Ромео, Джульетта и Гитлер

Ромео, Джульетта и Гитлер

Культура

[i][b]При входе в кинозал на фильм «Franz+Polina» вам выдадут наушники. Народ недоумевает: странно, картина же наша… Чего там переводить? Но в этой ленте, снятой самой северной в России телекомпанией «Югра-фильм» в Ханты-Мансийске, герои говорят в основном по-немецки и по-белорусски. И от этого шок еще сильнее.[/b]Что еще можно сказать о войне? Какие найти слова и краски о пропитанном кровью времени? Оказывается, можно – если пепел стучит в сердце.В сердце [b]Алеся Адамовича [/b]он стучал, заглушая все остальные звуки. Свою повесть «Немой» еще в 93-м году он переложил в сценарий «Франц+Полина». Но на экране так и не увидел: лишь несколько лет назад за него взялся клипмейкер Михаил Сегал. И на фоне фильмов-скороспелок снимал непозволительно долго – несколько лет. Дополнял сценарий, искал актеров – благо продюсер Олег Урушев не торопил, хотя фильм готовился к 60-летию Победы.[/i]Но лента получилась совсем не парадная. Негромкая. Трудная. Загадочная. Снятая в туманной дымке оператором Максимом Трапо R.G.C. как нескончаемый сон-кошмар.…Деревня Петухи белорусского Полесья. 1943 год. Мужики – в партизанах, в избах – старухи да дети. «Гiтлер вызваiцель» – выносят благостные старухи портрет фюрера к эсэсовцам, надеясь, что минует их страшная участь других белорусских сел и деревень. Верят листовкам-пропускам, в которых лукаво значится: «Бойцы! Командиры! Сталин и его приспешники в интересах интернационального капитала и евреев гонят вас на верную смерть. Гонят в то время как в освобожденных от большевиков областях строится новая жизнь без каторжных колхозов, без капиталистов, без помещиков, без потогонной стахановщины и социалистических соревнований! С пленными мы обращаемся хорошо… Желающих работать мы устраиваем на работу по специальности…» Оккупанты ведут себя культурно – помогают бабушкам носить воду в ведрах, сажают с собой за стол кушать «млеко да яйки».И ловишь себя через полчаса на странной мысли, что эсэсовцы, оказывается, славные ребята… Особенно симпатичен Франц, который нежно засматривается на 16-летнюю Полину, сопровождая ее в нехитрых деревенских маршрутах.А вокруг – мертвая вода, пустая земля, тишина. Жизнь уже ушла, но этого еще никто не замечает. На фоне метафизического торжества смерти разыгрывается безнадежная драма между немецким Ромео и белорусской Джульеттой.От намека на флирт – к кровавому отчаянию, от надежды на счастье – к неминуемой расплате. Камера не может оторваться от горящей деревни, убогих изб, охваченных пламенем. Пылают с ними наивные чаяния на новый орднунг.Все встает на свои места. А чудом спасенные герои начинают новую битву за жизнь – в болотах и лесах. И «своих» для них нет.Компенсируя лиричность первой части, во второй половине фильма Сегал жестче закручивает эмоциональные гайки – в духе климовского «Иди и смотри». Особенно ужасает сцена атаки своры диких собак – под их неистовый лай и свершается долгожданное воссоединение инь и ян героев.[b]Тамара Миронова [/b]в роли матери Полины Кучерихи поднимается до высот древнегреческой трагедии. [b]Светлана Иванова [/b]– Полина – безусловная находка.Сдержанно, скупо, лаконично передает актриса суть неулыбчивой героини.[b]Адриан Тополь [/b](отобранный Сегалом из числа немецких актеров) в роли эсэсовца Франца по-европейски тонок. Его Франц – продукт не только времени и строя, но и своей семьи. Не случайно именно медальон, подаренный матерью, спасает ему жизнь.Дуэт героев – как пронзительная песня на пепелище войны, безнадежная и высокая. Конечно, явится посланец Рока, злобный Мальчиш-Кибальчиш – и поставит свинцовую точку в этом несбывшемся полете.Фильм, как старый гобелен, – сначала кажется старомодным, ненужным, плоским и наивным.Куда повесить? А приглядишься – дышит временем и судьбой. И – мурашки по коже, о которых уже забыли. Как и о том, что вечная и лучшая рифма для слова «любовь» – как ни крути, все-таки «кровь».[b]Дом кино, 28 июня в 19.00 [/b]

Google newsYandex newsYandex dzenMail pulse