- Выключить коронавирус

«Фашизм другого рода»

Сергей Собянин поручил предприятиям создать условия для социального дистанцирования

«Война за выживание»: названы самые негативные сценарии для рынка нефти

Петр Бирюков сообщил о масштабной дезинфекции общественных пространств

Жительница Китая рассказала, как страна справилась с эпидемией

Стало известно состояние главврача больницы в Коммунарке

Как будут отмечать Пасху в 2020 году

Названы популярные у россиян фильмы и сериалы во время самоизоляции

Названы профессии, ставшие востребованными из-за коронавируса

Что нужно успеть сделать москвичам до 1 мая

Почему Лукашенко отрицает угрозу коронавируса

Как безопасно передвигаться по Москве в условиях коронавируса

«Все идет по сценарию»: политолог — о наступлении новой мировой войны

«Природа преобразилась»: как коронавирус повлиял на экологию нашей планеты

Вассерман назвал сроки действия режима самоизоляции в России

Оксана Самойлова обратилась за помощью к психологу

«Фашизм другого рода»

Александр Копцев выступил с последним словом

[b]Александр Копцев, устроивший 11 января резню в синагоге на Большой Бронной, выступил вчера с последним словом в Мосгорсуде. Весьма своеобразно, но он все-таки нашел способ попросить прощения у девяти пострадавших: «Я хотел бы извиниться за потерпевшими за причиненный им вред. Я понимаю, что они не ведут войну против русского народа, как их соплеменники, которые находятся у власти». Приговор Копцеву суд огласит уже в понедельник – 27 марта.[/b] Копцеву, вероятно, непросто было решиться на извинения. Он не особенно пытался сдерживать себя во время всего процесса и не раз допускал оскорбительные высказывания в адрес присутствующих в зале евреев. Так что таких слов, пусть и со всеми оговорками, никто от убежденного антисемита не ожидал: ни одного из девяти пострадавших в зале попросту не оказалось. Поддержать сына пришли родители – Татьяна Вениаминовна и Александр Александрович, которым с трудом удалось найти место в переполненном зале. Туда набились зрители, журналисты и сочувствующие – в их числе член Национал-державной партии Виктор Корчагин, год назад повторно признанный судом виновным в разжигании национальной и религиозной розни. Приехавшие вместе с ним двое молодых людей прямо перед дверью судебного зала принялись раздавать партийную газету – «Русский фронт». Судья Дмитрий Фомин разрешил пройти в зал телеоператорам, и на этот раз Копцев не возражал против записи его выступления «прихвостнями жидовской власти». Именно так он назвал журналистов на первом заседании по делу. В руках подсудимый держал свернутый в трубочку листок бумаги со своей речью. Выступление Копцева оказалось кратким – оно заняло всего 5–7 минут. «Прежде всего я хотел бы извиниться за потерпевшими за причиненный им вред, – скороговоркой произнес он. – Я понимаю, что они не ведут войну против русского народа, как их соплеменники, которые находятся у власти». Удержаться от националистических выпадов Копцев все-таки не смог. «Сами евреи зародили шовинизм, поскольку в их генах заложено презрение ко всем неевреям», – заявил он. «Адвокаты говорили, что таким людям, как я, нужно меньше валяться «на печи», а что-то делать, – вспомнил он слова представителей потерпевших, которые возмущались тем, что парень длительное время сидел дома, нигде не работая. – Только русские в их собственной стране находятся в униженном положении, и им живется хуже всех, поэтому я ничего не делал, не желая подчиняться этой системе. Думаю, что у русских нет другого способа для выживания, как бороться с существующим строем. Некоторые говорят, что в России процветает фашизм. Я с ними согласен. Нотолько это фашизм другого рода. Это еврейский фашизм. Уже 90 лет наша страна находится под еврейским гнетом, и они стравливают арийские народы с тем, чтобы искоренить белую расу». В завершение своего выступления он обвинил прокурора Киру Гудим в том, что она «предвзято» относилась и к ведению самого процесса, а также к нему лично, «постоянно советуясь с адвокатами потерпевших» и называя пострадавших «наши потерпевшие». «Приговор будет оглашен 27 марта», – сообщил, удаляясь в совещательную комнату, судья Фомин. «Саш, мы придем. Держись», – подбодрила находящегося за бронированном стеклом клетки Копцева его мать. Напомним, Копцев обвиняется в «покушении на убийство двух и более лиц по мотивам национальной ненависти», а «также в действиях, направленных на возбуждение ненависти, вражды и унижение человеческого достоинства с применением насилия». По совокупности совершенных преступлений ему грозит до 20 лет лишения свободы. Правда, суд вряд ли назначит ему больший срок, нежели просила прокурор – 16 лет колонии строгого режима, хотя по закону он имеет на это полное право. Не исключено, что в связи с обнаруженным у Копцева шизотипическим расстройством личности ему также назначат принудительное лечение у психиатра. Как выяснилось, сторонники антисемита и националиста Копцева были не только в зале суда. Пока он выступал с последним словом, десять активистов молодежного движения «НАШИ» устроили пикет на улице, у здания Мосгорсуда. Правда, смысл акции был не очень понятен. «НАШИ», видимо, предположили, что Копцев – жертва, и за ним кто-то стоял. Участвовавшие в митинге молодые люди держали плакат с надписью «Копцеву –16, организаторам и заказчикам – ?» На их риторические вопросы так никто и не ответил: практически сразу митингующих задержали и доставили в ОВД «Преображенское». Но после составления протоколов об административном правонарушении их сразу же отпустили.

Новости СМИ2

Коронавирус

в Москве

194 +26

Выздоровели

3893 +536

Заразились

29 +2

Умерли

Екатерина Рощина

Год без 1 апреля: шутки закончились

Александр Хохлов 

Русские идут с подмогой

Камран Гасанов

Хотите — платите! США и саудиты капитулировали в нефтяной войне

Ирина Алкснис

Российской власти повезло с оппозицией

Игорь Воеводин

Жить в эпоху перемен

Алиса Янина

О чем не сказал Владимир Путин

Митрополит Калужский и Боровский Климент 

Усыновленные

Информация в оболочке. Ученые считают, что благодаря вирусам зародилась жизнь

Здоровый образ жизни: квест на выживание

Персональный курс. Медицина будущего должна лечить не болезнь, а человека

Генно-модифицированные продукты: страшный миф или научный прорыв?