Главное
Карта городских событий
Смотреть карту

Эпидемия воровства мобильников захлестнула столицу

Общество
Эпидемия воровства мобильников захлестнула столицу

[i]Украли мой мобильник нагло, в приличном вроде бы офисе. Как потом оказалось, здесь за последний год это далеко не первый случай. Ладно, я сама растяпа, оставила трубку на видном месте. Но ведь сперли дорогую модель и заодно кошелек у одного из руководителей фирмы – из отдельного кабинета. Кто-то уверен, что крадут «пришельцы», хотя проникнуть на территорию без специального пропуска невозможно. Другие намекают на «своих», но это было бы вообще из рук вон – не столь уж много в офисе сотрудников, все друг друга знают. Так или иначе, но вора не нашли.[/i][b]Легко украсть, легко продать[/b]Конечно, что я сделала сразу после обнаружения пропажи, – заблокировала SIM-карту, чтобы, во-первых, мерзавец-вор не ползал по моим памяткам и, во-вторых, не наговорил мне, как моему так же пострадавшему коллеге, на 520 долларов за один присест (потом оказалось, меня тоже нагрели рублей на 400).Кроме того, сообразив, что без мобильника не состоятся многие контакты, немедленно побежала в магазин и купила новую трубку (опять большие непредвиденные расходы), чтобы с завтрашнего дня быть на связи. А чувство гадливости никак не проходит.Самое противное, что найти похитителя вроде бы практически невозможно, и он этим пользуется, воруя и продавая, воруя и продавая. Одна надежда – когда-нибудь да попадется.То, что происходит с мобильниками, называют эпидемией. Эпидемия покупок: только на легальный рынок, по данным Комиссии по безопасности Мосгордумы, в 2004 году в Россию из зарубежья было поставлено около 27 млн. мобильных телефонов, тогда как в 2003-м – около 16, 5 млн. устройств. Ожидается, что в 2005 году этот показатель составит 32 млн. штук. Эпидемия криминала: в 2004 году в Москве было зарегистрировано в общей сложности 23 584 преступления, связанных с мобильными телефонами, из них почти 20 тысяч составили грабежи и кражи. Дело в том, что сотовый не только легко украсть, но так же легко продать.[b]Конфиденциальность и криминал [/b]жас в том, что дело не ограничивается простым воровством. Например, завистливые подростки, которым мама с папой купить мобильник не могут, доходят и до более страшного: недавно в Москве двое школьников зарезали в подъезде своего 12-летнего одноклассника из-за мобильного телефона, которым тот опрометчиво похвастался.Председатель Комиссии МГД по безопасности Инна Святенко рассказывает:– На встречах с председателями родительских комитетов постоянно подчеркивается не только факт повального воровства мобильных телефонов у школьников, но и причинения им тяжелых увечий. У этой проблемы два аспекта. Во-первых, операторы не хотят взаимодействовать с правоохранительными органами, ссылаясь при этом на наиболее удобные для них законы – например, об обязанности хранить конфиденциальную информацию о своих клиентах и не допустить ее утечки «налево», как это происходит с различными базами данных ГИБДД, МВД и прочих госструктур, – и игнорируя при этом остальные. К тому же сетевики сетуют на отсутствие лишних денег на организацию внутренних служб поддержки правоохранительных органов. Во-вторых, сотовые телефоны в Москве – уникальный по ликвидности товар, который можно мгновенно сбыть с рук.Безусловно, необходимо упорядочить торговлю подержанными аппаратами. Поэтому недавно комиссия провела заседание с участием представителей правоохранительных органов и действующих в столице операторов сотовой связи. Его целью стала выработка мер, призванных обуздать вакханалию. Разработан проект специального городского закона.[b]В Лондоне за это сажают[/b]Я вообще не представляю, как теперь можно жить без мобилы. Езжу много. И как же это замечательно – не метаться, скажем, по Алтаю, Байкалу, а то и Милану, Парижу или Барселоне в поисках заветного автомата телефонной связи, а элементарно нажать на кнопочку лежащей в кармане трубки и услышать родные голоса.Между прочим, массовые кражи мобильных телефонов даже в Великобритании, где я в момент публикации этого материала как раз нахожусь, достигли таких масштабов, что правительство готово идти на крайние меры. Как сообщает The Register, британские власти признали, что в стране каждый год воруют до 700 тысяч мобильников. Особенно остро эта проблема стоит в Лондоне.Хорошо бы этих искусников привлекать к суду, подумало английское правительство и разработало соответствующий закон. Теперь в Великобритании перепрограммирование телефона считается преступлением, за которое можно получить полтора года лишения свободы.У нас в Москве, по некоторым данным, каждая четвертая проданная трубка – ворованная. Больше всего «мобильных» преступлений, по данным той же комиссии Мосгордумы, совершается в Восточном, Южном, Центральном и Юго-Восточном округах. Хотя от того, что трубку могут вырвать из рук, не застрахован никто.[b]А зачем терять барыши?[/b]Неужели, спросите вы, действительно с этим ничего нельзя поделать? Можно, было бы желание. Но такого желания у сетевиков нет, и понятно почему. Представляете, какие можно наварить барыши, продавая одну и ту же трубку несколько раз? Чего там возиться, предлагая новые мобильники, если черный рынок работает четко: вы приносите трубку, вам за нее отстегивают деньги, совершенно не заботясь о том, где вы ее взяли. Причем, как выяснилось, принимают бывший в употреблении телефон долларов за 20, а выставляют на продажу за все 100. И никаких документов не требуют. Хотя, по уму, должны бы попросить паспорт на трубку и все полагающиеся причиндалы и без них ни в коем случае мобилу не принимать. Вообще вторичная продажа никому не запрещена.Ну захотелось человеку сменить примитивную модель на самую крутую. Флаг ему в руки. Пусть сдает, как в комиссионку, но – с до-ку-мен-тами на старую трубку. Фиг вам! Загляните хотя бы на Митинский рынок – кто там чего у кого спрашивает?[b]Из призывов каши не сваришь[/b]В борьбе с этим злом нас опередили не только англичане, а даже уральцы. Там существует ассоциация мобильных технологий, которая вместе с УВД Свердловской области решила сделать кражу трубок бессмысленной и для этого создать базу данных украденных мобильников.Для этого каждый, кому довелось стать жертвой такого вроде бы «невинного» преступления (а сумма-то на самом деле немаленькая, не меньше двух с половиной тысяч рублей), должен сделать заявление в ассоциацию. И там уже по базе данных выяснят, не ворованная ли трубка у нового абонента. Если он не сможет объяснить, откуда у него телефон, его просто отключат.У нас же милиция пока лишь призывает не носить мобильники в легко доступном месте, а прятать их подальше и поглубже. И без надобности не очень-то бахвалиться перед окружающими своей замечательной трубкой. И уж тем более не давать ее в руки незнакомым людям, даже если они на коленях об этом просят.Нам настойчиво рекомендуют не давать телефоны детям, которые часто становятся жертвами преступлений именно потому, что в руках у них вожделенная трубка. И если в свое время для родителей это был наиболее простой способ связаться со своим чадом и узнать, где оно и чем занимается, то теперь и этого мы должны лишиться.Проблема разрешима, только операторы не хотят ею заниматься. У каждого сотового телефона есть не только SIM-карта, но и свой собственный уникальный идентификационный номер, так называемый IMEI, поменять который может лишь очень хорошо смыслящий в этом специалист. А поскольку воры не очень-то в этом соображают, засечь украденный аппарат несложно, если у оператора он числится в пропавших. Заблокировать такой телефон – не проблема. Но ни один сетевой оператор такой услуги у нас не предоставляет. Никак они не хотят, по словам представителей силовых ведомств, этим заниматься. И получается, что УВД имеет свой «черный список» краденых мобильников, операторы – свой, причем более полный. Ведь каждая блокировка проходит через них, а в милицию мы чаще всего не обращаемся, поскольку знаем, что это – дело гиблое.Вот и я теперь ношу только одежду с внутренними карманами – чтобы еще раз не обворовали.

Подкасты