«Россия сейчас похожа на старшеклассницу: ей хочется наряжаться, глаза разбегаются, но выбрать что-то одно она не может»

«Россия сейчас похожа на старшеклассницу: ей хочется наряжаться, глаза разбегаются, но выбрать что-то одно она не может»

Афиша

[b]Пока столичные дизайнеры напряженно готовились к Неделе моды в Москве, модельер Раф Сардаров отпраздновал свой день рождения и заодно представил новую коллекцию «Черное и белое».[/b]54 года для Сардарова, судя по тому, как он держится и выглядит, дата относительная. Минус полтора десятка – больше похоже на правду. Возможно, поэтому пафосному застолью модельер предпочел по-семейному тихий вечер. Для завершения картины не хватало клетчатых пледов и камина.Немногочисленные приглашенные благодарно приняли новое творение дизайнера. Мужчины приветливо улыбались полуобнаженным моделям, женщины аплодировали накаченным неграм в банданах. Главный герой коллекции – «обдуваемый всеми ветрами» завоеватель морей, то бишь пират – у Сардарова получился романтичным, эпатажным и одухотворенным одновременно. От авантюрного прошлого ему достались сюртуки, рюши, жабо и прочие куртуазные «феньки», ну а современность добавила скандальности – шифоновые шаровары на барышнях и бархатные шорты с чулками на подвязках на юношах. «Эта коллекция – не что иное, как взгляд на ситуацию в стране, – заявил корреспонденту «ВМ» Сардаров. – Английские аристократы когда-то завоевывали свое богатство пиратством, в результате чего появилась целая прослойка нуворишей, в прошлом бандитов. Вот и у нас в стране – бедные становятся богатыми, богатые становятся бедными. Так мы и живем – на стыке белых и черных полос».[b]– Вы не участвуете в «Неделе» по идейным соображениям?[/b]– Я считаю, что участвовать в неделях моды должны те, кто тиражируется. Показывать одежду, которую потом нигде не купишь, смысла нет. Я уже вышел из того возраста, когда хочется себя показать. Среди модельеров есть достаточное количество тех, чьи бутики открыты в Европе, они зарабатывают деньги, но не так активно пиарятся. На самом деле 90 процентов наших модельеров не имеют никакого производства.[b]– Что у нас востребовано: секс, романтика, классика?[/b]– На первый взгляд, кажется, что все хотят секса, но на самом деле – я езжу по стране и вижу – люди соскучились по героям. Их не стало. Не на кого равняться. В моде есть потребность обрести свое лицо. Россия сейчас похожа на старшеклассницу, которая только что закончила школу и ходит в коричневом платьице, ей хочется наряжаться, глаза разбегаются, но выбрать что-то одно она не может. Мы должны учитывать нашу русскую ментальность, наши традиции, наш климат, в конце концов. Я считаю, что огромный пласт культуры, который мы не используем, приходит к нам оттуда. В Европе сделали коллекцию а ля Рюс, и тут же это направление стало модным у нас. Я считаю, что на самом деле куртуазный стиль – парижский, итальянский – он не свойственен российским женщинам. Отдельные, конечно, оголяются, но основная масса женщин живет обычной жизнью, работает, воспитывает детей, им нужна другая одежда.[b]– Есть разница между желаниями потребителей и тем, что они реально покупают?[/b]– Есть. У нас покупают Китай и Турцию. Мы должны понимать, что есть страны, в которых нет газа, нефти и пр. У нас есть все, кроме хорошей одежды. Поэтому мы импортируем, и это нормально.[b]– Когда мы перестанем подражать и начнем диктовать?[/b]– Мода – это понятие социальное. Она реагирует на то, что происходит в стране. Мы сейчас живем в эпоху смутных перемен. Когда мы решим свои личные проблемы: политические, карманные, семейные, когда мы обретем нечто свое, самость, тогда мы начнем диктовать свою моду. Вот, Финляндия, к примеру, – маленькая страна, но у них является делом престижа носить только финскую одежду.[b]На илл.: [i]Раф Сардаров уверен, что каждая красивая женщина в душе пиратка.[/b][/i]

Google newsYandex newsYandex dzenMail pulse