мужики наступают на одни и те же грабли, в смысле, покупают не то, дарят не так и говорят какую-то чушь?[/b]Но писать об этом я не буду. Потому что не могу молчать о другом. Слова распирают. А все американцы виноваты. Где-то в их верхних эшелонах родился доклад о правах человека во всем мире и проблеме укрепления демократии. Поскольку Россия занимает на нашей планете немалое место, а с тем, что такое демократия за последние двадцать лет мы так и не разобрались, то совершенно естественно, что внушительная глава означенного доклада посвящена нашим реалиям. В частности, в ней говорится о никудышных выборах, зажиме средств массовой информации и – вот оно! – дискриминации лиц с нетрадиционной ориентацией. Проще говоря, гомосексуалистов. Или сказать по-другому и тоже литературно – педерастов.Значит, так. Если верить американским наблюдателям, гомосексуалистов у нас преследуют, лишают возможности работать по избранной профессии, не позволяют заключать браки – между собой, понятно. И т. п., и т. д.По этому поводу мне есть, что заявить. Тем более прессу у нас если и зажали, то не всю, и право голоса если у кого и отняли, то не у всех.И вообще, какая-никакая демократия у нас имеется. Как мы ее понимаем. Не американцы – мы! Взглянем бегло на шоу-бизнес, образно выражаясь – на лицо нашего телевидения.И согласимся, что о голубом экране можно говорить не только поэтически, как прежде, но и буквально. Термин-то прижился, стал почти официальным. Да и как иначе, если бесчисленные женоподобные певцы своей «голубизной» и бравируют, и похваляются?! И пусть их. Пока в педофилии не замечены – пусть. В конце концов мир шоу-бизнеса – это что-то инфернальное, к реальной жизни имеющее весьма косвенное отношение.Хотя, как известно, дурной пример заразителен. Нет, правда, если бы Каин не убил Авеля, не создал прецедент, может, и убийств не было бы. Но – убил, с тех пор и убиваем… Короче, об эмпиреях не будем, поговорим о близком и понятном. У моей знакомой сын-школьник. Восьмой класс. С учетом акселерации, самое то время – становления, осмысления и мужания. Последнее прошу отметить особенно. А у этого мальчика-юноши учитель литературы – педераст. Сдержанный такой, губы не красит, но бровки выщипывает, ноготочки лаком покрывает, пришепетывает томно и улыбается так умильно, так жабо своей рубашечки поправляет, что за версту видно – любит он это дело. И подсаживаться за парту любит, за локоток брать… И где гарантия, что он этим ограничится? И что моей знакомой делать? Положа руку на сердце, скажите, что делать? В рожу вцепиться? Так это не метод. Ее же и осудят, потому что на ее стороне – эмоции, а на его – статьи УК РФ.Мой сын тоже через энное количество лет пойдет в школу. И я не могу исключить, что и у него не будет такого учителя. Не странный и не чуждый, как поправляют склонные к политкорректности американцы, – другой! А мне не нужно, чтобы был «другой». Мне нужно, чтобы был толковый и грамотный преподаватель с нормальной ориентацией. И чтобы у меня не чесались кулаки.Я боюсь за своего сына. Моя знакомая боится за своего сына. И этот страх дает нам право говорить: не надо! Дайте обычного! Мы так хотим! И куда нам с нашим «хотением» податься? В управление образования, в префектуру, в мэрию, в правительство? Где нас выслушают? Ну, может, и выслушают, может, посочувствуют даже, но сделать-то ничего не смогут! А кто и не посочувствует – похихикает. А кто – только плечами пожмет.И опять-таки – сделать ничего не смогут. И не потому, что оглядываются на американцев с их вредными провокационными советами, а потому что – закон. Наш, российский, в котором говорится о равенстве, и не рассматривается вопрос о сексуальной ориентации.Взять бы этих законников и спросить: а как вы, уважаемый, воспримите, если ваш сын однажды придет из института и, радостно щурясь, признается, что любит своего учителя. А тот отвечает ему взаимностью. Все по-настоящему и очень серьезно! И все! Процесс уже пошел! Что, поведете себя интеллигентно и толерантно – благословите? Ой, сомневаюсь. Вот и получается, что мы в тупике. Так – не хочется, а так – закон не велит.Согласен, надо уважать права людей. Но пусть уважают не только мнение меньшинства с нетрадиционной ориентацией. Но и тех, у кого ориентация самая что ни на есть традиционная. К тому же нас больше. И это нам в плюс. Такой вот у меня сугубо мужской взгляд на эту тему.

Подкасты