О чем поют полуфабрикаты

О чем поют полуфабрикаты

Афиша

[b]Предыдущая «фабрика» официально была названа последней. И вот проект в очередной раз доказывает свою непотопляемость. Корреспондент «ВМ» побывала на финальном кастинге в Москве. Жюри под руководством генерального продюсера «ФЗ» композитора Виктора Дробыша и директора музвещания Первого канала Юрия Аксюты выбирали тех, кому вскоре предстоит заселиться в звездный дом.[/b]В коридорах Останкина на все лады звучали песни из репертуара Уитни Хьюстон и Тома Джонса. Девушки – все как на подбор – в глубоких декольте, в мини или джинсах в облипку и на высоких каблуках. Одна из претенденток в роскошных сапогах на 12-сантимеровой шпильке в туалете растирала расшибленную коленку: упала прямо перед входом – гололед все-таки.Перед входом в зал кастинга соблюдается внешнее спокойствие, но напряжение чувствуется. На лице девушки в ярко-красном платье блуждает отстраненная улыбка. Осанка неестественно прямая. Спрашиваю: «Можно вам задать пару вопросов?» «Извините, у меня афермация» – говорит она. «Это как?» «Надо думать о хорошем!» Далее следует лекция о позитивном мышлении, завершает которую песня под названием «Я». Каждая строчка в тексте заканчивается соответствующим местоимением. «Концептуально!» – говорю я. «Сама сочинила!»Юноша с непослушной челкой назвался Кристианом. Кристиан приехал из Кисловодска. «Интересно было на кастинге?» – спрашиваю у него. «Ну да. Я вообще-то приехал на кастинг «Сердце Африки», заодно и на «фабрику» зашел».В зале тем временем Юрий Аксюта ласково просит очередную конкурсантку исполнить что-нибудь на русском, чем ставит ее в тупик. Другая претендентка, подойдя к микрофону, выдерживает паузу по Станиславскому. Когда жюри понимает, что к театральным эффектам она не имеет никакого отношения, интересуется: «Вы петь-то будете?» «Ой, извините, я забыла!» «Вы откуда?» «Из Владивостока, – теребит шарфик девушка, – 7 дней на поезде ехала». «За неделю можно и свою фамилию забыть!» – смеются в жюри.Мальчики ведут себя более раскованно и экстравагантно. Молодой человек, облаченный в черный сюртук, расшитый бисером, хорошо поставленным голосом представляется: Прохор Шаляпин.– Выглядишь внушительно, Шаляпин! – делает комплимент Аксюта.– У меня с собой еще пара костюмов.Еще один юный талант по фамилии Верди выглядит не в пример Шаляпину убого. Серый растянутый свитер, поношенные джинсы, всклокоченные волосы.– Ты кем Верди приходишься? – интересуется на всякий случай жюри.– Внук, – скромно улыбаясь, говорит потомок гения. – Я, кстати, победитель саратовской «Фабрики звезд».О существовании саратовской «Фабрики звезд» продюсеры не подозревали. Попал, одним словом, Саратов. За нарушение Закона об авторских правах полагаются санкции. Голосом Нильды Фернандеса Верди затягивает что-то заунывное.– А давай что-нибудь повеселее и на русском.– Би-и-илетик в кино!– Спасибо!Галерею самородков дополняет Ричард Беркут – приземистый юноша с косичками на голове.– Откуда будешь?– Нью-Арк! – с иностранным акцентом произносит Ричард.– Почему в коридоре без акцента говоришь, а тут с акцентом? – шутит Дробыш, – это нью-йоркский или ереванский?Вслед за Беркутом выходит парень с длинными прямыми волосами в обтягивающей водолазке и розовой юбке.– Вы стилист? – проницательно замечает Аксюта.– Поющий стилист, – уточняет юноша.Долговязый парень в меховых унтах, горжетке, накинутой на плечи, с пышной гривой вьющихся волос ну просто не может не произвести эффекта. Свой номер он предваряет лаконичной, но запоминающейся речью.– Меня зовут Филипп. Я исполню песню Филиппа Киркорова. Только большая просьба не ассоциировать меня с ним.– Так, Филипп, для начала сними лису, – говорит Аксюта.– Это песец. Ее зовут Надюша – обиженно произносит Филя, отбрасывая Надюшу в сторону.– И папаху тоже сними!– Не могу! Это волосы.Голос у Филиппа сильный и чувственный. Перед уходом Филиппа просят поднять челку, чтобы рассмотреть лицо.В кафе, расположенном этажом ниже, собрались те, кто не прошел предыдущий тур, но пришедшие сюда на удачу. Красивая девушка, одетая в стиле милитари, пьет коньяк вовсе не для того, чтобы разогреть связки. «Я пела Лепса, – жалуется она сквозь слезы. – Я так круто спела. Пацаны так рок не поют. Не формат!» Теоны Дольниковой, солистки мюзикла «Нотр-Дам де Пари», в кафе не наблюдалось. Известная певица, исполнившая джазовую песню, тоже оказалась «неформатной».Кто-то из претендентов давит на жалость: «Ну чем я хуже других?» Другие заявляют в императивной форме: «Возьмите меня, не пожалеете!» Девушка в красном, которая долгое время пребывала в состоянии афермации, поет, не попадая в ноты. Понимая, что ее вокальные упражнения не произвели эффекта, настаивает на том, чтобы ей дали станцевать. Жюри послушно выслушивает всех и ласково, почти по-отечески, просит подождать окончательных результатов.Отбор будущих «фабрикантов» затягивается на два часа. Претендентов – сначала мальчиков, а потом девушек, выстраивают полукругом и долго обсуждают, в буквальном смысле тыкая пальцем. Кого-то просят распустить волосы, кого-то – приподнять скрывающий фигуру балахон. Юрий Аксюта извиняется за циничность процесса: «Вы должны понимать, что таковы правила!»Напоследок юные дарования исполняют по полкуплета. Один из претендентов – парень, исполняющий рэп – вызывает сомнения у жюри. Его мучают минут десять.– Ты же понимаешь, что ты нам не подходишь? – в конце концов говорит Дробыш. – Как ты будешь вести себя среди тех, кто поет попсу?– Я могу полы мыть, – парирует юноша и с шутливыми интонациями канючит, – только возьмите меня!Неформатное дарование зачисляют в группу финалистов.Всего жюри отобрало 23 человека, из них только 16 попадут в реалити-шоу. Выбрать самых достойных будет сложнее. Голоса у всех финалистов сильные и чистые. Правда, на кастинге они исполняли блюзы, а на «Фабрике» будут петь попсу.[i][b]Миша Веселов, участник «Фабрики звезд-5»: «Хороший хит – он, как паровоз, вытягивает артиста»[/i]– Чем отличается этот кастинг от предыдущего, в котором ты принимал участие?[/b]– У нас все ходили по струнке, все-таки Алла Борисовна в жюри сидела. Здесь обстановка более расслабленная. Кстати, я вижу много людей, которые пробовались в прошлом году вместе со мной.[b]– Как прошел год для выпускников «ФЗ-5»?[/b]– Нормально. Ездили с гастролями. 140 городов объехали. Тур продолжался год.[b]– Сейчас чем занимаешься?[/b]– Фактически я прикреплен к студии «Монолит» Макса Фадеева. Кроме того, я выступаю сольно. У меня есть своя программа, куда вошли песни, которые я записал еще до «Фабрики». Сейчас пробую сотрудничать с Владом Топаловым из бывшего дуэта «Смэш».[b]– За этот год ты поднял свой материальный уровень? Заработал на квартиру, машину?[/b]– Я москвич, у меня с квартирой нет проблем. Да, мы что-то заработали, как ни странно. Естественно, мы все уже потратили. Не могу сказать, что у меня нет работы. Я по крайней мере несколько раз в месяц вижу своего зрителя на концертах. Мне сложнее, потому что моя аудитория – взрослые люди. Я и на концертах пел с Мазаевым, Долиной.[b]– Конкуренция после новой «Фабрики» возрастет?[/b]– Тут все зависит от материала. Вкладывать деньги в плохой материал никто не хочет. Если бы я принес Максу стопроцентный хит, я думаю, что они бы сделали и ротацию на радио, и клип сняли. Яркий пример – Юля Савичева. Она долгое время была на нейтральном уровне. И как только появилась песня из сериала «Не родись красивой», вновь взлетела. Хороший хит – он, как паровоз, вытягивает артиста.[i][b]Виктор Дробыш, генеральный продюсер «Фабрики звезд-6»: «Я сейчас, как в магазине, – ищу пластилин и выбираю самый хороший, дорогой и красивый»[/b][/i][b]– Будет ли отличаться эта «Фабрика звезд» от всех остальных?[/b]– Она не может отличаться от всех предыдущих проектов. У нее есть свои законы, форматные мероприятия– пятничные концерты и т. д. Разница, наверное, будет в деталях. Вы видите по кастингу, у нас много разноплановых ребят. Я приложу все силы, чтобы вырастить из них Стасов Пьех. Если я сделаю из «фабрикантов» правильных мальчиков и девочек, которые будут правильно петь правильные песни, я буду считать, что моя задача выполнена.[b]– Будете регулировать внутренние отношения среди участников?[/b]– С дрожью думаю об этом. Надеюсь еще раз переговорить со всеми. Это непростая история, это почти как мужчина и женщина. Не знаю, насколько мы сойдемся, обычно тот, кто лучше себя показывает, – более характерный, более подвержен звездной болезни. Мне не очень хотелось бы сталкиваться с такими ребятами. Мне хочется гармонии. Я сам человек коммуникабельный. Но несмотря на мой добрый вид, я очень жесткий и требовательный.[b]– Как сложится судьба победителей? Они автоматически попадают под ваше крыло?[/b]– Да, они фактически становятся моим контентом, моими артистами. Вот почему мне важно понимать, кто приходит. Потому что «Фабрика»-то идет всего три месяца, а моими они останутся еще лет на семь. Поэтому я сейчас, как в магазине, – ищу пластилин и выбираю самый хороший, дорогой и красивый.[b]– На ваш взгляд, «Фабрика звезд» имеет срок годности?[/b]– Не знаю. За последствия этой «фабрики» отвечаю я. Все зависит от продюсера. Я не берусь судить о том, сколько лет этот проект может продолжаться. Я только одно знаю точно: «фабрикантов» может быть и сто, и двести, и триста – это не засорит эстраду, если мы не будем ее засорять. Мы должны выбирать лучшее и не пытаться навязывать с помощью телевидения «мыльные пузыри». Мы должны объективно понимать, что все хорошее должно остаться, а все плохое – сдуться.

Google newsGoogle newsGoogle news