- Город

Человек в городе

Сергей Собянин рассказал о программе профориентации молодежи

Россиянка заразилась коронавирусом на круизном лайнере в Японии

Синоптики рассказали, какой будет погода в марте

Грудинин ответил судье КС на слова о «незаконно созданном» СССР

Длинные выходные ждут россиян из-за Дня защитника Отечества

Политологи объяснили слова Зеленского о выборах в Крыму

Что известно о напавшем на прихожан храма в центре Москвы

Протоиерею ответили на слова о «бесплатных проститутках»

Врач опроверг заявления о вреде любого количества алкоголя

Новый русский миллиардер. Как Николай Сторонский заработал состояние

Избившая таксиста участница «Красы России» рассказала об инциденте

«Классическая схема»: как экс-глава управления ФСИН мог пронести пистолет в суд

Политолог объяснил нервное поведение Лукашенко

Что нужно успеть сделать москвичам до 1 марта

Лев Лещенко озвучил размер своей пенсии

Человек в городе

«Все они называют меня мамой…»

[b]Вчера в Москве прошла церемония вручения благотворительной премии «Золотое сердце». Одним из ее лауреатов стала заслуженный учитель Чеческой республики, основатель приюта для детей, пострадавших от чеченской войны, Берлант Касаева. Вот что она рассказала «Вечерней Москве»:[/b] – На самом деле все началось с горя. В 1994-м, во время первой чеченской войны, я потеряла мужа, его братьев. Осталась с 12-летним сыном и пятимесячным умирающим малышом на руках. Я не знаю, как пережила все это. Полгода не могла с людьми разговаривать... Когда я в первый раз после гибели родственников вышла на рынок, то увидела маленького беспризорного мальчика, который рылся в объедках. Тогда я поняла, что плохо не мне одной. Я взяла его за руку и сказала: «У нас с тобой одна судьба». Потом привела второго, третьего, четвертого. Люди думали, что я обезумела. В 1996-м меня назначили директором социального детского приюта. Приют тогда не финансировался. Собирали, как говорится, «с миру по нитке», нам помогал Красный Крест и самые обычные люди. Выкручивались как могли. Однажды мои дети заработали деньги самостоятельно – они выиграли конкурс на лучшую детскую передачу. Конечно, война – это страшно. В 1999 году в Грозном находиться было опасно. Я пыталась вывезти детей в Ингушетию, но наш автобус обстреляли. Тогда я повезла детей в Надтеречный район к своей матери. К нам стали приводить не только детей, но и больных, беженцев. Мы превратились в военный госпиталь. Во время бомбежек я спускала детей в подвалы. Дети жили в постоянном стрессе, чтобы отвлечь их от войны, я за мешок муки наняла хореографа, который учил их танцевать. Дети у меня талантливые – поют, танцуют. У нас есть свой ансамбль «Голос матери». Сейчас наш приют финансируется государством. Дети учатся в школе, многие потом поступают в высшие учебные заведения, создают семьи. Через мои руки прошло около тысячи детей. У некоторых находились родственники, которые их забирали. Часть детей нашла родственников, благодаря программе «Жди меня». Одна из девочек нашла через программу своих двоюродных братьев. Она сказала: «Я не хочу дважды терять свою маму», и отказалась уходить от нас. Я считаю, что в тяжелое время у людей пробуждаются лучшие качества – доброта, сострадание, отзывчивость. Мы рады, что смогли спасти души этих детей.

Новости СМИ2

00:00:00

Анатолий Горняк

Протоиерей Дмитрий Смирнов и бесплатные проститутки

Ирина Алкснис

Решение о сбережении: почему россияне начали копить

Александр Лосото 

Спасибо за жуткие сказки про коронавирус

Антон Крылов

Зачем нужны поправки к Конституции

Алиса Янина

«Вези меня, тварь!»: конфликт барыни и кучера

Алексей Зернаков

Это нужно живым

Виктория Федотова

Декрет или карьера? Не ваше дело

Элита общества. Судьба страны порой зависит от одной улыбки дипломата

ЕГЭ по английскому. Типичные ошибки

Почему люди бьются током: на детские вопросы на занятиях отвечают ученые

Существованья ткань сквозная. Памяти Бориса Пастернака