Главное
Карта городских событий
Смотреть карту
Сторис
Эпоха Старбакс и Макдональдс

Эпоха Старбакс и Макдональдс

Кто придумал Последний звонок?

Кто придумал Последний звонок?

Легендарный «Москвич» вернулся

Легендарный «Москвич» вернулся

Какие города играли роль Москвы

Какие города играли роль Москвы

Кого нельзя сократить?

Кого нельзя сократить?

Отцовство в зрелом возрасте

Отцовство в зрелом возрасте

Судьбы детей-вундеркиндов

Судьбы детей-вундеркиндов

Как рок-н-ролл пришёл в СССР?

Как рок-н-ролл пришёл в СССР?

Где в мире заблокированы соцсети

Где в мире заблокированы соцсети

Как защитить машину от угона

Как защитить машину от угона

И ВСЕ-ТАКИ ОНА ВЕРТИТСЯ!

Развлечения

[b]А. Островский.«Доходное место».Режиссер Константин Райкин.«Сатирикон» [/b][i]Молодой человек был талантлив и образован, но его образование ничего не стоило в современной ему жизни (скольким молодым ученым, художникам, учителям этот сюжет покажется сегодня до боли знакомым). У него были идеалы и принципы, но он женился по любви на очаровательной мещаночке, которой внушили совсем другие ценности. И оказалось, что молодой человек готов предать самого себя, оправдывая такое предательство любовью. И только крах его родственника и антипода — всемогущего коррупционера — удерживает молодого человека от морального падения.У Островского если пресловутое добро и побеждает зло, победа эта весьма относительна и зависит не столько от человека, сколько от стечения обстоятельств.[/i]Человек же у него и слаб, и сложен, и противоречив, чем всегда безумно интересен.У «Доходного места» богатая история запретов – начиная с запрета на самую первую постановку за несколько дней до премьеры в Малом театре («за обличение чиновничества») и кончая снятым спектаклем Марка Захарова с Андреем Мироновым – Жадовым в Театре сатиры. Островский и впрямь дал повод цензорам запрещать пьесу, полную обличений во взяточничестве, коррупции и круговой поруке – всей той среды, в которой чуть было не погиб молодой идеалист Жадов.Но Константин Райкин пошел другим путем. Его интересовало не столько, так сказать, бичевание пороков общества, не антагонизм правдолюбца Жадова (Денис Суханов) и стяжателей-карьеристов Вышневского-ЮсоваБелогубова. Сколько относительность чьей бы то ни было правоты, и «милость к падшим», и человеческая взаимозависимость, которая оказывается сильнее социальной ненависти. И потому старому чиновнику Юсову (Алексей Якубов в очередь с Григорием Сиятвиндой играют его таким прожженным осторожным «партийцем», который всплывает при любой власти) так больно от того, что этот молодой «демократ» Жадов его презирает. И для лощенного, как сотрудник МИДа, дяди-коррупционера Вышневского (Юрий Лахин) моральное падение некогда ершистого и смелого племянника страшнее личного краха или измены жены, точно это гибель его последней надежды. И книжный идеалист Жадов именно ему, своему антиподу, бросится целовать руки, благодаря за самый главный урок чести, который ему не преподали ни в одном университете. Здесь все страдают вне зависимости от своих представлений о достоинстве и чести. И всех жалко.«Доходное место» — спектакль-вихрь, спектакль-кружение. Почти лишенный быта (лишь немного легкой мебели на колесиках, которая в финале взмывает вверх). Выдержанный в единой аскетичной гамме черно-серых тонов «приличного общества» (только желтый плащ Жадова – «луч света в темном царстве»).Весь наполненный веселыми репризами, которые только оттеняют его основную грустную тональность (роскошная пьяная – как выход медведя на ярмарке — пляска Юсова; демонстративно-сердобольное мытье полов мамаши-комиссарши Кукушкиной (Анна Якунина), бесстыдно задравшей юбку перед непутевым зятем Жадовым; ирония слуг, которые постоянно опрокидывают высокие страсти господ в карнавальную пародию). И этот точно найденный образ вихря как нельзя лучше выражает основную «формулу» нового «Доходного места» — круговорота человеческих взлетов и падений – чем ниже ты падал, тем острее почувствуешь вкус взлета.

Подкасты