- Город

Из почты «Семейного вечера»

Евгений Тишковец опроверг приход ранней весны в Москву

Политологи объяснили слова Зеленского о выборах в Крыму

Что известно о напавшем на прихожан храма в центре Москвы

Протоиерею ответили на слова о «бесплатных проститутках»

Чем опасны конкурсы по скоростному поеданию пищи

Россиянам напомнили о льготах, позволяющих платить меньше за ЖКХ

Новый русский миллиардер. Как Николай Сторонский заработал состояние

Сколько можно заработать в Москве на раздаче листовок

Избившая таксиста участница «Красы России» рассказала об инциденте

«Классическая схема»: как экс-глава управления ФСИН мог пронести пистолет в суд

Политолог объяснил нервное поведение Лукашенко

«Жены готовы умереть за меня»: фрилав-коммуна на Кавказе и другие истории полиаморной любви

«Ей надо сходить в храм»: Губерниев о перепалке Резцовой и Фуркада

Что нужно успеть сделать москвичам до 1 марта

Лев Лещенко озвучил размер своей пенсии

Из почты «Семейного вечера»

Душе назначив меру наказанья

[i][b]Здравствуйте, дорогая Ольга![/b][/i] Всего-то ничего прошло с момента моего последнего письма в вашу семейную страничку, а у меня опять возникло желание, даже потребность написать вам. А поводом послужила очередная встреча… Накануне Нового года мне предложили провести музыкально-литературный вечер, где я читала свои стихи, а также исполнялись написанные на них песни и романсы. Могу немного погордиться: вечер, по отзывам зрителей и журналистов, прошел отлично! Вот там-то и случилась встреча, о которой я хочу рассказать. Вечер закончился, народ стал расходиться, и вдруг ко мне подошла женщина, как оказалось, старая знакомая. Лет двадцать назад, в те трудные дни, когда я лежала в больнице после травмы, мой младшенький заканчивал школу. Наверное, легко понять, что если мать в больнице не пару месяцев, а три года, то мальчишке нужна помощь. В результате с ним занималась преподаватель по русскому языку. Вот эта подошедшая женщина и оказалась той самой учительницей русского языка. В те далекие годы мы и виделись-то с ней всего пару раз, я лежала в больнице, а она занималась с сыном дома, но знакомство наше все же состоялось. И вот неожиданная встреча. На моем вечере она оказалась случайно. Елена Васильевна, так звали эту женщину, лет пятнадцать назад оставила свою семью – мужа и двух, уже довольно больших дочерей, вышла замуж второй раз и уехала из Москвы и даже из России. В декабре она оказалась в Москве: привозила в Москву больного родственника из-за океана, он выразил желание умирать дома, в России. Через два дня ей предстояло возвращаться обратно домой, в далекие страны, и вдруг соседка по этажу пригласила ее с собой на поэтический вечер. Как сказала моя собеседница, ей захотелось «тряхнуть стариной», ведь она учительница русского языка и литературы, и окунуться в поэзию, а получилось – окунулась в свое прошлое. Дальше ее рассказ и совсем превратился в страницы душещипательного женского романа. Двадцать лет назад, она, зрелая женщина, прожившая не один год в семье, с мужем и двумя дочерьми, встретила интересного человека и, совершенно потеряв от любви к нему голову, решилась уйти из семьи, вышла за него замуж и уехала с ним из России. Дочери остались в Москве с отцом. Отношения с ними у нее, по ее словам, добрые, можно сказать, дружеские. На сегодняшний день девочки уже совсем выросли, сами обзавелись семьями, а сама она уже третий раз приезжает в Москву. Очень хочется видеть детей и внуков. Но, похоже, первая семья моей знакомой встречает маму несколько прохладно. У меня так и вертелся на языке вопрос: вы счастливы? Вы не раскаиваетесь? Вам не тоскливо там, далеко от детей и внуков, вдали от Родины? И она, словно на каком-то ментальном уровне уловив эти мои немые вопросы, вдруг сказала: – не знаю, наверное, я все-таки не жалею, да я и виноватой себя не считаю, если б вы знали, как я любила, когда уходила из семьи, да я и сейчас люблю. Я не могла предать такую большую любовь. Я до сих пор счастлива с этим человеком, подарившим мне такие сладостные чувства. Уже все зрители, читатели-почитатели ушли, свет в зале давно погасили, и нам несколько раз напоминали, что надо бы идти домой, а мы все стояли и стояли, а она все рассказывали и рассказывала о себе, говорила подробно и обстоятельно, словно исповедовалась. Остановить мою собеседницу было невозможно, а потом она вдруг начала спрашивать меня, а что я думаю обо всем этом, словно ждала, что я оправдаю и признаю ее право на любовь, смогу поддержать и защитить ее саму. Она жаждала отпущения грехов. Может быть, она сама уже стала догадываться, что ее решение уйти из семьи даже из-за великой любви – это все-таки очень большой грех! Семья! Если вдуматься в это простое русское слово, означающее СЕМЬ Я – дед да бабка, отец да мать и дети, обязательно трое, чтоб состоялось воспроизводство человечества, чтоб оно не растаяло, не прекратило свое существование, то мы все очень быстро поймем, что именно Семья, настоящая Семья, с большой буквы, и есть основа нашего общества! А своей собеседнице я бы ответила следующими строками: [i]Не признаете вы своей вины, Не каетесь и спите вы спокойно, Почти поверив, были влюблены, И ваше поведение – достойно. Но он свершится – справедливый суд, Суд истинной любви и высшей чести, На том суде к ответу призовут И скажут правду безо лжи и лести. И вот тогда, наперекор словам, В ответ на заверенья и признанья, Вам воздадут по истинным делам. Душе назначив меру наказанья.[/i] [b]Инна ШАХОВА[/b]

Новости СМИ2

00:00:00

Алиса Янина

«Вези меня, тварь!»: конфликт барыни и кучера

Алексей Зернаков

Это нужно живым

Митрополит Калужский и Боровский Климент 

Сретение — праздник встречи человека с Богом

Виктория Федотова

Декрет или карьера? Не ваше дело

Анатолий Горняк

Валентинов день: как заработать на романтике

Александр Хохлов 

«Зося» против вермахта

Олег Сыров

Перекусить в Китае: вкусно, грязно, дешево

Элита общества. Судьба страны порой зависит от одной улыбки дипломата

ЕГЭ по английскому. Типичные ошибки

Почему люди бьются током: на детские вопросы на занятиях отвечают ученые

Существованья ткань сквозная. Памяти Бориса Пастернака