- Город

Алла Сивашова: Продам мужа за СКВ

Сергей Собянин рассказал о программе модернизации столичных поликлиник

Суд арестовал второго подозреваемого в подготовке убийства в саратовской школе

Анастасия Ракова: Создаем новую современную инфекционную службу

Камера сняла побег напавшего с ножом на учительницу школьника

«Это конец эпохи»: как иностранные СМИ отреагировали на уход Шараповой из тенниса

Вильфанд посоветовал россиянам забыть о целине

Чем грозит закрытие сахарных заводов российской экономике

Россиянам напомнили о длинных выходных в марте

«Польша — бандит, а Россия — милиционер»: Марков о высказывании Дуды

Россияне назвали главные причины отказа от предложенной работы

Психологи рассказали о требованиях женщин к современным мужчинам

«В ней мертво все»: Любовь Успенская раскритиковала Ксению Собчак

Роспотребнадзор предупредил о необычном поведении клещей

Меган Маркл официально выступила против Елизаветы II

Ученые определили самую устойчивую к раку группу крови

Алла Сивашова: Продам мужа за СКВ

«Секс-символ подъезда» Никита Богословский отмечает 86-й день рождения

[i]Алла Николаевна Сивашова-Богословская — композитор, жена композитора. «Уникальный случай, — говорит Никита Владимирович, — подобные примеры в истории встречаются крайне редко».[/i] — Я не хотела бы выступать в роли супруги знаменитости, но я готова выступить как сама знаменитость! — заявляет Алла Николаевна в начале нашей беседы. [i]Тем не менее интервью это, конечно, в основном посвящено Богословскому. Алла Николаевна рассказывает о патриархе, подробностях их взаимоотношений и фактах совместной истории охотно и в лицах. Еще Алла Николаевна традиционно угощает вашу корреспондентку мороженым. Показывает новый спортивный костюм, советует обязательно при случае приобрести тренажер для бега, о котором она давно уже мечтает. Никита Владимирович в мероприятии участия не принимает. Уходя, я наблюдаю его в кабинете, читающим газету.[/i] — Я родилась и жила в Казани, училась там в школе при консерватории. Училась на скрипке очень хорошо. Меня наградили путевкой в Артек, и впервые в жизни я попала в Москву — в Москве была пересадка. Прямо к вокзалу подошел экскурсионный автобус, и целый день нас возили по знаменитым местам. Я увидела все и совершенно влюбилась в Москву, смертельно, до слез. А вот когда я поступала в Ленинградскую консерваторию, то была увлечена Гоголем. «Невский проспект» рождал в моей голове фантазии, чувства, эмоции. К тому моменту я ни разу не была в Ленинграде, но Гоголь почему-то пересилил. В консерватории я скрипку оставила. Сидеть в оркестре совсем не хотелось: очень честолюбивая. Выучилась на композитора. О Москве мечтала всю жизнь. Отжив двадцать лет в Ленинграде, я эту идею не забросила и в один прекрасный день сказала: все! Баста! Я переезжаю в Москву. В Ленинграде стало тесно, хотелось шири, простора московского, славы, известности. За пять дней я оформила переезд, обмен квартиры. Первые годы в Москве были многообещающими. Во всех отношениях. Меня узнали все знаменитые композиторы, которые вершат наши судьбы. Начались концерты, выступления, записи на радио, фестивали. Московские исполнители стали меня узнавать, исполнять мои произведения. И тут — бац! — случилась перестройка. Как все изменилось, всем известно. [b]— Алла Николаевна, как все-таки произошло ваше знакомство с Никитой Владимировичем? [/b] — Богословский меня знал. Знал, что зовут меня Алла, фамилия Сивашова, и что я приехала из Ленинграда. Встретились мы на какой-то вечеринке, где были все наши выдающиеся композиторы, и я попала в эту славную компанию. Все расслаблялись. И Богословский стал совершенно нахально за мной ухаживать, соревнуясь при этом с Фрадкиным, покойным ныне. Я не собиралась предпринимать никаких ответных действий и еле отговорила Никиту Владимировича подвезти меня на машине до дома, мотивируя это тем, что я должна остаться и помочь хозяйке. Потом у Никиты Владимировича умерла жена Наталья Ивановна, с которой он прожил 37 лет, и три года он был один, мало появлялся в Союзе композиторов. И вот однажды, это был 1992 год, 7 сентября — день рождения моей дочери Марины, она в этот день болела, я заехала в Союз по каким-то своим делам и стала очень торопиться домой к дочке. И стоит на улице Богословский и с кем-то разговаривает. Я пролетела мимо как вихрь, но была им остановлена, можно даже сказать схвачена за руку. И… какой-то интерес опять, блеск в глазах. Как дела? Все отлично. Пытаюсь высвободиться, он меня не пускает. Говорит: приходите в гости. Я, чтобы быстренько отвязаться, говорю: когда? В понедельник. Хорошо. Я позвоню вам в 12. Вот, собственно, и все. В 12 часов я позвонила, он меня ждал. Спросил, хочу я прийти к обеду или к ужину. Что вы будете пить? Все, что выше 40 градусов. И к восьми вечера я пришла к нему. Был накрыт стол. Знаменитые сосиски, которые он обожает, картошка, белая жидкость выше 40°. Ну и все, завязался наш роман. Через две недели я переехала к нему. [b]— По идее, потом Никита Владимирович должен был сделать вам предложение. А это как случилось? [/b] — Был хмурый день. Зима подкрадывалась. Наверное, декабрь. Снег. Холодно. Я сидела, закутавшись во что-то, перед телевизором. Входит Богословский, говорит: встань, повернись ко мне спиной. Я незамедлительно все это исполнила. И он накинул на меня что-то мягкое и пушистое. Мне стало тепло. Я повернулась к зеркалу и увидела роскошную шубу. Я говорю: ой! Я не могу это от вас принять. С какой-такой стати? А он отвечает: а вот с такой стати, что садись и выслушай меня. И Никита Владимирович сказал, страшно волнуясь: я хочу, чтобы ты была моей женой. Ты согласна? Конечно же, я была согласна. [b]— Шутник Богословский вас разыгрывает? [/b] — Обязательно! Рассказать? Однажды я прихожу домой, а на дверях висит объявление «Здесь живет секссимвол подъезда». С объявлениями он вообще преуспел. В другой раз — «Продам мужа за СКВ», написано зелеными фломастерами, красными. Ярко и заметно не только для меня, а для всех, кто в тот день проходил мимо нашей двери. И еще одно было «Похудеть!» и четыре восклицательных знака. Похудеть я мечтаю всю свою жизнь. [b]— А вы пытались разыгрывать Никиту Владимировича? [/b] — Один раз получилось. Всем известно, что Никита Владимирович не очень хорошо слышит. Однажды я зашла в другую комнату и по мобильному телефону набрала наш номер. Он берет трубку, я, изменив голос, ему говорю (Алла Николаевна широко раскрывает глаза и переходит на писк): — Здравствуйте, Никита Владимирович, вам звонит ваша доброжелательница. — Я вас слушаю. — Никита Владимирович, вы такой знаменитый, всеми любимый, уважаемый человек, написавший столько прекрасных песен. Все знают, об этом писали в газете, что вы женились… Но на такой недостойной женщине! Которая вас обманывает… Не далее как сегодня я видела ее с посторонним мужчиной, он держал ее в тесных объятиях, и они, извините за выражение, целовались на глазах у всех в парке! И сейчас она у него, Никита Владимирович! Мне просто вас жалко! На что он отвечает: — Может быть, вы ошиблись, потому что моя жена сейчас дома и, если хотите, вы можете с ней поговорить… — Наверное, она уже успела прийти. Но обратите внимание, проследите, куда она ходит, отлучается. Всего вам доброго! И, произнося последнюю фразу, я вхожу в комнату и договариваю, глядя ему в глаза. Никита Владимирович очень смеялся и говорил, что во мне интриганские и аферистские способности тоже имеют место быть. [b]— В чем прелесть вашего совместного существования? [/b] — Прелесть в том, что мы с Богословским говорим на одном языке. Это качество не такое уж частое в семейной жизни. Духовная связь встречается довольно редко. Обычно приходится наблюдать совсем чужих людей, связанных бытом, детьми, какими-то материальными подсчетами. А когда дело касалось личности, я видела одно лишь насилие над личностью. Теперь вопрос, очевидно, будет: а в чем не прелесть? [b]— Давайте так, если вы готовы ответить и на этот вопрос.[/b] — А почему бы и нет! Я много думала на эту тему. Только не подумай, Яночка, что я скажу — разница в возрасте. Ничего подобного. Разница в возрасте не играет вообще никакой роли. Тем более меня с детских лет тянет к мужичкам старше меня лет эдак на сто. И амплитуда эта не уменьшается. Дело не в этом, а в том, что Никита Владимирович, при том, что он такой маленький, он весит 60 килограммов с шапкой и в ботинках на платформе, человек очень властный, очень любящий себя и не терпящий никаких не только возражений, а даже робких замечаний моих. У нас были очень серьезные моменты, когда я садилась и спрашивала себя: «Так! Что это я тут делаю? А не задержалась ли я в этом доме?». Но здесь вступает в силу, очевидно, чувство долга. Быть женой Богословского — это миссия. Он непростой человек. Неординарный. И то, что Бог именно меня послал ему в жены, я считаю, тем самым, судьба приказала мне где-то наступать на собственное горло. [b]— А как дети участвуют в ваших отношениях? [/b] — Моя дочь Марина живет за границей, учится там. Приезжает в Москву в гости, в год где-то на месяц. Она никак в наших отношениях не участвует. Учится в университете города Хайфа, факультет — «Всемирная история искусств», там преподавание на английском, иврите и латыни. Сын Никиты Владимировича, Андрей, живет в Москве, иногда приходит к нам обедать. Потом они общаются с отцом. О чем они говорят, я не знаю, я стараюсь им не мешать. [b]— Как вы участвуете в работе Никиты Владимировича? [/b] — Самым непосредственным, тесным и невероятным образом. В моем лице он нашел и жену, и хозяйку дома, и водителя большой машины — «Волги». И секретаря. Я отвечаю на вопросы, на которые он не считает нужным отвечать или ленится. Я и директор. Я знаю Никиту Владимировича, наверное, больше, чем самое себя. Поэтому наперед знаю, что он ответит, и чтобы не огорчать людей, — а ответить он может очень резко, — и чтобы люди не упали в обморок от такого ответа, я иногда принимаю эту миссию на себя. [b]— Никита Владимирович показывает вам то, что он пишет? [/b] — Когда он что-то напишет, а пишет он очень много, он всегда показывает мне и, кажется, считается с моим мнением. Никита Владимирович хоть и говорит, что ленив, работает все время. Он без работы не сидит ни одной минуты. Не может смотреть в окно или в потолок. Ему некогда: он читает или пишет, или слушает музыку, что тоже работа. Зачитает мне что-нибудь и говорит: «Мне кажется, что это слишком!». А я обычно отвечаю: «Не слишком! А ты давай еще подбавь!». Как цензор я позволяю Богословскому все. [b]— Сложно ли быть супругой великого композитора? [/b] — За семь лет совместной жизни мне этот вопрос задавали раз… [b]— Раз сто? [/b] — Раз семьсот!

Новости СМИ2

Алиса Янина

Анти-Грета: у экоактивистки появилась конкурентка

Виктория Федотова

Не портите блинами на кефире ваши отношения

Анатолий Горняк

«Географ глобус пропил»: за что уволили трудовика

Дмитрий Журавлев, политолог

Можно ли считать Эрдогана другом

 Александр Хохлов 

Каждый мужчина должен уметь стрелять

Георгий Бовт

Как высокие налоги мешают нам жить

Мехти Мехтиев

Работы много, народу мало

Солнечное угощение

Талантливый модельер строит успешный бизнес

Любимое варенье писателя

Больше читайте о разных странах и народах