Тихоненко мечтал стать домохозяйкой

Тихоненко мечтал стать домохозяйкой

Спорт

[i]Тихого я застал в песочнице возле дома.Валера играл со своими сыновьями Мариком и Ванькой. Выкопав глубокую яму и посадив туда солдатиков, Тихий дал сыновьям пару уроков стратегии игрушечного боя, а потом уже с умилением следил за забавами малышей. Наблюдая за этой картиной, подумал: «Сколько пережил этот величайший баскетболист за последние годы, с какими только трудностями не пришлось столкнуться Валере».А человек-то золотой, я уж не говорю — форвард милостью Божьей, многократный чемпион СССР, России, обладатель серебряных и бронзовых медалей чемпионатов мира и Европы, олимпийский чемпион. Не каждому дано играть на столь высоком уровне в 38 лет, а в только что закончившемся сезоне Валера был одним из лучших в ЦСКА.Завидев меня, Тихий улыбнулся и махнул рукой в сторону скамейки. Через несколько минут Валера уже сидел рядом: — Да, дети — это смысл всей моей жизни. Вон видишь, какой фингал у Марика под глазом — добегался, упал вчера сильно, чертяка. Вот с тобой сейчас разговариваю, а глаза у меня в песочнице, переживаю.[/i][b]— Это правда, что ты уходишь из ЦСКА? [/b]— Да подожди ты! Давай подведем итоги сезона. Я считаю, что этот год нельзя назвать провальным. Да, не прошли мы эту злосчастную «Цибону», вылетели из Евролиги, не попали в «Финал четырех». Но тем не менее мы проиграли в России всего один матч.А Северную лигу выиграли с одним поражением в ничего не значащей игре. Если бы мы прошли «Цибону», то сейчас о команде и о тренере говорили бы совсем подругому. Я считаю, что в целом сезон можно назвать удачным.[b]— Сейчас все только и говорят о том, что ЦСКА полностью развалится, тренер Еремин покинет команду, а почти все звезды разбегутся. Начало этому положил Ветра, который официально покинул ЦСКА и, похоже, завершил карьеру. Что ты думаешь обо всем этом? [/b]— Что касается Гунчи [b](Гундарс Ветра. — З.К.), [/b]то он заранее всех предупредил, что это его последний сезон, но я думаю, ему будет очень сложно жить без баскетбола. Я хочу пожелать ему удачи, остальное у него есть. Надеюсь, Гунчу мы еще заметим в какомнибудь хорошем клубе. Что касается Еремина, то его можно понять. Провести девять лет у руля одной команды очень сложно, прежде всего морально. Я знаю, как он напряженно работает. Еремин просто устал, ему хочется сменить обстановку. Но не думаю, что он возьмет отпуск, уверен: на следующий год, если он не останется в ЦСКА, то мы увидим его во главе другой команды.Такие тренеры, как Еремин, не должны отдыхать. Их отдых — в победах. А что касается ЦСКА, мне кажется, что будет совсем другая команда. Все решится в ближайшие недели. У всех игроков, кроме Кириленко, заканчиваются контракты, поэтому многое зависит от руководства.[b]— А сам-то ты принял решение? [/b]— В ЦСКА мне будет остаться сложно. Команде нужны игроки, которые будут побеждать в Евролиге, а мне уже трудно играть на столь высоком уровне. Планирую поиграть еще год в свое удовольствие. В ЦСКА меня не устраивает время, которое я провожу на площадке, но понимаю, что большего здесь не заслуживаю. Однако хочу для собственного удовлетворения поиграть еще сезон, проводя по 20—30 минут на «поляне».[b]— Не хотел бы поиграть в Перми, под руководством Белова? [/b]— Почему бы нет? Но повторю, что сейчас о чем-либо говорить рано, нужно подождать еще недельку.[b]— Валера, у тебя очень тяжело болел старший сын. Сейчас дела уже пошли в гору? [/b]— Да, Ванька у меня сейчас окончил первый класс, сейчас вон бегает, играет в солдатики. А в 1996 году у него был обнаружен рак. К тому времени у Вани уже не работала одна почка, опухоль была кило двести. Это все случилось, когда я играл в Самаре. Денег на качественное лечение у меня не было. Не знал, что делать. Тогда помог очень близкий друг, можно сказать, брат, Майк Кричесвский. В свое время этот человек содержал «Спартак», а сейчас у него в России другой бизнес. Майкл сразу же предложил мне лететь с Ванькой в Израиль. Через день мы были в израильском аэропорту. После консультации сыну почти сразу сделали операцию, которая длилась 7 часов. Ему удалили левую почку, были метастазы в печени.Ваньке делали химиотерапию, он прошел облучение. Остался без волос. Это был очень сложный период. Сейчас на него так смотришь — вроде здоровый, нормальный пацан, а стоит поднять ему майку... У него от одного бока до другого шов. Три раза в год мы летаем на обследование в Израиль, на данный момент это все не закончилось. Хорошо хоть обследования стали проводиться раз в полгода. Но боязнь за него у меня страшная, должно пройти пять-шесть лет, чтобы мы были уверены, что Иван находится в полной безопасности.[b]— Говорят, все твои друзья приняли участие в лечении сына? [/b]— Да, прежде всего это Серега Панов, причем он помог мне тогда, когда в ЦСКА не давали зарплату. Это и Сергей Тараканов, огромное им спасибо. И конечно же, один из моих ближайших друзей — Сабонис. Я позвонил Сабасу в Штаты и сказал, что так, мол, и так, случилось такое, мне нужна большая сумма. Он спросил только номер счета, и через день деньги были у меня. Я и не ждал другого ответа от Сабаса, у нас очень близкие отношения. А по всем затратам в Израиле, конечно, помог Майк Кричесвский.[b]— Знаю, что очень любишь смотреть мультики с сыновьями.[/b]— Просто обожаю. Я не только готов с ними смотреть мультфильмы, я хочу быть с сыновьями каждую минуту. Честно говоря, не могу закончить играть из-за случившегося с Ванькой. Я должен работать и работать напряженно. Лечение сына обходится очень дорого. Слава Богу, я чего-то добился в баскетболе и могу сделать что-то для себя и для своего ребенка. Откровенно сказать, наверное, лучше бы я был домохозяйкой.[b]— Валера, ну а какие самые радостные мгновения были у тебя в жизни? [/b]— В последнее время было больше негативных эмоций. Возвращаясь к грустной теме сына, хочу сказать, что Ваньку мы с женой ждали девять лет. Ну а когда он, долгожданный, родился, жена спустя восемь дней скончалась.Это был первый тяжелый удар для меня, потом вот с Иваном такое, рок просто. За что это все? Спасает баскетбол. Ну а самый радостный момент в жизни, конечно, победа на Олимпийских играх в Сеуле. Никто тогда не верил, что мы победим, никто, кроме Гомельского. Я боялся, что можно умереть от счастья. Могу вспомнить и чемпионат мира 1986 года, там я стал самым результативным игроком в сборной СССР. Мне приятно, что я обошел при этом многих звезд. Сразу же после первенства мира я попал на драфт в НБА, в команду «Атланта Хоукс».[b]— Ни для кого не секрет, что тебя и болельщики, и тренеры, и партнеры по ЦСКА хотят видеть в сборной России на Олимпиаде в Сиднее. Даже президент РФБ Кузин заметил, что ты нужен сборной.[/b]— Я собрал все документы для поездки в Сидней. Собрал 40 фотографий, заполнил анкеты. Но... на Олимпиаду я не поеду. Я не хочу быть свадебным генералом, мне нужно играть, отбывать номер я не собираюсь. Понимаю, что есть молодые ребята, которые могут принести больше пользы команде. Я официально заканчиваю выступление за сборную и через Еремина донесу это до болельщиков. Хватит, в этом году уже 38. Думаю, что имею полное право перед Олимпиадой спокойно уйти на покой.[b]— За твою долгую карьеру у тебя было много тренеров. Кого бы ты назвал самым любимым? [/b]— Ну нельзя сказать, кто был самым любимым. Это равносильно вопросу, кого я больше люблю — Марка или Ваньку. Каждый тренер дорог по-своему.Это и Александр Борисович Барышев, который меня нашел пацаном в школе, это и Зазулин, который начал формировать меня как игрока, это Ким, с которым мы отлично проработали в ЦСК ВВС в Самаре и который очень много вложил в меня. Это, естественно, Гомельский, который дал мне огромный толчок, ну и, конечно, Еремин, который очень поддержал меня в трудную минуту. Еремин дал мне большой шанс, и надеюсь, что я не подвел его. Очень дорог для меня Кондрашин, жаль, что он ушел из жизни, пусть земля ему будет пухом.Хотя я с Владимиром Петровичем не работал, но взаимоотношения были просто прекрасные.[b]— После того, как полностью закончишь все дела, собираешься остаться в Москве или полетишь в родную Алма-Ату? [/b]— Знаешь, пока еще ничего не знаю. Что загадывать? Быть может, смогу играть еще долго (улыбается). Быть может, найду в себе тренера. Ну а если честно, то в Алма-Ату очень сильно тянет. Это лучший город на свете.Тихий, помахав мне рукой, побежал к Ивану и Марку, видимо заметив, что солдатики атакуют песочную крепость не по установке тренера. Сколько же сил у него, сколько воли? Да, вот такие люди добывали олимпийское золото.Удачи тебе, Тихий.[b]P.S. [/b][i]В то время, когда я беседовал с Валерием, руководство ЦСКА приняло сенсационное решение. Первым кандидатом на пост главного тренера ЦСКА выдвинут Валерий Тихоненко. Окончательное решение будет известно в самое ближайшее время.[/i]

Google newsYandex newsYandex dzenMail pulse