Наследники Шекспира

Наследники Шекспира

Культура

[b]Это новый проект Эдуарда Боякова и Британского совета. «В течение тысячелетий лидером театра считался драматург, и только последние сто лет – режиссер. Теперь все постепенно возвращается на круги своя», – громко заявляет Бояков, один из родоначальников «Золотой маски», а затем фестиваля «Новая драма» и сопутствующего ему театра «Практика».[/b]– Вот уже 400 лет британская драматургия определяет лицо театра. И мы даже сами не подозреваем, до какой степени мы находимся под влиянием сюжетов и стилей, родившихся в Британии, – какую-то радиацию излучает этот остров, – продолжает Бояков, любящий громкие обобщения. – Если вы приедете на фестиваль в Эдинбург, то увидите, что 70–80 процентов спектаклей представляют современную пьесу. И только наши критики предпочитают писать про Петера Штайна, новый хореографический шедевр Матса Эка или гастроли Гергиева… Фестиваль «Новая драма» начался с перевода пьес Марка Равенхилла. Теперь Равенхилл едет в Москву в качестве автора и исполнителя собственной пьесы «Продукт». Это исповедь манерного сценариста перед заштатной актрисой, или история про то, как рождается текст. Равенхилл даст и мастер-класс «Как написать пьесу».Россияне и британцы поделили усилия почти поровну: три английские постановки, три совместные и два российских прочтения новой английской драмы.«Калеку с острова Инишмаан» ирландского эксцентрика и мастера черного юмора Мартина МакДонаха москвичи увидят даже в двух постановках – Стивена Рентмора и Михаила Бычкова.Другой образец английского черного юмора представляет трагикомедия «Дуб у дороги» Тима Крауча об отце погибшей в автокатастрофе девушки, который встречается с виновником ее гибели – гипнотизером.Последнего играет сам Крауч, а вот роль отца отдают актеру, не знающему текста, что обеспечивает повышенную комичность самой что ни на есть трагичной ситуации.Еще одна черная комедия пополам с психологическим триллером – «После конца»: мужчина и женщина прячутся в бомбоубежище и не знают, сумеют ли выбраться.А интерьером спектакля «Брокенвиль» Филиппа Ридли станет разрушенный дом посреди разрушенного города (так и переводится название), где живет маленький мальчик, который боится засыпать в одиночестве и сам себе рассказывает сказки, чьи герои однажды придут к нему.«Собачье счастье» Лео Батлера, наследуя Чехову и Пинтеру, повествует о самом обыденном и всегда волнующем – семейных отношениях.Семейная же история с кровосмешениями, загадочными смертями, браком по расчету и неожиданно светлым финалом лежит в основе пьесы «Порция Кохлан» Марины Карр.Особая гордость Британского совета – переводы представленных пьес. Ради них затевался Интернет-конкурс, в результате которого из двухсот участников со всей России отобрали 14 и пригласили на мастер-классы наших ведущих переводчиков – Татьяны Осколковой и Саши Дагдейл.Такое начинание особенно ценно в нашей стране, где английский учат в лучшем случае по текстам XIX века, а про лицензию на перевод часто слышат в первый раз.[b]На илл.: [i]Сцена из спектакля «Собачье счастье». Театр «Парафраз», Глазов.[/b][/i]

Google newsYandex newsYandex dzen