Главное
Карта городских событий
Смотреть карту

МЕТЕОР РАЗИТ НАОТМАШЬ

Развлечения

[b]Ф. Дюрренматт. "Метеор". Режиссер А. Житинкин.Театр на Малой Бронной[/b][i]Метеор — художник-неудачник в прошлом и успешный до обладания Нобелевской премией писатель в настоящем Вольфганг Швиттер, который разочаровался во всех жизненных ценностях и возжаждал смерти. Швиттер очень старается умереть, но умирают все, кто оказывается рядом, кого угораздило попасть, так сказать, на траекторию полета метеора. Швиттер же остается живее всех живых. Андрей Житинкин преподнес эту роль премьеру своей труппы Льву Дурову в подарок на юбилей.[/i]Итак, непризнанный бородатый авангардист (Владимир Ершов) в духе кубистических картин Пикассо рисует, пританцовывая от вдохновения, свою обнаженную жену (Татьяна Лозовая), когда в его мансарду вваливается Швиттер, о смерти которого уже успели написать газеты. Писателю, видите ли, захотелось умереть там, где он когда-то жил и был молод, беден и, возможно, счастлив. Человек, уже заглянувший в глаза смерти, да еще и с нобелевскими премиальными в чемодане, вызывает подобострастное участие у бедной четы. Швиттер совершает много моральнонравственных поступков — например, сжигает последнюю рукопись (я, мол, выдавая в год по книге, потерял душу), сжигает ненавистные деньги, открывает глаза бедной натурщице-жене на бездарность ее мужа. Ну просто Толстой, уходящий из Ясной Поляны (кстати, именно Толстого, и именно уходящего из Ясной Поляны, Лев Дуров уже играл).Швиттер упорно укладывает свое энергичное тело в постель, а смерть — как сон к неврастенику — все не идет и не идет. Зато, к нарастающему ужасу писателя, вокруг него один за другим умирают или исчезают другие.Священник, поверивший в воскресение из мертвых (Никита Салопин), — от инфаркта на почве восторга. Отравившаяся жена, бывшая «девушка на час», (Екатерина Дурова, дочь юбиляра) — оттого, что «чувство имела». Ее мать (Ирина Кириченко, жена юбиляра), заведующая сортиром и обладательница парочки особняков, — от горя на старости лет. Знаменитый врач (Виктор Лакирев) — от профессионального конфуза: ни смерть Швиттера не смог правильно констатировать, ни вылечить (нельзя же именитому больному выздоравливать вне клиники). Ну и так далее.«Драматург видит и отражает одни и те же явления действительности одновременно в комическом и трагическом свете, причем комическое и трагическое не умаляют, а только усиливают друг друга», — просвещает публику текст из программки. Но дело в том, что комическое не только не усиливает трагическое, а попросту отсутствует. Не считать же «комическим» режиссерско-редакторские «находки», вроде венков от Союза театральных деятелей и Гильдии киноактеров. Из комедии Дюрренматта Андрей Житинкин то ли принципиально не захотел, то ли не сумел извлечь комическое. Трагедией, разумеется, от этого нагромождения смертей тоже и не пахнет. «Метеор» от Житинкина получился пафосным и тяжеловесным морализаторством о муках совести за бесцельно принесенные другим страдания и душераздирающем страхе бесконечности.Надо отдать должное Андрею Житинкину, он искренне (это чувствуется) старался сделать подарок Льву Дурову — самому значимому и знаковому актеру на Бронной. И дать ему роль, где есть место для всего — философии, сарказма, клоунады, мелодрамы (самая душещипательная сцена выстроена на отца и дочь Дуровых), и даже эротики (приятно же сыграть, как твой герой по-мужски умело, парой безапелляционных скупых приказов, соблазняет обнаженную красавицу). Но снова скроил спектакль по своему отработанному усредненному лекалу. Допустим, финал Житинкин нередко делает так: главный герой взывает к небесам, а те отвечают россыпью — например, конфетти, лепестков роз или, как в данном случае, золотых блесток.

Подкасты