Главное
Карта городских событий
Смотреть карту

А был ли череп?

Развлечения
А был ли череп?

[b]После «Мумии» и «Лары Крофт – расхитительницы гробниц» нашего зрителя сложно удивить чем-то потусторонним. Однако шеренге импортных мертвяков и вампиров впору потесниться – на сцену выходит отечественный ужастик, вылепленный из беззаконной эксгумации, таинственной расчлененки, циничного пофигизма и страшилок ОГПУ–НКВД – «Голова классика». Словом, шабаш на родном некрополе…[/b]Вообще-то история, которая легла в основу картины Валерия Лонского (в первоначальном варианте она называлась «Голова Гоголя»), очень даже темная. Якобы в 1909 году, когда к столетнему юбилею писателя решили реставрировать его могилу на территории Донского монастыря, известный театральный меценат и коллекционер Бахрушин самым несолидным образом, подкупив могильщика, приватизировал череп классика. На память, видимо. А пропажу сию обнаружили лишь в 1931 году, когда большевики задумали перенести останки Гоголя на Новодевичье кладбище. То, что головы в гробу не оказалось, зафиксировано свидетелями чекистской эксгумации. Ну а был ли причастен к этому акту вандализма знаменитый коллекционер, останется на совести Лонского, выступившего и в качестве сценариста. Собственно, поиски пропавшего черепа классика и зацементировали сюжет.За драгоценными останками гоняются две команды параллельно – в тридцатые годы и в наше время. В первом случае – следователь-большевик Буланов (Дмитрий Ульянов) – как водится, «чистые руки, горячее сердце, холодная голова» вместе с подругой (актриса МХТа Ольга Литвинова), подстегиваемый грозным начальником под портретом Сталина – очень убедителен, даже страшен здесь обычно веселый и добродушный Сергей Баталов. Во втором – один из потомков Бахрушина, театральный администратор, playboy местного разлива, веселый раздолбай Полутанцев (Дмитрий Орлов). Не сам, конечно, а по заказу своего старого приятеля, ныне богатой нефтяной пиявки (Влад Ветров).Интриги пересекаются, накладываются друг на друга, путаются. В результате выходит такая комедия положений с легким привкусом чертовщинки – тем более, как известно, сам Николай Васильевич относился к своей предстоящей кончине весьма неоднозначно… Отдельное спасибо за постельную сцену, из которой мы понимаем, что не только из гвоздей сделан наш следователь Буланов. Который тем не менее сдает в сторону Соловков и монахов Донского монастыря и примкнувших к ним. История, кстати, реальная – и здесь изумительно хорош в эпизодической роли старца Лев Борисов – глаз не отвести. Глыба, матерый человечище, восходящий на свою Голгофу… На фоне таких личностей смотрится пигмеем суетливый Полутанцев, втягивающий в свои махинации двух кузин (Любовь Германова и Татьяна Кравченко). Германова здесь на высоте – сыграть одновременно отсутствие любви, ее ожидание и веру в нее – не каждой актрисе дано. Вообще лирические линии – наверное, самое ценное в фильме. А вот когда герои-циники шутят по поводу искомого черепа и его судьбы – как-то не по себе… Хотя понимаешь законы фантасмагории и все такое. Но вот с Ларой Крофт у меня таких проблем не было… Но ведь там и гробы не отеческие…Кстати, сам режиссер уверен, что зритель уже по уши наелся детективных и мистических фильмов, а вот подобными историями еще не сумел пресытиться: «У нас свободный, вольный стиль». Может, оно и так. Но чувство замешательства и ступора – не самое тонкое послевкусие.Начинаешь думать о жанре и становишься в тупик. Трагифарс? Фантасмагория? Социальный ужастик? Все не то… Понимаешь вдруг, что из лучших побуждений можно запросто оказаться в поле анекдота, на грани фола – но в области, где кощунствовать опасно. Не зря же, наверное, на стенках египетских саркофагов вырубали проклятия взломщикам могил. А выходит, мы засунули свой нос куда не следует трижды, за компанию, как говорится.Сначала с Бахрушиным. Потом с чекистами-гуманистами в 31-м – особенно жутка сцена, когда камера долго всматривается в чрево вскрытого гроба, как бы пытаясь идентифицировать кости в лохмотьях. Наконец, в начале нынешнего века – когда священный череп запросто кочует из одного саквояжа в другой… В общем, беременным и детям не рекомендовала бы этот опыт – как бы чего не вышло….Хотя остроумный финал несколько примиряет с сомнительной фабулой. Героиня Литвиновой врывается из того времени в наше – несется точнехонько по направлению к Суворовскому бульвару. Как знала. Там благородный бомж (выразителен и точен Виктор Бычков) зарывает, наконец, драгоценные кости в подножие памятника.Именно того, где Гоголь, сидя, грустит, свесив свой невозможный нос… Сдается, все размышляет: куда ж ты несешься, Русь-тройка, на своих «мерсах» и «бумерах»? Неужто в сторону такого эксгумационного кино?

Подкасты