А был ли сговор?

А был ли сговор?

Общество

[b]Странный документ[/b]Не самое интересное занятие – изучать историю ткацкой промышленности Франции. Как и любой другой страны.Во всяком случае для историка, мечтающего об открытиях мирового значения, о создании теорий, способных перевернуть представление ныне живущих о временах давно прошедших. Молодой бельгийский ученый Антуан Жербье не был «повернут» на текстиле, просто ему предложили грант столь весомый, что он не смог отказаться. Что ж, ткачи, так ткачи. Из Нанта, так из Нанта.Жербье не мог знать, какие неожиданности ждут его. Он просто копался в архивах. Скрупулезно, методично, как и положено историку. И вот как-то ему в руки попал любопытный, хотя для непосвященного вроде бы ничем не примечательный документ. Это была копия платежки, из которой следовало, что в конце 1931 года текстильные короли Нанта выплатили Нантской судоходной компании 80 тысяч франков. Весьма солидная сумма по тем временам, но что с того? И что с того, что это была не первая, а последняя выплата? Но в том-то и дело, что Антуан Жербье был посвященным. Он отлично знал, что произошло 15 июня того давнего года, и потому не мог не задаться вопросом: с какой, собственно, стати фабриканты платили судовладельцам, тогда как, по логике, это они должны были требовать от них денег – и немалых! Заинтригованный ученый удвоил усилия по изучению документов, относящихся к 1931 году. А тут ему еще и повезло: он получил доступ к некоторым личным архивам текстильных промышленников Нанта. В них-то Жербье и обнаружил следы секретной переписки, начавшейся за полтора месяца до трагедии, потрясшей всю Францию.[b]Обреченные[/b]Летом 1931 года дирекция одной из ткацких фабрик обратилась к владельцам Нантской судоходной компании. С целью – нанять одно из принадлежащих ей судов для экскурсии на Нуамуртье, остров в 15 милях от устья Луары, славившийся своими дубовыми рощами и мимозами. Столковались быстро, и фабрике был предоставлен пароход «СенФилибер».Это прогулочное судно было построено в 1923 г. на верфях Сен-Назера. Тупоносое, почти плоскодонное, оно предназначалось для плавания по рекам и озерам. Почти вся его главная палуба была занята двумя пассажирскими салонами. Над салонами была еще одна палуба, открытая, со скамейками для экскурсантов. При длине в 32 метра, ширине 6 и высоте борта 2,5 «Сен-Филибер» имел свидетельство на перевозку 500 пассажиров. Почему так непозволительно много? По-видимому, ответ на этот вопрос кроется в банальной человеческой жадности.Владельцы Нантской судоходной компании не хотели терять ни франка, который можно было бы выручить с пассажиров, как не хотело прогадать и руководство классификационного общества «Бюро Веритас», выдавшего свидетельство. Как бы то ни было, но когда «Сен-Филибер» отваливал от причала и пассажиры собирались на одном борту, крен парохода в эту сторону достигал почти 10°.Восемь лет «Сен-Филибер» ходил по Луаре, обслуживая пассажирскую линию Нант-Сен-Назер, и вот теперь ему предстояло выйти в Бискайский залив.Утро 15 июня 1931 г. выдалось ненастным. Моросил дождь. Но потом развиднелось, в разрывах облаков появилось солнце. На речной пристани Нанта собралось около трех тысяч человек – отплывающих и провожающих.Ровно в 7 часов убрали сходни, и «Сен-Филибер» отчалил. Три часа спустя пароход сделал остановку в Сен-Назер, затем снова двинулся вниз по реке.Его изрядно покачивало, потому что южный ветер разогнал приличную волну. Особенно страдали от качки женщины и дети. На экскурсию ткачи отправлялись целыми семьями.Еще через два часа судно подошло к пирсу острова Нуармутье. Пассажиры сошли на берег. К полудню ветер усилился, и капитан «Сен-Филибера» решил трогаться в обратный путь. Экскурсанты, понятно, были этим недовольны, так как пребывание на острове получалось уж слишком непродолжительным, однако слово капитана – закон.На борт парохода, впрочем, поднялись не все: двадцать восемь пассажиров, которых настигла морская болезнь, предпочли остаться на острове, чтобы дождаться отлива и вернуться на «большую землю» по дамбе, которая соединяла остров с материком.Ветер крепчал. В устье Луары волны сбивались в стаи, сталкивались, захлестывали друг друга. Когда «Сен-Филибер» вышел из-за прикрытия острова, в окна салонов полетела белая пена, сорванная с верхушек волн. Пароход раскачивался все сильнее. Из-за небольшой осадки и высокой палубной надстройки«Сен-Филибер» стало сносить, и рулевой с трудом удерживал его на курсе.Пароходу оставалось обогнуть мыс Сен-Жильда, а там уже было совсем недалеко до устья реки, но этот маневр оказался гибельным. «Сен-Филибер» подставил ветру левый борт и почти лег правым на воду. Большая волна, тот самый пресловутый «девятый вал», выбила несколько стекол в салоне. Находившиеся в нем пассажиры в испуге бросились к противоположному борту. Пароход накренился еще больше, новая волна еще подтолкнула его, и «Сен-Филибер» перевернулся.Наблюдатель спасательной станции на мысе Сен-Жильда позже дал такие показания следствию: «Я наблюдал за судном в бинокль. Когда оно подошло к отмели Шателье, я отвел взгляд в сторону, и когда опять посмотрел на то же место, парохода уже не было. Я подумал, что пароход скрылся в пене брызг, но на самом деле он уже исчез в волнах».«Сен-Филибер» пошел ко дну в 8 милях юго-западнее Сен-Назера. Спасти удалось семь человек: шестеро плавали, уцепившись за скамейку, сорванную с верхней палубы, еще одного человека отнесло к бую у отмели Шателье.Вечером того же дня контора Нантской судоходной компании едва не была разгромлена обезумевшей толпой. Полиции с трудом удалось удержать от самосуда родственников погибших, их друзей и соседей.Но кто-то же должен был ответить за гибель почти пятисот человек! И ответить на многочисленные вопросы. Почему речной пароход выпустили в Бискайский залив? Почему на судне не было спасательных шлюпок и спасательных кругов? Почему капитан «Сен-Филибера» вышел в обратный рейс, а не остался у причала острова Нуамуртье? Почему? Почему?!!! На следующий день министр судоходства Франции заявил, что причиной катастрофы «Сен-Филибера» стал внезапный шквал, а число жертв составляет «всего» 342 человека. И то, и другое было ложью. Но если в первом случае – лишь отчасти, то во втором – безусловно. Даже с учетом 28 человек, оставшихся на острове и семи спасенных. На пароход было продано ровно 500 билетов, однако на детей меньше семи лет билетов не брали, а большинство экскурсантов отправилось на остров с детьми. И через несколько дней, когда шторм поутих, это получило трагическое подтверждение: к островам Олерон и Фэ, а также к мысу Сен-Жильда прибило около ста детских трупов. Лишь потом море стало выбрасывать на побережье трупы женщин и мужчин. Знающие люди объясняли: детские тела всплывают первыми…По окончании официального разбирательства было объявлено, что погибли 462 человека, но и эти данные были далеки от истинных. Главное же, чего не смогло (или не захотело сделать) следствие, это назвать виновников катастрофы.[b]Веские подозрения[/b]Антуан Жербье долго не мог поверить в очевидное. Все было слишком цинично. И тем не менее… Воротилы текстильного бизнеса Нанта были испуганы радикализацией руководства профсоюза текстильщиков.Весной 1931 года отношения между хозяевами и профсоюзом обострились до предела: сменившееся профсоюзное руководство состояло на 60% из коммунистов, а остальные почти сплошь были социалистами и анархо-синдикалистами. Профсоюз ткачей поставил перед хозяевами вопрос об увеличении зарплаты на 12% и пригрозил в случае, если не будет пересмотрен коллективный договор, начать бессрочную забастовку. Аргументы у руководителей профсоюза были простые: продукция фабрики хорошо раскупается, доходы хозяев растут, а зарплаты работников остаются прежними.Фабриканты не хотели идти на уступки, вместо этого мечтая обезглавить профсоюз. Они проводили бесчисленные совещания, на которых обсуждали, как это лучше сделать. Эта же тема звучала и в их частной переписке. В одном из писем Жербье натолкнулся на фразу: «Предлагается вступить в переговоры с Судоходной компанией, договориться о сумме, продумать форму выплаты…»15 июня практически все руководство профсоюза было на «Сен-Филибере» – и погибло. Хозяева фабрики тихо и незаметно поставили во главе профсоюза своих людей – робких и богобоязненных католиков из Французской конфедерации христианских трудящихся.Получается, катастрофа «Сен-Филибера» была результатом преступного сговора между «капитанами текстильного бизнеса» и руководством Нантской судоходной компании! Антуан Жербье уверен, что все обстояло именно так. Правда, пока он располагает лишь косвенными уликами, недостаточными для вынесения судебного решения. Историк уверен, что ему удастся найти неопровержимые доказательства. И тогда давнее дело о гибели «Сен-Филибера» обернется для наследников текстильных королей миллионными исками.

Google newsYandex newsYandex dzen