Ее собачье дело

Ее собачье дело

Общество

[b]Сегодня утром у Останкинского суда Москвы собралась настоящая демонстрация борцов за права животных. Правда, защищали они на этот раз человека – врача-логопеда Лидию Попову, обвиняемую в избиении милиционеров. 56-летняя женщина защищала от стражей порядка опекаемых ею бездомных собак. Живодеры победили: судьба семи дворняг Лидии Поповой до сих пор так и не ясна – их увезли в неизвестном направлении.[/b]«Руки прочь от Лидии Поповой! – скандирует небольшая толпа, перегородившая вход в Останкинский суд. – Власть защищает жестокость!» Люди с плакатами ждут Лидию Попову у здания суда. Она – героиня движения в защиту бездомных животных. Она не побоялась вступить в неравную схватку с милиционерами, спасая нескольких дворняг. «Не превращайте правосудие в абсурдие», – требуют плакаты защитников.«Милиция и живодеры устроили в частном питомнике для бездомных животных настоящее сафари», – объясняет корреспонденту «ВМ» член правления российского общества защиты животных «Фауна» Илья Блувштейн.В Останкинском суде Москвы вчера начался беспрецедентный процесс по уголовному делу 56летней москвички Лидии Поповой. «Собачница» со стажем обвиняется в избиении милиционеров, которые задержали женщину за то, что она пыталась помешать несанкционированному отлову дворняг. Подсудимая отрицает свою вину, утверждая, что сама пострадала от действий милиционеров.На предварительные слушания в суд Попова, уже более двух десятков лет работающая детским врачом-логопедом, пришла в боевом настроении. «Милиционеры сами на меня набросились, – безапелляционно заявила она. – Меня очень сильно ударили по ноге. Она потом три месяца болела. Все руки были в синяках».И она изложила «ВМ» свою версию инцидента, случившегося 14 сентября прошлого года, послужившего поводом для уголовного дела: «Было 10 часов утра, замечательная, теплая погода. Я была в отпуске и гуляла неподалеку от медсанчасти, в районе Малахитовой улицы, где мы с другими жильцами на хоздворе организовали своеобразный частный питомник для собак. Я много лет работаю в доме ребенка. Всех жалко – и детишек, и собачек». По словам женщины, к уходу за бездомными собаками жильцы трех близлежащих домов подошли серьезно: убрали громадные кучи мусора, соорудили будки, привили собак, оформили им ветеринарные паспорта и так называемые талоны опекунов. «Питомник находился на абсолютно изолированной территории», – уверяла Попова. «Но 14 сентября там неожиданно появились ловцы собак, почему-то вместе с главой районной управы «Ростокино» Петром Поволоцким. Они начали ловить уже стерилизованных животных!» Убедить ловцов в том, что животные вовсе не бесхозные, женщине так и не удалось. Ситуация обострилась, когда к месту событий прибыли милиционеры из местного ОВД. Как следует из материалов дела, Попова «публично оскорбила милиционера – водителя взвода ППСМ ОВД «Ростокино» Осипова, находившегося при исполнении своих должностных обязанностей, высказывавшись в его адрес нецензурной бранью». Случилось это после того, как последний потребовал от нее «прекратить противоправные действия, направленные на воспрепятствование законной деятельности сотрудников ООО «Витус +» по отлову безнадзорных и бесхозных собак». По версии следствия, далее собачница пустила в ход полиэтиленовый пакет, в котором находились сухой корм для животных и две металлические столовые ложки. Досталось не только Осипову, который, согласно материалам дела, получил телесные повреждения – ссадину над бровью, но и прибывшему вместе с ним милиционеру-стажеру Селезневу. У него впоследствии обнаружился синяк в области левого уха. Интересно, что у Поповой медики также обнаружили множественные кровоподтеки на обоих плечах, предплечьях, и на ноге. Но в возбуждении уголовного дела по факту причинения женщине телесных повреждений милиционерами Останкинская межрайонная прокуратура отказала.Зато самой Поповой инкриминировали сразу три статьи УК: «публичное оскорбление представителя власти при исполнении своих должностных обязанностей» (статья 319 УК РФ), «нанесение побоев из хулиганских побуждений» (часть 2 статьи 116 УК РФ), «причинение насилия в отношении представителя власти» (часть 1 статьи 318 УК РФ).«Да я просто физически не могла ответить милиционерам», – уверяла Лидия Попова журналистов перед началом предварительных слушаний. – Меня затащили в машину и увезли. Это глава управы приказал: «Эту шизофреничку не отпускать, в отделение ее». И мне заломали руки».Милиционеры Селезнев и Осипов от общения как с журналистами, так и с пострадавшей отказались. «Все в суде», – отмахивались они от вопросов.«Попова не совершала никаких преступлений, – убежден адвокат Поповой Евгений Черноусов. – Она, являясь опекуном безнадзорных собак, просила не ловить животных, которые уже были стерилизованы. Поэтому ее действия являются законными и обоснованными». По мнению защитника, сами милиционеры превысили должностные полномочия.Фирма же, приехавшая осуществлять отлов, нарушила целый ряд распоряжений правительства Москвы. В частности, не была подана заявка в Службу отлова диких животных, а последняя не выдала подрядчику заказ-наряд на выполнение отлова и не зарегистрировала его.Толпа дожидается свою героиню на улице. Лозунги слышны даже в зале суда. В числе тех, кто пришел поддержать Попову, – ее соседка Лена. «Если вы не избавитесь от животных, я снесу ваши гаражи – угрожает нам глава управы Поволоцкий. Он сам бывший милиционер, и , конечно, милиция его поддерживает. У нас вообще в районе творится какой-то беспредел. Я знаю людей, на которых нападали, что-то отнимали, – милиция даже не принимает заявлений, зато у нас милиция бегает за стерилизованными суками». За импровизированным митингом присматривают: в припаркованной тут же милицейской машине улыбаются два стража порядка. Видимо, ждут избитых коллег – из зала суда.Рассмотрение дела по существу начнется 27 апреля. «ВМ» будет следить за этим процессом.

Google newsYandex newsYandex dzen