- Выключить коронавирус

Привет, бабуля! Мы из райсобеса

Два пациента с коронавирусом скончались в Москве

Анастасия Ракова сообщила о достаточном количестве коек для госпитализации пациентов

Коронавирус уложил Бориса Джонсона на больничную койку

Москвичей предупредили о резком скачке атмосферного давления

В профсоюзе таксистов рассказали о состоянии отрасли

Работающие в Коммунарке врачи объяснили, почему не боятся коронавируса

«Женщина с бородой»: что известно о погибшем в ДТП блогере Павле Петеле

Какую новую военную технику впервые покажут 9 мая

Соловьев осудил граждан, жалующихся на нехватку масок в аптеках

Жительница Китая рассказала, как страна справилась с эпидемией

Как будут отмечать Пасху в 2020 году

«Я хочу вернуть ее»: Башаров рассказал об отношениях с экс-женой

Что нужно успеть сделать москвичам до 1 мая

«Может остаться на руинах»: почему Лукашенко отрицает угрозу коронавируса

Стало известно, какие профессии могут исчезнуть из-за коронавируса

Привет, бабуля! Мы из райсобеса

[i]Сотрудники «Дежурной части» на телеканале «Россия» – люди, не представляющие жизни без криминала. С одной стороны, человеческие судьбы в критических ситуациях – это просто материал для репортажа, работа. С другой – это часть их жизни, формирующая собственный взгляд на мир. Зачастую с корреспондентами «Дежурной части», случаются истории более интригующие, чем можно увидеть, скажем, в «Ментах» или «Тайнах следствия». О том, как проходят трудовые будни в «Дежурной части», «ВМ» попыталась разобраться непосредственно «по месту работы» популярной программы.[/i] – А у нас все самое интересное: маньяки, педофилы, наркоманы, убийцы, – обнадеживает ваших корреспондентов телевизионный коллега Олег Мурашов и проводит нас на второй этаж здания ВГТРК, где располагается «штаб-квартира» «Дежурной части». – Я уже год здесь работаю. По специальности – электромеханик. Журналистское образование есть только у некоторых наших корреспондентов. Впрочем, и юридическое тоже не у многих. Главное – опыт, после двух лет работы уже разбираешься в Уголовном кодексе «на раз». Многие ребята пришли к нам из регионов, начинали стрингерами ([i]независимые журналисты[/i]. – [b]О. Н.[/b]). [b]РЕМАРКА 1.[/b] В [i]«Дежурной части» выпуски программы поочередно готовят две команды: женская и мужская. Сейчас очередь нести недельное дежурство прекрасных дам: выпускающий редактор, два режиссера и ведущая Татьяна Петрова.[/i] [b]Лишних вопросов не задаем[/b] Первое лицо в «Дежурной части» – [b]Андрей МЕДВЕДЕВ[/b], заместитель начальника службы выпуска Дирекции информационных программ. – На этой должности я полгода. Получилось так, что Юрий Шалимов, человек, который создавал «Дежурную часть», ушел на НТВ, возглавил там правовое вещание. С темой криминала я знаком не понаслышке. В 96-м году работал в программе «Дорожный патруль», тогда она выходила на ТВ-6, потом на НТВ в программе «Криминал», потом – военным корреспондентом «Вестей». [b]– Надо думать, вы работаете в тесном контакте с правоохранительными органами?[/b] – По сути, контакты были налажены до меня, я пришел на все готовенькое. Бренд у нас известный. «Дежурную часть» когда-то делала объединенная редакция МВД. Тогда ее вел еще Олег Аксенов и говорил в конце передачи свою известную фразу «До встречи в дежурной части!», Так что нас в МВД хорошо знают. Так уж исторически сложилось, что у нас народ к власти и к силовым структурам относится настороженно. Мы стараемся без пафоса показать работу нормальных людей, которые каждый день ловят злодеев. [b]– По-вашему опыту, наши милиционеры такие уж «нормальные»?[/b] – То, что они внятные и адекватные люди – это точно. У меня есть несколько товарищей, которые работают в МУРе. Один мой друг с детства хотел работать в угрозыске. Отслужил в армии, потом был постовым, потом – это просто легендарный случай! – он дождался на улице тогдашнего руководителя МУРа и внаглую напросился на работу. У него, действительно, небольшая зарплата, но он любит эту работу – и все. [b]– Помимо «официальных источников», откуда еще черпаете информацию?[/b] – Через хороших знакомых, через коллег-журналистов. Вот как с покушением на Чубайса было. Конечно, тогда его пресс-службе было не до нас. Поэтому ориентировались на информацию от знакомых, которым можно доверять. А откуда они узнали? Я не задаюсь, как правило, лишними вопросами. [b]– Есть какие-то общие правила, что можно показать в кадре, а что нет?[/b] – Это как совесть подскажет. Как правило, мы стараемся не показывать крупным планом трупы, расчлененку и прочие пакости. [b]РЕМАРКА 2.[/b] [i]Как удалось заметить вашему корреспонденту, еще одна специфическая проблема при подготовке репортажа к эфиру – невозможность «запикать» все экспрессивные выражения милиционеров, которые те используют во время погонь и задержаний.[/i] [b]У нас нормальная семья Татьяна ПЕТРОВА [/b]– женское лицо «Дежурной части», телеведущая. – На факультете журналистики МГУ, курсе на третьем, я начала интересоваться криминалом. Проходила практику в криминальных программах, потом вот осела на «России». Да и муж ([i]Эдуард Петров – программа «Честный детектив»[/i]. – [b]О. Н.[/b]) у меня тоже весь в криминальной теме. [b]– Что самое сложное в вашей работе?[/b] – Милиционеры – немного особенные люди, и с ними надо говорить на особом языке. Это свой сленг, свое представление о жизни и о мире. Иногда бывает, что с ними надо посидеть не один час, выпить, чтобы добиться информации. Если ты найдешь подход к ним, то будет работать гораздо легче. [b]– Скажите честно, кошмары по ночам не снятся?[/b] – Наша задача – информировать, и если бы мы пропускали через себя каждое преступление, то, конечно, тут бы долго не проработали. Вот посмотрите на мой монитор: банда – пять убийц, приговор фальшивомонетчикам, педофил, три бомбы… В принципе, набор преступлений ограничен. Единственное, что до сих пор меня доводит до слез, это сюжеты про брошенных детей, про жестоких родителей, которые забивают своих детей до смерти или, скажем, выбрасывают грудничков на помойку. Приходится даже в эфире сдерживаться, чтобы не расплакаться. А так я нормальный человек, и все у меня, кажется, с психикой, слава богу, в порядке. [b]– Это не перебор, когда в семье и муж, и жена «работают с криминалом»?[/b] – Познакомились мы, когда Эдуард был криминальным корреспондентом в программе «Времечко», а я туда пришла проходить практику. Эдуард много помогал мне поначалу, во многом благодаря ему я к криминальной теме пристрастилась. Сейчас бывает, что и мы ему с сюжетами помогаем. Прошел у нас короткий сюжет, скажем, про банду. Эдуард в своей программе может снять на эту тему развернутый фильм, расследование. Иногда бывает, что мы в программе используем его картинку (отснятый материал. – О. Н.). [b]РЕМАРКА 3.[/b] [i]За время нашего пребывания в «Дежурной части» Эдуард раза три забегал проведать жену. Татьяна простудилась, и Эдуард как любящий муж не мог оставить свою половину без опеки и внимания.[/i] – Дома тоже иногда общаемся на эти темы, но это не так, что я прихожу домой, рассказываю ему о мошеннике, а он мне об аферисте, и нам больше и поговорить не о чем. У нас совершенно нормальная семья, а общая специфика работы только еще больше сплачивает. Я знаю, насколько это тяжело, и могу его поддержать, он знает, как мне непросто. ([i]Улыбается[/i].) Поэтому у нас удачный союз. [b]РЕМАРКА 4.[/b] [i]В резиденции «Дежурной части» есть зона рекреации. За шкафом – кресла и диван, на которых отдыхают репортеры, операторы.[/i] – А тут мы еще и хлеб жарим, – говорит Андрей Медведев и показывает на видавший виды тостер. [b]Вокруг – опасно Маргарита МИРОНОВА [/b]– единственная девушка-корреспондент в «Дежурной части». Пользуется у коллег заслуженным уважением и регулярно получает комплименты от сослуживцев. – До меня в этой программе девушек-корреспондентов не было. Девушке действительно работать непросто. Мужчины-милиционеры с недоверием относятся к женщинам, считают, что это неженское дело, и если женщина пытается им заниматься, то «что-то с ней не то». [b]– С задержанными, наверное, не проще?[/b] – Часто задержанные очень хорошо знают свои права и Уголовный кодекс, особенно те, которые уже были судимы. Они с иронией относятся к журналистам, стараются не общаться и не показывать лица, чтобы их не узнали другие потерпевшие и на них не «повесили» «лишние» эпизоды. Расколоть» их можно попробовать несколькими способами. Пытаешься войти в доверие, например, сигаретой угостить, иногда этот простой «киношный» прием действительно срабатывает. Ну а если вижу, что доверительные беседы тут не помогут, то стараюсь говорить очень жестко. Был у меня такой эпизод с цыганкой: я пыталась ее шокировать, чтобы она хоть что-то сказала, кричала на нее, как городовой. [b]– Специфика работы не отражается на вашей нежной женской психике?[/b] – Честно скажу, у меня, да и у многих ребят развились профессиональные фобии. Когда я выхожу из машины, всегда оглядываюсь. Когда захожу в подъезд, сразу осматриваю темные углы. Если иду по улице, то настороженно отношусь к людям, которые идут сзади. Ведь часто происходят нападения на женщин, когда сзади бьют по голове и отбирают сумку. Со временем появилась даже такая навязчивая идея, что вокруг – опасно. Я думаю об этом практически все время. [b]– Есть профессиональные навыки, которые отличают корреспондентов вашей программы от прочих репортеров?[/b] – Как правило, нас смотрят преступники, поэтому одна из наших задач – не работать им на руку. Стараемся не раскрывать секреты других, более умных и находчивых мошенников, не выдавать секретов оперативного розыска. В редких случаях, если пропал человек, мы даем объявление в программе. Если потерпевшие опознают преступника в нашей передаче, мы помогаем им связаться с правоохранительными органами. Было у нас такое дело, в котором оказались задействованы милиционеры-гипнотизеры, и я связывала с ними зрителей. [b]РЕМАРКА-5.[/b] [i]Милиционеры-гипнотизеры совсем не плод досужих выдумок. Есть такое подразделение в МВД, которое помогает потерпевшим и свидетелям вспомнить информацию (детали, приметы преступника и т. п.) при помощи гипноза и даже элементов магии и парапсихологии.[/i] [b]Сколько раз насиловал? Дмитрий ГУСЕВ [/b]– специалист по «раскалыванию» преступников и неожиданным, порой анекдотичным ситуациям. Однажды, было дело, Дмитрию «под камеру» даже признался в изнасиловании преступник. – Была ночная съемка, приехали снимать насильника. На нем было два изнасилования в одном и том же месте. В разговоре со следователями он не сознавался. Получилось так, что во время съемки мне просто удалось поймать его на слове. Спрашиваю: за что задержан? «По подозрению в изнасиловании». – «Ну и сколько раз ты насиловал?» Он говорит: «Два». Сказал «два» на камеру, – теперь давай, рассказывай. Дальше следователи включились в дело. [b]РЕМАРКА 6.[/b] [i]Ловить на слове преступников Дмитрию удавалось трижды. Потом материал репортажа шел как доказательная база обвинения.[/i] – Среди преступников бывают плохие и очень плохие люди. Полные отморозки: а что, она мне не понравилась, я ее догнал и зарезал… Причем спокойно так говорят. А есть и такие, которые попались по глупости, вот их становится по-человечески жалко. Когда из-за собственной дури человек будет сидеть. И сидеть долго. Под Новый год мы делали сюжет «Самые нелепые преступления 2004 года». Пример: пришел человек из армии, выпил, угнал каток. Зачем он его угонял, у катка максимальная скорость – пять километров в час!? Другой случай: шел пьяный по улице, угнал машину скорой помощи, решил доехать с ветерком домой, забыл по пьяни куда ехал, нарезал круги по городу. Ну, его задержали, посадили за угон. Бывает, попадают корреспонденты и вовсе в анекдотичные ситуации. – Вот бабулька к нам обратилась. Восемьдесят лет. Говорит: звонили из райсобеса, хотят подарить холодильник. Мы проверили: в райсобесе – ни сном ни духом. У нас сразу подозрение: наверняка мошенничество, либо квартиру обчистят, либо на себя перепишут. Устроили с 10-м отделением МУРа на квартире у бабульки засаду: камеры наблюдения поставили, наружку – все как положено. Пришли эти «из райсобеса», с холодильником, – суют бабульке на подпись какие-то бумаги. Ну, мы думаем, точно: квартиру сейчас перепишут, а потом бабушку «тюк» – и квартира ушла. Оперативники достали пистолеты, мне тоже кинжал дали, чтобы я в задержании поучаствовал. Скрутили мы этих орлов. А оказалось, что на самом деле какой-то правительственный фонд бабушке холодильник подарил.

Новости СМИ2

Коронавирус

в Москве

206 +8 (за сутки)

Выздоровели

4484 +591 (за сутки)

Заразились

31 +2 (за сутки)

Умерли

Игорь Воеводин

Вся сила — в руках

Анатолий Горняк

Добро пожаловать в удаленное рабство

Илья Переседов

Быть хамом больше не круто

Ольга Кузьмина  

«Карантиновидение» вместо Евровидения

Екатерина Рощина

Год без 1 апреля: шутки закончились

Александр Хохлов 

Русские идут с подмогой

Камран Гасанов

Хотите — платите! США и саудиты капитулировали в нефтяной войне

Информация в оболочке. Ученые считают, что благодаря вирусам зародилась жизнь

Здоровый образ жизни: квест на выживание

Персональный курс. Медицина будущего должна лечить не болезнь, а человека

Генно-модифицированные продукты: страшный миф или научный прорыв?