Главное
Карта городских событий
Смотреть карту

Экспресс опрос

Общество

[b]Саид-Хамзат ГЕРИХАНОВ,главный редактор «Объединенной газеты»:[/b]Сначала ситуация обострится – будут мстить. Тяжело прогнозировать отдаленное будущее. Думаю, в конечном итоге все должно наладиться. Но это возможно только при хорошей работе спецслужб.[b]Юлия ЛАТЫНИНА,писатель и журналист:[/b]Изменится очень, хотя и не так, как хотят федералы. Потому что война не прекратится, как она не прекратилась с убийством Дудаева. Не закончится она и с уничтожением Масхадова. Его смерть убила последнюю надежду федерального центра на то, что Чечня останется в составе России. Масхадов не был ваххабитом, он был умеренным политиком. Но его ненавидел Рамзан Кадыров. Сейчас на Северном Кавказе во главе сопротивления встают не полевые командиры, а джамааты. Это очень серьезно.[b]Вячеслав НИКОНОВ,президент фонда «Политика»:[/b]Она должна улучшиться. Уничтожен важный символ сопротивления в Чечне. Имя Масхадова придавало ему ореол легитимности. Но сопротивление не прекратится. Однако это большая победа Центра.[b]Виктор ПОХМЕЛКИН,депутат Госдумы:[/b]Положение в Чечне настолько тяжелое и заскорузлое, что уничтожение уже не столь влиятельного лица, как Масхадов, мало что даст.[b]Таир ТАИРОВ,доктор юридических наук:[/b]После уничтожения Масхадова произойдет радикализация спорадических выступлений боевиков. Надо было идти по эволюционному пути в отношениях с Масхадовым. А сейчас его уничтожение вызовет только озлобление, и, что особенно опасно, – у молодежи.[b]Максим СОКОЛОВ,политический обозреватель[/b]:Можно провести аналогию с Ближним Востоком. После уничтожения ряда террористических лидеров, после смерти Арафата ситуация несколько успокоилась, потому что террористическое движение оказалось обезглавлено. Из соображений перегруппировки сил и неизбежной драки руководителей снизилась террористическая активность. Так может сложиться ситуация и в Чечне.[b]Валерий БОРЩЕВ,правозащитник:[/b]Ситуация становится все более хаотичной. Люди, исповедующие экстремистский ислам, начнут верховодить. В первую очередь это касается Басаева. И в Чечне не будет здравого объединяющего начала, с которым российским властям можно было бы договариваться.[b]Константин ЗАТУЛИН,депутат Госдумы:[/b]Я не думаю, что изменится очень существенно. Уже при жизни Масхадова факторы сопротивления были связаны не столько с ним, сколько с последствиями войны, разорением, гибелью людей и иностранным вмешательством. Я имею в виду финансирование боевиков.[b]Александр ХРАМЧИХИН,зав. отделом Института политического и военного анализа:[/b]Очень важно, что исчез человек, который по непонятному недоразумению считался умеренным и легитимным президентом. Сейчас там осталась чистая банда, финансируемая из-за рубежа.[b]Владимир ЖАРИХИН,зам. директора Института стран СНГ:[/b]Ситуация ужесточится, но при этом чеченские бандиты потеряют остатки легитимности. Теперь кому-либо трудно будет их воспринимать как чеченскую власть.

Подкасты