«Герду в «Снежной королеве» я рисовал со своей дочери»

«Герду в «Снежной королеве» я рисовал со своей дочери»

Культура

[i]Одним из самых необычных гостей ярмарки «Книги России-2006» стал прилетевший из Киева художник-иллюстратор Владислав Ерко. По признанию Пауло Коэльо, этот человек делает лучшие в мире рисунки к его работам. Ерко любят и дети – проиллюстрированные им «Сказки туманного Альбиона» выходят уже в 20 странах.[/i][b]– Тяжело было работать с Пауло Коэльо?[/b]– Я бы не сказал. До встречи с ним я думал о писателях так, как генерал Кастер о краснокожих: «Хороший индеец – мертвый индеец». Но Коэльо оказался удивительно интеллигентен. Хотя на каком-то этапе мне показалось, что он чрезмерно вмешивается в мою работу.Дело в том, что первые две книги – «Алхимик» и «Вероника решает умереть» – я оформил еще до знакомства с ним, очень быстро. А потом по его просьбе мне приходилось переделывать некоторые обложки. Так было с «11 минутами» и «Рио-Пьедро». Но иллюстрации от переделок, подсказанных им, только выиграли. Мне даже досадно стало.– [b]Ваши книги путешествуют по миру, а вы, говорят, даже Полиграфический не окончили?[/b]– Когда я был студентом, меня доставали с антисоветчиной. На голове была мочалка а-ля Джимми Хендрикс, одежду носил соответствующую. А шел 1985 год, и перестройка у нас на Украине еще мало чувствовалась. Обвиняли меня и в карьеризме: на втором курсе я получил международную премию, потом всесоюзную. Я обижался и в Союз художников в двадцать с хвостиком лет вступил назло институтским начальникам: они говорили, что я еще сопляк, и меня туда не примут. Но со временем желание чтото кому-то доказывать прошло. Даже выставки перестали иметь смысл – зачем их устраивать, если у книжки с твоими иллюстрациями миллионные тиражи и большой резонанс?[b]– Вам, признанному, хорошо так говорить. А вообще-то как сейчас живется иллюстратору на территории бывшего СССР?[/b]– Все потенциально лучшие художники ушли из этой сферы деятельности. Остались либо немножко чокнутые, либо слабые, которые не вытянут себя ни в чем другом. Ведь ни на Украине, ни в России эта профессия не кормит. Вот за рубежом по-другому: Спирин, Дугины уехали, и сейчас эти люди – гордость немецкой и американской иллюстрации. Я помню многих отечественных иллюстраторов, скрасивших мое детство и юность: Митурича, Коношевича, Савву Бродского. Где эта замечательная школа? Московские издательства часто приглашают меня сделать какую-нибудь книжку. Но как только я вижу на их стендах трехметровый ряд с названиями «Янтарная книга сказок», «Рубиновая», «Бриллиантовая», еще какая-то, – от дурновкусия начинает тошнить. Тем более что на картинках часто оказываются пучеглазые головастые персонажи, обведенные тушью, и с жалкой заливкой акварелью. Кажется, все иллюстрации нарисованы одним человеком. Хотя кое-какие хорошие авторы, несомненно, есть. Вот молодая художница Юля Гукова, по-моему, она с Урала, но сейчас работает в Москве. Я периодически вижу ее книжки – замечательные.[b]– Иллюстрации вас хорошо кормят?[/b]– Тяжело назвать меня зарабатывающим художником. Я не в состоянии купить замок в Шотландии или что-нибудь подобное. Но все-таки сейчас жизнь лучше, чем пять лет назад. Из-за скрытого нежелания заработать все деньги сразу, работаешь над книгой столько, сколько считаешь нужным. В результате не слишком краснеешь перед самим собой. Книжка оказывается долгоиграющей, ее покупают зарубежные издательства. Так произошло с моими «Сказками туманного Альбиона» и «Снежной королевой», которая вышла уже во всех европейских странах и скоро появится в Америке.[b]– А как нарисованный вами Тарас Бульба оказался брендом сети московских ресторанов «Корчма Тарас Бульба»?[/b]– Когда-то ее создатели абсолютно по-детски наивно сперли мою картинку с обложки к «Тарасу Бульбе». Когда мы с Иваном Малковичем, директором украинского издательства «А-БА-БА-ГАЛА-МА-ГА», начали возмущаться, нас пригласили в Москву. Все вопросы с авторским правом уладились. А директор ресторанов Юра Белойван с тех пор оказывает издательству поддержку и даже помог открыть его филиал в Москве.[b]– Учитывая такой удачный опыт, никогда не хотелось заняться чем-то помимо книг?[/b]– Недавно Алексей Ратманский предложил мне оформить балет «Корсар» в Большом театре. Я посмотрел энное количество пленок с постановками разных театров и понял: чтобы это хорошо сделать, нужно потратить минимум год жизни. А у меня сейчас несколько проектов в украинском издательстве, в том числе «Маленький принц». В общем, я отказался, но они мне предложили в ближайшем будущем поучаствовать в «Жизели».[b]– Но вы ведь никогда не оформляли театральные постановки?[/b]– Да. Но я так понял, что Ратманскому и нужен был человек, свободный от каких-либо сценографических штампов.[b]– Почему он захотел работать именно с вами?[/b]– У него есть все книги «А-БА-БАГА-ЛА-МА-Ги». Он сам родом из Киева, а сейчас здесь живет его мама – как раз неподалеку от издательства. Время от времени она приходит к нам и скупает все новинки – для внуков. Ратманский мне позвонил после того как увидел «Сказки туманного Альбиона».[b]– Сколько времени вам нужно для оформления книг?[/b]– Для Коэльо достаточно двух недель, детские издания мучаю по году и больше. Я рисую медленно. Понимаю, что это сказывается на качестве жизни. Но с голоду моя семья не умирает, телевизор купить и ремонт сделать есть на что, так что все нормально.[b]– Это правда, что прототипами для некоторых героев иллюстраций служат ваши знакомые?[/b]– Герду в «Снежной королеве» я рисовал с дочери Полины, сейчас она студентка. Раньше мне нравилось в качестве сказочных персонажей изображать своих друзей и недругов. Сейчас это проходит.[b]– Откуда еще черпаете источники вдохновения для сказочных образов?[/b]– Основной душевный клад всегда оказывается из детства. Считаю лучшим для себя временем то, когда еще не читал. Я большую часть времени проводил у бабушки в деревне под Киевом. Возился там с разными зверушками, каждому живому существу придумывал новую легенду. История обрастала просмотренным вчера фильмом для взрослых – не понятыми, но выхваченными оттуда кусками, которые были интересны. Это самый чистый и честный период, а рацио только увеличивает скорбь.[b]– Это правда, что ваше оформление «Гарри Поттера» студия Warner Brothers признала одним из пяти лучших в мире?[/b]– Да, но для меня эта работа была сплошным компромиссом. Мне очень нравилась моя первая обложка к этой книге: Гарри Поттер с крыльями бабочки, состоящими из сов, но издателю она показалась слишком лаконичной. Два месяца он сотрудничал с другими художниками, один из них – Барыба – нарисовал композицию, устроившую по содержанию, но не по форме. Я всего лишь отрисовал чужую идею. Эта обложка неожиданно пошла на ура.

Google newsGoogle newsGoogle news