Главное
Карта городских событий
Смотреть карту

Потемкинская деревня

Развлечения
Потемкинская деревня

[b]Интересно, кто смотрит картины о наркоманах? Ведь, пардон, вмазанных, а также обкуренных граждан жаба задушит потратить сотню-другую на билет. А благонамеренным персонам смотреть на эти рвотные ломки и маргинальные метания как-то не в кайф – конечно, если только они не садомазохисты. И если у них не подрастают детки опасного потребительского возраста.[/b]Все вышесказанное не остановило двух Потемкиных – старшего, Виталия, знакомого нам по питерским программам о кино, и младшего, его сына Сергея, начинающего режиссера. Виталий спродюсировал с помощью петербургского фонда «Международный Дом «КИНО ПЛЮС» полнометражный дебют отпрыска на тему: «Любовь. Карьера. Свобода. Наркотики. Искусство. Смерть. Надежда». Это я цитирую синопсис. Скромно, но со вкусом.Все вышезаявленные темы разыгрывают четыре персонажа – Алекс (Сергей Безруков), Люси (Юлия Маврина), Егор (Максим Аверин), Семен (Семен Фурман). А в роли «города без солнца» – конечно же, Санкт-Петербург, как известно, место гнилое и неверное, хотя в то же время роскошное и европейское.…Итак, инженер Егор с табачной фабрики (Кармен наоборот?) влюбляется в экстравагантную девушку Люси, сначала попадающую ему под колеса «Пежо», а потом, по логике вещей, – в его холостяцкую постель. Девушка вводит состоятельного, но отчего-то робкого и неуверенного в себе Егора (убедительная работа Аверина) в экзотичный круг своих друзей и родных. А это все люди на редкость творческие… До карикатуры. Питерская богема показана так, что впору детей пугать. Ободранные квартиры. Заклеенные фотографиями окна. «Торчащие» персонажи… Нервные, рваные разговоры. В центре мироздания – Алекс (видимо, по паспорту Алексей), родной брат Люси (Людмилы?).Наркоман со стажем, понтовый (одна шуба чего стоит!) Алекс снимает с помощью сестры Питер с разных интересных точек. Затем символично открывает свой вернисаж «Город без солнца» представлением, где он как бы труп со свечкой. Словом, привет Серебряному веку и его харизматичным героям.Этот эпатаж категорически не нравится здравомыслящему Егору, в чем он и признается вскорости несостоявшемуся шурину: «И сам ты мертвый, и искусство твое мертвое…» И не подозревает, какими пророческими окажутся его слова. А Люси, увы, весьма похожа на брата – в смысле привычек.Юлия Маврина достоверно играет девушку во всех смыслах спонтанную – о таких раньше говорили: «без царя в голове».То есть творческая натура, как и брат, – актриса-художница в одном флаконе. Играющая, ясное дело, Хармса, рисующая странных зубров и между делом впрыскивающая себе в вену вдохновение. Наверное, наследственность… Словом, семейка не подарок.А ошалевшему зрителю тем временем предлагается понаблюдать за всеми стадиями распада – Алекс оставляет потомкам на память выразительный репортаж своего процесса отмирания. Безруков, ставший брюнетом с томной поволокой во взоре, «злым гением», производит на редкость странное впечатление. Он лепит эгоцентризм своего героя, безбожно педалируя все ноты, через край демонстрируя его духовное и физическое безобразие… Все чересчур – и ломка, и тремор рук… Актер, что и говорить, неплохой. Но не настолько гениальный, чтобы обойтись без режиссера. А он Безрукову категорически необходим. Иначе – масло масляное. Прямая антиагитка. Не ходите, дети, в наркоманы – козлищами станете, от СПИДа поумираете в этом проклятом городе… «Трагический образ Алекса – это мой месседж молодым зрителям, – говорил Безруков перед съемками. – Я знаю, что молодой зритель доверяет мне, и считаю это важным аргументом в пользу массового зрителя… Ролью Алекса я хочу достучаться до сердец самого разного зрителя. И взыскательного. И не очень».Интересно, что артист отказался играть положительного Егора – после Сани Белого, видать, ему любое зло интереснее добра. А вот после просмотра артист почему-то оказался несколько сконфужен результатом… Итак, еще одна расхожая мелодрама на тему «любовь побеждает смерть»? Не совсем, хотя обдолбанную Люси Егор, уволившийся с работы, увозит в клоунском фургоне подальше от гнилых соблазнов Северной столицы – «ничего на свете лучше нету, чем бродить друзьям по белу свету…» Психологическая драма? Скорее. Но тоже неточно – психология здесь весьма поверхностная, образы клишированные, одномерные… Впрочем, и сами Потемкины затрудняются определить, что ж такое родили. Им думается, что это все же психологический триллер (!) с мотивами сказки и театральной абсурдности Даниила Хармса. Словом, «неведома зверушка»… Или попросту мутант.Жанровая непонятка влечет за собой неизбежные вопросы о дальнейшей прокатной судьбе этого, по сути, просветительского ужастика, который надо, видимо, в принудительном порядке показывать школьникам и студентам, предупреждая о кошмарах наркотического ада, и – банальные упреки в семейственности. Впрочем, [b]Потемкин-старший [/b]их отметает:– Я не боюсь упреков в том, что помогаю сыну, – говорит он. – Это – недальновидный упрек. Реализовав этот проект усилиями художественной и этической воли Сергея, его съемочного коллектива, я буду рад, если в нашей жизни что-то изменится к лучшему… Мы, конечно, тоже. Кто бы спорил – задача благородная… Но в том числе, хотелось бы – и в кино.

Подкасты