Главное
Карта городских событий
Смотреть карту

После пожара

Общество
После пожара

[b]Напомним читателям: 21 марта в начале седьмого утра в 4-м корпусе дома № 3 по улице Руставели произошел взрыв бытового газа, и один из подъездов «потонул» в огне и дыме. В результате пожара погибли 12-летняя девочка и 49-летний мужчина. Последний и стал невольным виновником трагедии. Рано утром он вошел на кухню, где установлена газовая колонка. Скорее всего, ночью произошла утечка газа, однако он специфического запаха не почувствовал. Закурил – и в этот момент накопившийся в замкнутом помещении газ сдетонировал…[/b]Одиннадцать семей – 26 человек – остались без крыши над головой. Некоторые из них временно поселились у родных и друзей, а тем, кому некуда было податься, нашли приют в гостинице «Останкино». Администрация отеля помимо номеров предоставила им и бесплатное питание. О том, как обстоят дела у погорельцев сейчас, репортеры «Вечерки» решили выяснить у жильцов и в Управлении Департамента жилищной политики и жилищного фонда Москвы в Северо-Восточном округе.В основном все погорельцы работой управления довольны. Это с готовностью подтвердила семья Инюшовых, которая в минувшие выходные уже въехала в новую квартиру в районе Перово.– К нам отнеслись с большим вниманием и сочувствием, – сказала Раиса Аванесовна Инюшова, – большего и желать невозможно. Выплатили материальную помощь, да и морально поддерживали. В гостинице нам два отдельных номера предоставили, обеспечили трехразовым питанием. А вскоре предоставили новую квартиру.В квартире на Руставели Раиса Аванесовна жила с мужем, двумя взрослыми сыновьями, Дмитрием и Андреем, и 7-летним внуком.– В то утро мы проснулись от страшного грохота, – рассказала женщина, – я открыла глаза и увидела влетающую в коридор входную дверь. Взрывной волной ее выбило и отнесло в сторону, как щепку. Из подъезда в квартиру полезли клубы дыма и первые языки пламени. Но мои сыновья не растерялись. Выскочили из постелей и приставили дверь на место. Потом один держал, а другой вместе с моим мужем стали поливать ее водой, чтобы огонь не проник в прихожую. И с гордостью могу сказать, что никто не впал в панику. Все находились при деле, и пугаться было решительно некогда.Пожарные приехали очень быстро. Они растянули под нашим балконом одеяло, у нас второй этаж, и мой маленький внук, как настоящий мужчина, бесстрашно прыгнул вниз. За ним – мой муж, чтобы не оставлять ребенка одного. Соседи с третьего этажа спускались и выпрыгивали из нашей квартиры, чтобы не так высоко. А я с сыновьями уже вышла через дверь, когда пламя потушили. Вот только дыма было много.В квартире, по словам Раисы Аванесовны, сильно пострадала мебель в прихожей (от огня) и обстановка в комнате (от воды). Но по-настоящему жалко было только любимицу семьи – кошку Катю, которую не удалось в тот день найти.– Она у меня совсем домашняя, пугливая, – поведала Инюшова, – я очень расстроилась, когда она пропала. Но когда мы немного пришли в себя и вернулись на пепелище, Катя оказалась в квартире. Жива и здорова! Я так обрадовалась! Не зря говорят, что кошки живучи. Она, видимо, забилась в какой-то уголок и пересидела там пожар.Согласно примете Катя первой вошла в новую квартиру, которую теперь потихоньку обживают Инюшовы. Жилплощадь семью вполне устраивает.В отделе переселения Управления Департамента жилищной политики и жилищного фонда Москвы в Северо-Восточном округе нас заверили, что всем пострадавшим предоставляются новые квартиры.– Шести семьям уже выдано семь смотровых ордеров, – говорит [b]начальник отдела переселения Елена БАШМАЧНИКОВА[/b], – то есть одной семье мы предоставили на выбор сразу две квартиры. К счастью, была такая возможность. Вся жилплощадь – исключительно в новостройках, полностью готовых к эксплуатации, которые расположены в разных районах Москвы. Везде очень хорошая планировка, и метраж больше, нежели был в квартирах на Руставели. Тем более что там две квартиры являлись коммунальными, в каждой проживало по три семьи. А теперь они, естественно, получат отдельную жилплощадь. Три семьи остались довольны нашими предложениями и уже дали согласие на въезд.Есть проблемы, по словам Елены Адриановны, только с одним семейством, состоящим из семи человек. Ответственные квартиросъемщики – муж и жена – неожиданно оказались в разводе, хотя изначально никаких документов, подтверждающих данный факт, не было. Тем не менее с разводом никто спорить не стал: в управлении приняли решение предоставить семье две квартиры. Одну – для жены и ее родственников, другую – мужу и его подопечным. Однако погорельцам этого показалось мало. Они заявили, что хотят жить отдельно, и попросили предоставить четыре (!) квартиры. Но это требование вряд ли будет удовлетворено, несмотря на то, что в управлении стараются выполнять пожелания людей, понимая, в какой непростой ситуации те оказались.– Другая семейная пара жила в одной квартире, однако супруги имели собственные лицевые счета и вели раздельное хозяйство. Вот им мы обязательно дадим две отдельные квартиры. Учли просьбу подобрать жилье по соседству, чтобы ребенок имел возможность общаться с отцом. На днях мы уже предложили два варианта на Бескудниковском бульваре. Правда, одна из квартир в доме, который пока не принят на баланс. Но семья согласилась немного подождать и пожить в другом месте, – объясняет Елена Адриановна. – Вообще люди относятся с пониманием к нашим возможностям.Мы ведь тоже не волшебники и можем предложить только то, что есть. Но надо заметить, что мы быстро отреагировали на проблему. Уже на следующий день после пожара пострадавшим выдавали смотровые ордера.А вот что достанется владельцам квартиры, в которой непосредственно произошел взрыв и хозяин которой 51-летний Николай Грязнов погиб, пока неизвестно. Во-первых, еще идет следствие. Выясняется, кто виноват в случившемся: хозяин квартиры, нарушивший правила безопасности, или сотрудники службы «Мосгаз», не уследившие за опасными коммуникациями. А во-вторых, Грязнову принадлежали лишь 50 процентов жилплощади, владелицей второй половины являлась его племянница.У тех, кому еще не посчастливилось переехать в новые апартаменты, основная часть вещей осталась в доме на улице Руставели. Чтобы уберечь их от мародеров, возле подъезда круглосуточно находятся охранники одного из столичных ЧОПов. Секьюрити дежурят посменно: стоять на промозглом ветру холодно, поэтому чоповцы меняются каждые три часа. Мужчинам предлагали дежурить в подъезде, где хоть немного теплее. Но даже спустя неделю внутри стоит такой стойкий запах гари, что охранники предпочитают мерзнуть на улице. Больше всего хлопот доставляет местная детвора.Мальчишки так и норовят отогнуть фанеру на окнах первого этажа и поглазеть на последствия пожара.Пострадавший из-за взрыва газа дом в любом случае собирались признать аварийным, но до трагедии сделать это не успели. В ближайшее время судьба здания будет решаться на заседании правительства Москвы, но, скорее всего, дом 3 корпус 4 по улице Руставели снесут. Все прописанные в нем жильцы получат новые квартиры. А вот обитателям соседних трехэтажек остается только… завидовать. Их дома тоже выглядят весьма непрезентабельно: незнающий человек даже не выделит среди грязно-розовых каменных собратьев тот, который пережил пожар, – так все они убоги и унылы. Однако до аварийности, к счастью или несчастью, дотягивает только один.[b]СПРАВКА «ВМ»[/b][i]Спустя сутки после пожара пострадавшим уже выдавали смотровые ордера. Всего погорельцам планируется предоставить 11 квартир[/i]:[b]ОДНОКОМНАТНЫХ – 4ДВУХКОМНАТНЫХ – 3ТРЕХКОМНАТНЫХ – 2ЧЕТЫРЕХКОМНАТНЫХ – 2[/b]

Подкасты