Брауново движение

Брауново движение

Культура

[i][b]Наш кинообозреватель делится своими смешанными впечатлениями.[/b][/i]Почему говорят, что это триллер? Или детектив? Ведь интрига ясна с первой же минуты – когда зловещий альбинос Сайлас (Пол Беттани) расстреливает в упор на фоне шедевров смотрителя Лувра Жака Соньера. И все остальные 149 минут преступники – от биоробота Сайласа до епископа Арингароса – отнюдь не скрываются, а тупо вершат свое странное левосудие. И марафонский забег криптографа Софи Неве (Одри Тоту) с профессором иконографии Робертом Лэгдоном (Том Хэнкс) за чашей Грааля, в который «Сони Пикчерз» вбухала 120 миллионов долларов, выглядит задачкой для начинающего кроссвордиста.Та занудливая тщательность, с которой Рон Ховард подошел к не самому художественному тексту книги Дэна Брауна, обескураживает. Впрочем, изначально брауновский текст больше смахивал на сценарий. Но если читателя бестселлера заводили как тема аура запрещенных сообществ и как прием (достаточно банальный) обрыв «на самом интересном», то в фильме это уже не работает. И мастеровитость Ховарда, знающего, как делать «умное» кино для интеллектуалов типа «Игр разума», уже не спасает. От банальности происходящего сводит скулы и клонит в летаргический сон. И чем больше бегают герои, попавшие в историю во всех смыслах, тем необратимей этот процесс.За суетой, в которой они переносятся из Парижа в Цюрих, а затем и в Лондон, не успев, бедные, ни переодеться, ни перекусить, остаются за бортом неспешные размышления над революционной проблематикой книги – отнюдь не шифровально-лингвистической, а сакрально-метафизической. Дешевой скороговоркой проговариваются самые фантастические версии и теории (вроде гипотетических детей Иисуса Христа и Марии Магдалины). Их на экране некогда ни осмыслить, ни принять, ни опровергнуть.Кстати, не спешите плеваться и отвергать версию потомства христианского бога как изначально кощунственную. Человеческая природа Христа, как известно, интересовала самых великих теологов и философов – в том числе и русских. Написано об этом горы. А в фильме через этот провокационный поворот проступает неожиданный пласт – публицистическо-феминистический. И достаточно убедительный. Из песни слов не выкинешь – история становления христианства пропитана не только ладаном, но и кровью.Когда сюжет с кодами, шифровками и безумными монахами отступает в тень, на экране материализуются жертвы догмы – от сожженных ведьм до невинно убиенных темплиеров. Для кого-то из нас это будет новостью, представленной очень наглядно, – современные компьютерные технологии позволяют Ховарду ввести во многие сцены два, а то и три-четыре плана.Пафос же картины, по сути, оказывается антидогматическим. Пусть на примитивном интеллектуальном уровне. Но этот свободный полет мысли и тоска по человечности далекого идеала, похоже, самое ценное в картине, претендующей на звание блокбастера.Актеров же остается, увы, пожалеть, несмотря на их миллионные гонорары. Вся игра Одри Тоту, Тома Хэнкса, Жана Рено (инспектор Фаш) и Йена Маккелена (Лью Тибинг) сводится к выразительной, но однообразной мимике. Особо приятно смотреть на Одри – ну так прелестно девушка округляет и без того огромные глазищи! Игратьто приходится идею, а не образ.Причем маловнятную, и на полном сурьезе, без тени юмора. И быть начеку – поклонники Брауна знают текст наизусть. А враги готовы его если не распять, то предать анафеме со всеми кодами, гениями,ангелами, демонами и иллюминатами-масонами, о которых успешный автор пишет под копирку в каждом своем романе.А это ли не лучшая реклама сомнительному продукту?

Google newsYandex newsYandex dzen