Главное
Карта городских событий
Смотреть карту
Сторис
Легендарный «Москвич» вернулся

Легендарный «Москвич» вернулся

Какие города играли роль Москвы

Какие города играли роль Москвы

Кого нельзя сократить?

Кого нельзя сократить?

Звезды, которые стали блондинками

Звезды, которые стали блондинками

Отцовство в зрелом возрасте

Отцовство в зрелом возрасте

Судьбы детей-вундеркиндов

Судьбы детей-вундеркиндов

Пары, которые быстро развелись

Пары, которые быстро развелись

Как рок-н-ролл пришёл в СССР?

Как рок-н-ролл пришёл в СССР?

Где в мире заблокированы соцсети

Где в мире заблокированы соцсети

Как защитить машину от угона

Как защитить машину от угона

Не трель, а дрель

Развлечения
Не трель, а дрель

[b]Свой первый «ход конем» на посту главного режиссера Пушкинского театра Роман Козак сделал на сцене филиала с малоизвестной японской пьесы «Академия смеха» (там цензор заставляет драматурга переписать пародию на «Ромео и Джульетту» в «патриотическом ключе») и с известных фамилий (Николай Фоменко и Андрей Панин). Козак начал и выиграл.[/b]Второй ход выглядит зеркальным отражением первого: «Ромео и Джульетта», много неизвестных фамилий (чуть ли не каждый второй, включая заглавных героев, студент Школы-студии МХАТа) и основная сцена.Премьерная публика разбавлена старшеклассниками и бомондом (Татьяна Догилева, Валерий Гаркалин и другие) – и первым, и вторым спектакль Козака интересен. Результат пока похож на боевую ничью.Джинсы и топики, заточки в карманах и современные ритмы заставляют вспомнить фильм База Лурмана «Ромео + Джульетта» с Леонардо ди Каприо. Но это лишь внешнее сходство. Фильм был сделан в эстетике клипа, а текст Шекспира расцветал на этом фоне, как диковинный цветок на городском пустыре, и от этого сочетания рождался довольно сильный эффект. Спектакль же Козака, напротив, выглядит очень обстоятельным. Но драйва, эмоциональной агрессии, которые необходимы этой пьесе как воздух и которыми полны многие другие постановки Козака (та же «Академия смеха» или «Лесная песня» во МХАТе), спектаклю пока не хватает, хотя, казалось бы, все необходимое для этого было сделано.А теперь о хорошем. «Ромео и Джульетта» – не только премьера спектакля, но и премьера замечательного перевода современного автора из Калуги Осии Сороки (следующим на московской сцене должен появиться его «Король Лир»). Текст, точно скачущая кардиограмма, то взмывает в поэтическую выспренность, то срывается в приземленную конкретику современного языка: «То жаворонок, у него не трель, а дрель – она вонзается мне в уши». Перевод-лихорадка, сродни той, что вспыхнула у двух подростков, заставив их за четыре земных дня прожить целую жизнь.Шекспировских подростков играют почти что их ровесники – третьекурсники Сергей Лазарев и Александра Урсуляк – юные, легкие, азартные. Александра Урсуляк смотрится чуть выигрышнее, но ведь и господин Шекспир написал для нее более выигрышную роль. Шаловливая девчонка, что задирала уютную, дородную няню (Наталью Николаеву) и вертела пальцами стрелки часов, торопя приход ночи, враз взрослеет от няниного предательства. Ясно понимая, что за любовь свою придется бороться с целым миром – ни больше, ни меньше.Спектакль безукоризненно красив (если не считать пару аляповатых женских костюмов). Да он и не мог получиться другим, ведь за дело взялись сценограф Георгий Алекси-Месхишвили (хрупкие строительные леса-вершины, слюдяные двери-лабиринты) и режиссер по пластике Алла Сигалова.Здесь дерутся в стиле восточных единоборств. На балу у Капулетти плетут узоры-хороводы из разноцветных обручей. А после пронзенный насмерть Меркуцио (обаятельно-брутальный Александр Арсентьев) вместе в отповедью «чума на оба ваши рода» швырнет эти обручи, детские игрушки, и они сиротливо раскатятся по сцене. От первого поцелуя Ромео и Джульетта в буквальном смысле воспаряют, взлетая на веревочной лестнице. А первую и последнюю брачную ночь вытанцовывают в порывистом и нежном танце в стиле contemporary dance, который очень точно переводит на язык тела шекспировские строчки: «Скрой, как горит стыдом и страхом кровь, покамест вдруг она не осмелеет и не поймет, как чисто все в любви».

Подкасты