- Выключить коронавирус

Столичные наркологи отмечают множество зависимых от фитнеса и селфи

Сергей Собянин: Зарезервировали около 20 тысяч коек для пациентов с коронавирусом

Синоптики пообещали москвичам аномальное тепло на следующей неделе

Как организовать пространство квартиры для эффективной дистанционной работы

«Война за выживание»: названы самые негативные сценарии для рынка нефти

Жительница Китая рассказала, как страна справилась с эпидемией

Стало известно состояние главврача больницы в Коммунарке

Как будут отмечать Пасху в 2020 году

Названы популярные у россиян фильмы и сериалы во время самоизоляции

Что нужно успеть сделать москвичам до 1 мая

Почему Лукашенко отрицает угрозу коронавируса

Названы профессии, ставшие востребованными из-за коронавируса

Как безопасно передвигаться по Москве в условиях коронавируса

«Все идет по сценарию»: политолог — о наступлении новой мировой войны

«Природа преобразилась»: как коронавирус повлиял на экологию нашей планеты

Стало известно, какие профессии могут исчезнуть из-за коронавируса

Оксана Самойлова обратилась за помощью к психологу

Столичные наркологи отмечают множество зависимых от фитнеса и селфи

Фитнес и селфи переходят в разряд зависимостей.

ФОТО: Анна Иванцова, «Вечерняя Москва»

Главный нарколог столицы Евгений Брюн рассказал, что люди с зависимостью от соцсетей и фитнеса начали обращаться в амбулаторную службу несколько лет назад. Этот вид зависимости считается нехимическим, среди подобных наблюдаются также игромания, трудоголизм, шопоголизм и т.п.

Всего на сегодня 5-7% обратившихся за помощью в Московский научно-практический центр наркологии (МНПЦ) страдают нехимическими зависимостями.

Брюн пояснил, что забота о здоровье и внешнем виде настолько активно пропагандируется в СМИ и культивируется в социальных сетях, что в последние годы стало ультрамодным так называемые селфи. Для того, чтобы хорошо выглядеть на фото в соцсетях, люди массово пошли в фитнес-клубы и тренажерные залы.

«Другими словами, культ навеянных стереотипов красоты и здорового тела приводит к тому, что для некоторых в погоне за ним наступает момент, когда из простого увлечения занятия спортом превращаются в сверхидею. Потребность в очередной тренировке становится настолько высока, что если человек по каким-то причинам не может ее реализовать, у него возникает пониженный эмоциональный фон, депрессивное состояние, неприятные физические ощущения – то есть настоящий абстинентный синдром», - пояснил Брюн.

Зависимость у таких людей превращается в навязчивую идею, вытесняя другие важные функции – профессиональные, семейные, социальные. Лишая себя полноценного отдыха, человек проводит в зале по 5-6 часов в день, при этом перестает получать удовольствия другими способами. При этом многие еще и принимают различные препараты для сжигания жира и роста мышечной ткани. Медик подчеркнул, что многие из таких препаратов кустарного производства и чреваты опасными последствиями для организма.

Психолог МНПЦ Татьяна Третьякова, в свою очередь, отметила, что фитнес-зависимость наблюдается, в основном, у людей молодого и среднего возраста. Хотя, дамы около 60 лет также временами приходят в фитнес-клуб, не проконсультировавшись с врачом, чем наносят вред своему здоровью.
Врачи считают, что при нехимических зависимостях также требуется профессиональная помощь специалиста и она доступна в государственных учреждениях здравоохранения Москвы, передает агентство Москва.

Новости СМИ2

Коронавирус

в Москве

198 +4

Выздоровели

3893 +536

Заразились

31 +2

Умерли

Георгий Бовт

Нефть и валюта: что Лукашенко нужно от России

Екатерина Рощина

Год без 1 апреля: шутки закончились

Александр Хохлов 

Русские идут с подмогой

Камран Гасанов

Хотите — платите! США и саудиты капитулировали в нефтяной войне

Ирина Алкснис

Российской власти повезло с оппозицией

Игорь Воеводин

Жить в эпоху перемен

Митрополит Калужский и Боровский Климент 

Усыновленные

Информация в оболочке. Ученые считают, что благодаря вирусам зародилась жизнь

Здоровый образ жизни: квест на выживание

Персональный курс. Медицина будущего должна лечить не болезнь, а человека

Генно-модифицированные продукты: страшный миф или научный прорыв?