Главное
Карта городских событий
Смотреть карту

Александр Полинский: «Выиграем обязательно»

Общество
Александр Полинский: «Выиграем обязательно»

[i]На здании в Скатертном переулке висит табличка красного цвета. Не официального, темноватого, а пылающего – с эмблемы «Москва-2012». В нем корреспондент «ВМ» встретился с [b]Александром ПОЛИНСКИМ, генеральным директором Дирекции спортивных и зрелищных мероприятий Комитета по физической культуре и спорту[/b]. Договориться об интервью оказалось проще, чем обычно это происходит с ответственными работниками. Но такого вида спорта, как «прятки», в программе Олимпийских игр нет и не будет, и поэтому люди, борющиеся за право Москвы провести Олимпиаду-2012, охотно идут на контакт с прессой. Им есть что ей сказать. И, похоже, иногда очень хочется.[/i][b]Про планы– Осталось чуть более трех месяцев до голосования по Олимпийским играм 2012 года. После отъезда Оценочной комиссии МОК из Москвы вы, вероятно, имеете какую определенность с тем, чем будут наполнены эти три месяца?[/b]– Да, запланировано многое. Состоится так называемый «мировой тур», когда наши олимпийские чемпионы и заслуженные деятели спорта поедут по странам и континентам с рассказом о Москве и об «Олимпийской реке». В рамках шестидесятилетия Победы в Великой отечественной войне мы планируем устроить речное шоу, благо к тому времени уже откроется навигация – нам кажется, будет достаточно красиво сделать «речную историю» всех олимпийских игр. Планируется организовать некий праздник, связанный с 25-летием московской Олимпиады-80. И самое главное – на этой неделе мы вплотную начали готовиться к презентации в Сингапуре, которая состоится 6 июля 2005 года. Это – самое главное, потому что все кандидаты очень сильные, все подготовленные, и поэтому успешная презентация может оказаться решающим фактором при голосовании.[b]– Я позволю себе немного усомниться в этом; мне кажется, что на таком уровне к моменту презентации все уже будет решено.[/b]– Это смотря кто играет… Такие сильные города, как в этом цикле, сходятся нечасто, и у нас нет уверенности, что к презентации будет все решено. Наверное, в 2001 году было проще, но и в том случае я не уверен, что тогда было все решено заранее. Насколько я помню, тогда все считали фаворитом Париж, а победил в итоге Пекин. Но тогда были хотя бы явные аутсайдеры, города, которые просто не могли получить Олимпиаду. А сейчас таких нет. Любой из пяти городов ее провести может, и поэтому чаши весов могут колебаться до самого конца. А значит, нам надо очень серьезно все продумать.[b]– Как будет организовано сингапурское голосование?[/b]– Как обычно – по системе с выбыванием последнего. В нем будут принимать участие все члены МОК, кроме представителей тех стран, города которых участвуют. Надо набрать 50 процентов плюс один голос в последнем голосовании. Им может оказаться любой тур голосования.[b]– Это немного напоминает систему выборов Папы Римского, а там есть поговорка «Кто входит на конклав Папой, выходит с него кардиналом». Ее смысл в том, что побеждают не фавориты, а компромиссные кандидатуры…[/b]– Да, я знаю эту поговорку, хотя мне, как вы понимаете, никогда не приходилось участвовать в конклаве.[b]– Не считаете ли вы, что шанс Москвы – шанс именно компромиссного типа?[/b]– У Москвы есть шанс любого типа. Я считал и считаю, что у нас неплохие шансы победить, и мы ничем не хуже других. А иначе бы я не занимался этой работой, неинтересно было бы.[b]Про рекламу и пиар– Что вы сочли нужным дополнить, что исправить по итогам общения с Оценочной комиссией?[/b]– В принципе, у нас все нормально. Наверное, нам следовало бы сделать больший упор на тему паралимпизма, потому что она очень важна, и ее надо развивать. Не случайно на этой неделе устраивается телемарафон по этой теме. Все остальное – детали, в целом все хорошо, и нам надо только правильно и зримо донести это до членов МОК.[b]– Вся Москва сейчас заклеена плакатами, и любой москвич, который бывает на улице, знает, на что она претендует. Как обстоит дело за МКАД и за границей, там о нас знают? Можем ли мы размещать там рекламу?[/b]– Сейчас можем, и размещаем. О нас идет достаточно много прессы, и мы стараемся сделать так, чтобы знали о нас. В странах Европы, Азии, Африки, Латинский Америки такая работа идет – естественно, в соответствии с правилами МОК. В апреле, например, мы будем участвовать в берлинской выставке «Спортаккорд», где расскажем о нашей концепции.[b]– Правила МОК достаточно жестки, и их соблюдение – очень щекотливый момент. В частности, там запрещены сравнения и уж тем более распространение нелицеприятной информации о конкурентах. И тем не менее в западной прессе достаточно часто бывают публикации о России и Москве, которые иначе как «черным пиаром» не назовешь. Чем мы можем на это ответить?[/b]– Да, такое случается. А сделать с этим мы можем только одно – давать другую, правдивую информацию. Вы же прекрасно понимаете, что большая часть негатива о нас в прессе – это неправда. Как правило, это утрированное вытаскивание каких-то моментов, совершенно не связанных с олимпийским процессом. На пресс-конференции Оценочной комиссии, например, задали вопрос о покушении на Чубайса. При всем моем уважении к Анатолию Борисовичу этот случай имеет очень малое отношение к безопасности Олимпийских игр. И госпожа Мутавакель, в принципе, так и ответила на заданный ей вопрос.[b]Про безопасность, деньги и погоду[/b][b]– Но ложка дегтя была точно к обеду. Ведь насколько я понимаю, основной вопрос организации игр в двадцать первом веке – их безопасность…[/b]– Лично я считаю, что безопасность – это не минус, а плюс Москвы. Об этом у нас на презентации великолепно доложил первый замминистра внутренних дел Александр Чекалин. Мы же с вами живем в этой стране и прекрасно понимаем – наши правоохранительные органы, когда они упрутся, так отработают город, что здесь мышь не пролетит. Ну есть у нас опыт.[b]– А что на эту тему говорила Оценочная комиссия?[/b]– Говорить что-то – не ее задача. Она не оценивает, что плохо, а что хорошо. Она проверяет соответствие заявки и заявочной книги реальности. То, что они думают, они скажут к 6 июня, когда Оценочная комиссия предаст гласности свои заключения. Что же касается безопасности, то среди 17 тем, которые мы обязаны были доложить, она присутствовала. И мы ответили на все заданные нам вопросы. Но, уверяю вас, на ней никто не акцентировал внимание. Наибольшее количество вопросов нам задали по Олимпийской деревне.[b]– А что еще спрашивали?[/b]– Больше всего – вопросы финансовых рисков при строительстве Олимпийской деревни. Спрашивали, что будет с ними после Олимпиады. Очень много спрашивали про транспорт, размещение спортсменов и паралимпийцев. Про экологию спрашивали. На мой взгляд, мы хорошо справились с этими вопросами, и мне особенно хотелось бы отметить главного архитектора Москвы Александра Кузьмина, который великолепно отвечал на вопросы на свою тему. Что же касается финансовой стороны, то Оценочной комиссии были представлены инвесторы, готовые вкладывать в строительство Олимпийской деревни. А если что-то сорвется, то город на себя взял все гарантии, что он профинансирует строительство.[b]– Подытожим: заметили ли вы разницу в настроении Оценочной комиссии при приезде и при отъезде из Москвы?[/b]– Мне показалось, что они потеплели к нам.[b]– Их холод мартовский не напугал?[/b]– Нет, они знают, что в июле-августе у нас хорошо. И тепло, и не жарко – идеальная для спорта погода. У нас не будет сорока градусов жары.[b]– А шестого июля в Сингапуре будет…[/b]– Да, мы там точно от жары с ума сойдем.[b]– Привезите им немного московской прохлады, и это поможет.[/b]– Постараемся.[b]Про опыт и опять про деньги– Олимпиаду-80 Москва взяла не с первой попытки…[/b]– Со второй.[b]– Сейчас среди претендентов есть Париж, который, как вы сказали, был фаворитом в 2001 году, но проиграл. Но тем не менее это опыт. Вы его изучали?[/b]– Мы не изучали опыт Парижа.[b]– Почему?[/b]– Честно говоря, потому что он проиграл. Но мы изучали опыт Ванкувера, Пекина, Сиднея. У нас достаточно опытных консультантов и мы знаем, почему кто-то выигрывает голосования, а кто-то их проигрывает.[b]– И какие же уроки из международного опыта вы извлекли?[/b]– Во-первых, мы очень четко поняли, что на все вопросы членов Оценочной комиссии давать четкие и внятные ответы в письменном виде и как можно быстрее. Мы четко поняли, что все те гарантии, о которых спрашивает Оценочная комиссия – это не их каприз, а часть оценки рисков. И когда дошло до дела, мы предоставили все требуемые гарантии, хотя по некоторым вопросам это было непросто. Для себя я сделал еще один вывод – к экспертам и их опыту надо прислушиваться. Были вещи, про которые я сперва говорил «да ладно, это не надо», но потом, когда оценочная комиссия уже была в Москве, оказалось, что действительно надо, и быстро. И мы сделали требуемое.[b]– Касалась ли Оценочная комиссия финансовых вопросов проведения игр? Я спрашиваю не случайно: последнее крупное спортивное событие в Москве, а именно, чемпионат по фигурному катанию очень активно обсуждался у нас в редакции – и главным образом из-за высоких цен на билеты.[/b]– Но это же чемпионат мира! Давайте сравнивать: на показательные выступления средняя цена билетов была около двух тысяч рублей. Это восемьдесят долларов. Если это проводят в Европе, там средняя цена может составить восемьсот долларов. Чувствуете разницу? Нам многие задавали вопросы по цене билетов на соревнования… Могу сказать: все наши эксперты были удивлены, почему мы даем такие маленькие цены. Если сравнивать с Афинами – гораздо меньше афинских. К слову, Оценочная комиссия конкретными ценами не интересовалась, их волновала общая финансовая стратегия игр и их бюджет. То есть все его расходы и доходы.[b]– Но что же все-таки важнее: чтобы бюджет был сведен или чтобы люди смогли попасть на трибуны?[/b]– В идеале и то, и другое. Я думаю, что в 2012 году наши цены будут по силам нашим болельщикам. Где-то цены будут ниже, где-то будут бесплатные билеты учащимся спортшкол или другим категориям. А про бюджет я могу сказать, что он у нас профицитный.[b]Про журналистов и патриотизм– Вы не производите впечатление спокойного человека. Наверное, пресса вам много крови попортила?[/b]– Журналисты наши – как правило молодые люди. Я не понимаю их настрой, не понимаю, почему им надо вытащить какую-то грязь и размазать ее по стенкам даже в таком деле, как борьба за Олимпиаду-2012. Зачем постоянно повторять, что мы аутсайдеры и ничего не умеем? Мы ведь уже не один и не два раза доказывали – многое мы умеем, многое знаем, и, как минимум, не хуже других, а в некоторых вопросах и лучше. И все равно я в журналистском корпусе нет-нет, да и замечаю желание не верить.[b]– По-моему, это объяснимо. Если у нас сейчас люди гадают, сумеет ли футбольная сборная выиграть у Лихтенштейна или нет, то было бы странно, что такое настроение не переносилось бы и на другие сферы спортивной деятельности.[/b]– Но почему нет рьяной поддержки? Вот даже для вас лично: ведь если будет Олимпиада в Москве, у вас будет больше работы, а значит, будете больше зарабатывать. Любому москвичу выгодно, чтобы здесь была Олимпиада! Но оказывается, есть люди, которые эту выгоду то ли не осознают, то ли вообще не хотят ее. И появляются какие-то рейтинги, какие-то непонятно откуда взявшиеся эксперты. Я не понимаю: есть информационный центр, мы все открыты – Шанцев, все члены Заявочного комитета.[b]– Подтверждаю.[/b]– …И вместо того чтобы прийти и спросить, начинают что-то выдумывать. Обидно! Для меня, например, это проект жизни. Для меня как спортивного менеджера нет дела важнее, чем получить для родного города Олимпиаду. И мы уже вошли в пятерку – посмотрите, кого мы уже обошли, с кем бьемся! За наших надо болеть! Надо гордость испытывать! А вместо этого – «да все равно ничего не получится». Откуда это?[b]– А выиграем?[/b]– Выиграем. Обязательно выиграем.

Подкасты