Главное
Карта городских событий
Смотреть карту

Роман о Романцеве с печальным эпилогом

Спорт
Роман о Романцеве с печальным эпилогом

[b]То, что Олег Романцев, проработав только половину первого круга в столичном «Динамо», подал в отставку, неожиданностью для автора этих строк не стало. Более того, еще перед началом сезона я предлагал коллегам организовать мини-тотализатор с вопросом: «После какого тура Олег Романцев уйдет в отставку»? И дело тут не в какой-то гениальной прозорливости журналиста. Просто тренерский путь Романцева начиная, пожалуй, с 1996 года, предполагал такой финал его карьеры.[/b]То, что это действительно финал, фиаско, крах – выбирайте любое слово, – не отрицают даже самые ярые и слепые поклонники этого специалиста.Уверен на сто процентов, что все последующие его попытки также обречены на неудачу. И практически на сто процентов уверен, что попыток этих у него уже не будет. И в первую очередь из-за того, что Романцева не рискнут пригласить руководители клубов: затрат, требований и надежд много, а в итоге – одни разочарования. За три-четыре года Олег Иванович Романцев превратился в глазах всех специалистов, журналистов, футбольной общественности из тренера-победителя в тренера-неудачника. Его карьера официально закончилась в 51 год (фактически гораздо раньше). Считающийся молодым наставником Валерий Петраков из «Москвы» моложе Романцева всего лишь на четыре года. Петренко из «Торпедо» – на год. Его ровесник Валерий Газзаев выигрывает кубок УЕФА. Практически одного возраста с Олегом Ивановичем и Старков, который только-только начинает свою карьеру. Юрий Семин и вовсе старше, но находится на пике своей карьеры. Старше Романцева по возрасту даже новый рулевой «Локомотива» Владимир Эштреков. Словом, «полтинник» для тренера – не возраст. Для тренера нормального, прогрессирующего. Романцев же – регрессирующий. И путь этот начался отнюдь не с 2002 года, как склонны считать многие специалисты и мои коллеги – журналисты. На мой взгляд, он начался гораздо раньше. После Евро-96.[b]Под оком Старостина[/b]Романцева в бытность игроком уважали все. Он был настоящим капитаном того полюбившегося практически всем бесковского «Спартака». Он не блистал филигранной техникой, как Черенков, не имел той игровой мудрости, как Гаврилов, и не был наделен таким футбольным даром, как Хидиятуллин. Но он запомнился какой-то особой надежностью, если хотите, основательностью. На поле Романцев сочетал неуступчивость с интеллигентностью. Защитник красно-белых не боясь смело шел во все стыки, стараясь при этом сыграть по правилам, и никогда, что называется, «не косил» противостоящего ему форварда соперника. Такие «технари» 70–80-х, как Гуцаев, Газзаев, Оганесян, Евтушенко, говорили, что Романцев играет жестко, но честно, и практически никому из них не удавалось сделать из будущего многолетнего наставника «Спартака» «клоуна».Закончил он играть в 29 лет. А так как был, пожалуй, самым образованным футболистом (не по наличию диплома, а по уровню знаний и начитанности), то поступил в аспирантуру и даже начал готовить кандидатскую диссертацию. Может быть, он стал бы со временем либо хорошим педагогом-теоретиком, либо футбольным функционером.Не исключено, что сейчас место Колоскова занял бы не Мутко, а Романцев. Но он выбрал другой путь, и этот выбор принес ему европейскую славу.Все знают, что именно Николай Петрович Старостин порекомендовал молодому аспиранту все-таки попробовать себя на тренерском поприще и устроил его в «Красную Пресню», которая на тот момент считалась дочерней командой «Спартака». Затем транзитом через владикавказский, тогда еще орджонекидзевский, «Спартак» Романцев оказался в «Спартаке» московском. В 35 лет. После многолетней работы легендарного Бескова, который и сделал красно-белых «народной командой».В той ситуации в 1989 году, Романцев, нужно отдать ему должное, вел себя адекватно и достаточно скромно.И, самое главное, он тогда еще не растерял свою доброжелательность и интеллигентность. Помнится, когда «Спартак» приехал в Волгоград, то тысячи людей пришли на тренировку красно-белых и были просто очарованы тем, как Романцев во время тренировки общался с футболистами. «Ребята, пожалуйста, отработаем длинные пасы», «Прошу, отработать удары» и так далее. И было видно, что Черенков, Бубнов, Шмаров, Кузнецов стараются изо всех сил. Им, титулованным спортсменам, было что доказывать. Буквально за две недели до этого Бесков заявил, что без него эти футболисты и эта команда ничего не добьются. Естественно, эти слова задели футболистов за живое, и они стремились доказать мэтру, что они и «сами игрочки ничего». А заодно и нового наставника поддержать. Тем более что тот после Константина Ивановича выглядел гораздо более демократичнее, доверительнее и проще. Ну а победы, которые стали одерживать спартаковцы под руководством молодого тренера, говорили сами за себя.Поэтому и симпатизировали «Спартаку» в те годы в стране, что, помимо красивой игры, руководство и футболисты уважали болельщиков и журналистов. Именно это качество прививал в течение семи десятилетий своим подопечным Николай Петрович Старостин. И то чемпионство 1989 года все поклонники красно-белых восприняли в первую очередь как аванс для молодого тренера, приписав основную заслугу Старостину и футболистам. Между прочим, тогда и Романцев против такой трактовки не возражал.Через несколько лет все перевернулось на 180 градусов. От отношения к болельщикам, журналистам, собственным подопечным и ветеранам до осознания собственного величия и непогрешимости.[b]От «народной команды» до «красно-белого апломба»[/b]Романцев постепенно становился полновластным хозяином популярной команды, которая к тому же, особенно в первые годы его работы на посту главного тренера красно-белых не имела конкурентов на внутренней арене. Не умаляя тренерского мастерства Романцева, все-таки следует отметить, что долгое время у красно-белых просто не было достойных конкурентов. И не было по объективным причинам. Бросившие вызов провинциальные «Алания» и «Ротор» добились локальных успехов, которые им аукаются до сих пор.Относительно легкие успехи (команда напрягалась во внутреннем чемпионате считанное количество раз) развращали и тренера, и футболистов.Любое поражение наставник красно-белых объяснял происками судей, невезением и другими обстоятельствами. И это не то похвальное качество, когда наставник не любит проигрывать. Проигрывать не любит никто. Между НЕ ЛЮБИТ И НЕ УМЕЕТ ДОСТОЙНО – большая разница. А Романцев практически никогда не признавал мастерства соперника. Наоборот, неоднократно приходилось слышать, причем не только в кулуарах, презрительное, сказанное сквозь зубы: «Кому проиграли! Колхозникам!» Дальше – больше. Следующие, кто не угодил «царю» Романцеву, были журналисты. При этом коллеги по перу в большинстве своем были лояльны к красно-белым, а интервью с Олегом Ивановичем было для них, наверное, высшим журналистским счастьем.Однако Романцев, сосредоточивший в своих руках в клубе все должности, являясь наставником сборной страны, признавал уже только одну форму общения: безоговорочное подчинение со стороны всех причастных к футболу людей, контроль над судьями, постоянная похвала журналистов. Шапка Мономаха оказалась для него слишком тяжела и непосильна.После триумфа 1995 года, когда «Спартак» прошел групповой этап Лиги чемпионов (шесть побед в шести матчах) и чуть ли не вся Европа считала москвичей главными претендентами на победу, с подачи Романцева были распроданы во второразрядные европейские клубы ведущие игроки: Черчесов, Кульков, Юран, Онопко. Поговаривали, что одного из руководителей клуба убили из-за каких-то долгов Олега Ивановича и он якобы из-за этого и продал игроков. Говорилось и о политических моментах, будто бы «Спартак» финансировал каких-то людей для избрания в Госдуму. Словом, слухов было предостаточно.Скорее всего, за ними ничего не стояло, но факт остается фактом: продав ведущих игроков, Романцев снял с себя полномочия главного тренера команды, оставшись президентом. Он это объяснил тем, что хочет сосредоточиться на сборной, которая должна выступать на первенстве Европы. Обескровленный «Спартак» принял его ближайший помощник Георгий Ярцев.И наступивший 1996 год стал окончательным поворотом во взаимоотношениях Романцева практически со всей футбольной общественностью.Провалив чемпионат Европы, Олег Иванович обвинил во всем игроков, и многие из них также в открытую выразили ему свои претензии. Когда же Георгий Ярцев со своим «детсадом» выиграл золотые медали, Романцев сообразил, что и с этими футболистами можно спокойно побеждать дома. Он не постеснялся как президент освободить тренера-триумфатора и занять его место. Ярцев внешне пережил все спокойно и прокомментировал сложившуюся ситуацию корректно. Но практически всей футбольной Москве стало известно, что их многолетняя личная и семейная дружба дала не трещину даже, а создала пропасть. Именно тогда и отвернулись от Романцева многие болельщики, которые болели за красно-белых ни один десяток лет.Имею в виду не только себя. Знаю немало людей, которые сделали то же самое. Тем более что перед глазами оказался «Локомотив» и кропотливая работа тандема Семин – Филатов.Но это был только один из шагов в деле отторжения Олега Ивановича от симпатий многих людей. Именно тогда, во второй половине 90-х годов, стали высказывать свои обиды и ветераны-спартаковцы. Для них оказывались закрытыми ворота базы, которая на протяжении десятков лет была родным домом. Ловчев, Бубнов, Исаев возмущались поведением президента футбольного «Спартака». Футбольный клуб отделился от спортобщества и стал самостоятельной единицей не только в финансовом, но и в общечеловеческом плане. А ведь дружба всех спартаковцев и уважительное отношение к ветеранам была одним из краеугольных камней политики Николая Старостина.Именно тогда Романцев начал проявлять прямо-таки хамство (иного слова и не подберешь) по отношению к журналистам, а через них и ко всем болельщикам. Он публично заявил, что, несмотря на утвержденный регламент, не будет посещать послематчевые пресс-конференции, а штраф (тогда он составлял 10 тысяч рублей) готов платить из своего кармана. Здесь кроме морального, этического был и социальный аспект. После дефолта люди в России, особенно в провинции, жили очень тяжело. Десять тысяч рублей тогда были громадной суммой и, конечно, заявление о том, что после каждой игры он готов выкладывать эту сумму из своего кармана (а игр в сезоне тридцать), было воспринято как каприз загулявшего барина, относящегося к остальным, как к холопам. Дошло до того, что сборная команда, руководимая в то время Романцевым, объявила бойкот журналистам. Случай неслыханный! И недопустимый в цивилизованном обществе! Его отношение к людям вылилось в конце концов и в отношении к своим подопечным. Он не стесняясь в выражениях назвал «отыгранными» ряд футболистов, в том числе и всеобщего любимца Андрея Тихонова, который сейчас собирается вместе с «Химками» выиграть Кубок России.Отношение Романцева к людям бумерангом ударило не только по нему, но и по команде. Тем более что кое-кто из тогдашнего «Спартака» в чем-то стал подражать своему наставнику, игнорируя любителей автографов, журналистов и неуважительно отзываясь о соперниках. Тогда-то, в конце 90-х, и появилось и пошло выражение «спартаковский апломб».[b]Фиаско «злого гения»[/b]Вся деятельность Романцева привела к закономерному исходу. Он остался в одиночестве. И дефицит общения стал компенсировать другим, чисто российским способом. За человеческим фиаско началось и фиаско профессиональное. Ведь единомышленников у него практически не осталось и в футболе. А время на месте не стоит.Коллеги-журналисты сейчас пишут, что он остался в другом времени, работая по старинке, и не сумел уловить новых реалий. Мне кажется, что это не совсем точно. На мой взгляд, Романцев НЕ ХОЧЕТ принимать новых реалий. Он до сих пор говорит, что у него, например, есть предложения от сборной Германии, но «все зависит от условий».После чемпионата мира 2002 года в одном из немногочисленных интервью Романцев заявил, что он «не сделал ни одной ошибки. Ни одной! Раскаиваться не в чем». Человек совестливый и умный всегда учтет свои ошибки, признает их и попробует исправить. Пример Газзаева у всех перед глазами. Романцев же свои ошибки не учел, не признал и не попробует исправить.Многие коллеги сейчас утверждают, что Романцев был гением своего времени. С этим можно согласиться. Но он был ЗЛЫМ ГЕНИЕМ. Человек сделал практически невозможное: умудрился отторгнуть от «Спартака» всех, кого только можно, умудрился сломать и развалить все то, что было сделано за семь десятилетий. Только сейчас, спустя почти три года после его ухода, новое руководство восстанавливает доброе имя и имидж «Спартака». Но футбольный Бог видит все. Романцев проиграл и как профессионал, и как человек.

Подкасты