От «Ундины» до «Шинели»

От «Ундины» до «Шинели»

Культура

[b]В качестве премьеры была представлена «Ундина» в хореографии Пьера Лакотта. Сохранилось немало документов о постановке Жюля Перро середины XIХ века. Даже Достоевский описывает эпизод появления Ундины на весле гребца. Если у Перро в его версиях все персонажи оставались живы, то у Лакотта все гибнут. Потрясающих танцев тут в изобилии. И все же это не стиль Перро, в редкостной гармонии сочетавший балетные па с жанровыми сценами, игровой пантомимой и характерными крестьянскими танцами.[/b]Лакотт, может, и проигрывает в сравнении, но труппа Мариинки определенно выиграла, показав мастерство, которому позавидует даже балет Парижской оперы.О молодом премьере Леониде Сарафанове (Маттео) все только и говорили. В партии Ундины выступила юная Евгения Образцова, с эфирной легкостью преодолевшая все изуверства хореографа. И это при том, что больная балерина с утра лежала под капельницей, а затем два вечера подряд танцевала премьеру.Программу фестиваля украсили мужские бенефисы Николая Цискаридзе (Большой театр), Игоря Зеленского и Фаруха Рузиматова (Мариинка). Цискаридзе только за тридцать, Зеленскому – под сорок, а Рузиматову – за сорок. Соответственно были составлены и программы. Самая физически и технически сложная была у Цискаридзе, представившего стили Баланчина, Голейзовского, Пети и Форсайта. Впервые в России танцовщик исполнил «Кармен. Соло» Ролана Пети: Цискаридзе один танцует и Хозе, и Тореро, и Кармен с красным веером в руке.Игорь Зеленский прекрасно выглядел в своем коронном «Аполлоне» Баланчина. В «Бриллиантах» же он в основном поддерживал балерину. Номер Concerto grosso – что-то трагическое о судьбе артиста на музыку Генделя – специально для него поставила Алла Сигалова. Своих питерцы принимают с патриотизмом: с колосников летел красный дождь, а зал неистовствовал.Фарух Рузиматов предстал Золотым Рабом в фокинской «Шехеразаде», но все же героиня Светланы Захаровой была более впечатляющей. В «Паване мавра» Хосе Лимона бенефициант выступил вместе с солистами труппы из Бордо, со знаменитым Шарлем Жюдом. Специально прибыли испанцы, а в финале к ним присоединился сам Рузиматов, принял красивые позы – полуиспанские, полуцыганские – под сыплющиеся сверху лепестки роз.В вечере современной хореографии «Новые имена» свои премьеры показали Никита Дмитриевский («Мещанин во дворянстве» на музыку Рихарда Штрауса), Алексей Мирошниченко («В сторону «Лебедя» на музыку Леонида Десятникова) и Ноа Д. Гелбер («Шинель» по Гоголю» на музыку Шостаковича).По традиции фестиваля «Мариинский» в классических балетах участие принимают мировые звезды. В «Дон Кихоте» выступил 22-летний красавец с благородными манерами Матье Ганьо – самая молодая звезда Парижской оперы. На «Спящую красавицу» была приглашена из Лондона Алина Кожокару. Танцевала блистательно. Однако ее козыри – непосредственность и живость; она же пыталась разыграть с труппой чопорный петербургский стиль – и проиграла. Самым сильным художественным впечатлением фестиваля стала интерпретация «Лебединого озера» Ульяной Лопаткиной и Хосе Мартинезом из Парижской оперы.Завершился фестиваль грандиозным гала-концертом в четырех отделениях, в котором участвовали Диана Вишнева с Андреем Меркурьевым (Адажио из «Золушки» Алексея Ратманского).Ходят упорные слухи, что с нового сезона оба подписывают контракт с Большим театром. Ульяна Лопаткина впервые – и блестяще– исполнила с Ильей Кузнецовым шедевр Ханса ван Манена «Гносиенны»; недаром на концерт даже прибыл сам хореограф.Зарядившись энергией на главном балетном событии сезона, публика перевела стрелки часов на час вперед в ожидании «Мариинского-2007».[b]На илл.: [i]Олеся Новикова и Александр Сергеев в балете «В сторону «Лебедя» на музыку Леонида Десятникова.[/b][/i]

Google newsYandex newsYandex dzen