Главное
Карта городских событий
Смотреть карту

Побежит ли Городня по городу?

Общество
Побежит ли Городня по городу?

[b]Столичные власти продолжают возвращать к жизни водные артерии нашего мегаполиса. На очереди – речка Городня, протекающая по юго-западу и югу столицы. Репортеры «ВМ» прошли по всей длине этого водоема от истока до устья и убедились: хлопоты предстоят немалые.[/b]Городня разделила незавидную участь девяти десятков своих сестер – малых рек, оказавшихся в 1950–70-е годы в районах массовой застройки.Тогда, чтобы не возиться с мешавшими ручьями, строители загоняли их в так называемые обгонные коллекторы – проще говоря, «закатывали» в трехметровые бетонные трубы и засыпали сверху землей. Поначалу предполагалось, что лет через двадцать-тридцать, когда люди основательно обживут районы новостроек, речки в прямом смысле слова достанут из-под земли и перенаправят в уже облагороженное изначальное русло. Но реальность оказалась гораздо горше этих планов, и весьма ярко это видно на примере Городни.Рождается Городня в юго-западной части природного парка «Битцевский лес», где сходятся два крутых оврага. Здесь, в верховьях, речку по силам перепрыгнуть даже подростку. Но не спешите настраиваться на поэтический лад: первое впечатление обманчиво.На пересечении с главной просекой Битцевского леса из воды выглядывает огромная катушка из-под кабеля и еще полтонны металлолома.В[b]едущий научный сотрудник института «МосводоканалНИИпроект» Ираида БОЙКОВА[/b], изучавшая возможность экологической реабилитации Городни, рассказывает: – После застройки близлежащих районов истоки оказались засыпаны, а уклон русла увеличился. Теперь река активно размывает берега и формирует оползни. Все, что сползает в реку, дополнительно загрязняет воду и еще сильнее ухудшает «здоровье» Городни.Но вот вдали показались дома по улице Красного Маяка, а шумящий ручей исчезает в нешироком бетонном колодце. Это и есть начало коллектора. Дальше историческое русло Городни на протяжении нескольких километров представляет собой каскад различного размера прудов, соединенных сухими оврагами, ложбинами и лощинами. Можно только догадываться, как красиво было здесь, когда пруды соединяли не старые трубы, а живой поток. Наверху, на пригорке, наверняка стояла барская усадьба (живописные липовые и сосновые аллеи явно указывают на былую обжитость этих мест), а по берегам бабы, наверное, полоскали на мостках белье… Теперь к воде при всем желании не подойдешь: берега когда-то забетонировали, и ржавая арматура угрожающе торчит из склонов.Самые крупные пруды – Чертановские и Кировоградские – заболочены и подпитываются водой только за счет осадков. Да еще весенний паводок подбрасывает немного мутной, с бензиновой пленкой, влаги.– В отобранных здесь пробах воды оказались превышены предельно допустимые концентрации нитридов, железа, ртути, – говорит ведущий [b]специалист Научно-исследовательского и проектно-изыскательского института экологии города Анна ВАНЬКОВА[/b]. – По содержанию тяжелых металлов Чертановские пруды мы отнесли к категории опасных водоемов, Кировоградские – к умеренно загрязненным. Не лучше и анализы донных отложений: во всех прудах микробиологические загрязнения превышают норму в десятки раз.А наш путь лежит дальше по течению, к Варшавскому шоссе. Преодолеваем еще один захламленный овраг, по склонам которого ютятся мириады гаражей и «ракушек», и вступаем на крышу огромного убежища, построенного прямо в историческом русле Городни для защиты гражданского населения в чрезвычайных ситуациях. Пересекаем Дорожную улицу – и перед нами еще два больших пруда, слившихся сейчас в мини-озерцо. Как утверждает городской атлас, здесь в Городню впадает ее крупнейший приток – Тепляковский ручей. Но ни руки, ни ручья не видно: над островками свалок (отходы свозились, наверное, не один десяток лет) возвышается Покровская церковь некогда существовавшего здесь одноименного села.На волю из бетонной темницы Городня выбегает только за улицей Подольских Курсантов – и сразу оказывается зажатой в тисках промзоны Чертаново. Пробежав немного вдоль железнодорожных путей, в Аршиновской роще (что недалеко от ул. Бехтерева) речка принимает в себя Котляковский ручей и в Царицыне приходит к очистным сооружениям. Хотя до устья отсюда довольно далеко, то что дальше по течению – уже не совсем Городня. Потому что давным-давно, еще при царе Алексее Михайловиче, ниже села Сабурова речной поток загородили плотиной. Заграждение «работает» и поныне сдерживает тысячи тонн воды Царицынских и Борисовских прудов, огромной лазурной запятой протянувшихся на добрый десяток километров к Братееву. И только после плотины Городня опять становится собой – торопливой говоруньей, которую, увы, мало ценят горожане. Через несколько километров, у самой МКАД она вливается в Москву-реку.– Городне можно вернуть полноценную жизнь, – считает Ираида Бойкова. – Часть речного стока для этого необходимо вернуть в систему существующих прудов, которые придется освободить от бетонных укреплений (в нынешнем, весьма потрепанном виде эти искусственные берега все равно не выполняют своей роли). В верховьях же, в Битцевском лесу, нужно будет перегородить течение искусственными перекатами, чтобы сделать русло более пологим. Конечно, потребуется соорудить дополнительные пруды, построить новые очистные сооружения, строго спросить с предприятий, загрязняющих низовья Городни. И обязательно надо восстановить пойму там, где она еще не до конца обезображена человеком.К счастью, таких участков на Городне пока достаточно: не случайно же в верховья еще и сейчас прилетают чайки с Царицынских прудов! Только кто даст на все это деньги? Ведь новый Водный кодекс разрешает заниматься реками только федеральной власти. Много ли у нее выпросишь?[b]По чьей милости Городня в грязнулях ходит?[/b]С таким вопросом мы обратились в государственное природоохранное учреждение «Мосэкомониторинг».– К сожалению, метод ручного отбора проб не позволяет найти источник загрязнения, поскольку до получения результатов проходит солидное время, – объяснила нам [b]специалист этого предприятия Лейла ИБАДОВА[/b]. – К тому же юридически можно доказать причастность того или иного предприятия к загрязнению водоема только в том случае, если налажен автоматический анализ непосредственно на водовыпуске. А в течении Городни таких точек нет.Если проанализировать данные анализов «Мосэкомониторинга» в устье Городни, выяснится: больше всего эта речка «дарит» Москве-реке железа, марганца, свинца, сульфидов, а также веществ, окисляемых сильными окислителями. Первые два элемента из этого списка чрезвычайно широко распространены в столичном регионе с доисторических времен, и тут вряд ли виноваты недобросовестные водопользователи. Из остальной «троицы» сильнее всего Городня загрязнена сульфидами: в прошлом году предельно допустимая концентрация по культурно-бытовым нормативам в низовьях устойчиво превышалась втрое.[b]СПРАВКА «ВМ»[i]Городня – второй (после Сетуни) по длине и расходу воды правый приток Москвыреки в черте столицы. В подземном коллекторе течет на протяжении 3450 метров (это почти половина общей длины реки от истока до впадения в Царицынские пруды).[/b][/i]

Подкасты