Воскресенье 18 ноября, 18:11
Легкий Дождь + 1°
Город

Странные мысли Памука

В Стамбуле, родном городе Орхана Памука, происходит действие почти всех его книг
Фото: тасс
В Стамбуле, родном городе Орхана Памука, происходит действие почти всех его книг
Фото: тасс
Только что на русском языке вышли «Мои странные мысли» — новый роман турецкого писателя Орхана Памука.

Обозреватель «ВМ» встретился с переводчицей Аполлинарией Аврутиной  и задал несколько вопросов.

- Для меня это одна из главных книг Памука, потому что он вместил в эту книгу не только всю историю Турции, а все свое философское мировоззрение и миропонимание отношений России и Турции, Турции и соседних стран.

- Эта книга является историей Турции и Стамбула во второй половине ХХ века. Книга — очень тонкая попытка объяснить, откуда в прекрасной и настроенной на модернистские идеи Турции вдруг появился исламизм. Памук очень тонко показал, откуда взялась правящая партия. И вся книга — это большая ирония в адрес партии и ее лидера. В романе используются реальные адреса и места, которые имеют непосредственное отношение к биографии президента Турции Реджепа Эрдогана.

Мы-то  считали, что идеи Мустафы Кемаля Ататюрка (создателя светской Турецкой Республики. — «ВМ») почитаются до сих пор, но выясняется, что сегодня они не так уж важны и святы. Мне кажется, что турецкое правительство аккуратно отодвигает заветы Ататюрка, который считал, что Турция должна жить по европейским ценностям.

- Как книгу восприняли в Турции?

-  К творчеству Памука там относятся неоднозначно, хотя в целом книгу восприняли тепло и фактически забыли давние скандалы в связи с признанием Памуком геноцида армян.

- Вам как переводчику часто приходится вмешиваться в текст?

- Часто. Из-за редакторских ошибок и недоработок, существенных нестыковок.В этом отношении я человек бесцеремонный, даже в случае с Памуком.

- С ним сложно работать?

- Сложно, как и с любым творческим человеком. У него есть своя внутренняя территория, в пределы которой он никого не пускает, но он любит собирать материал путем интервьюирования своих знакомых. Не всегда это входит в романы, но некоторые моменты он обязательно включает. Он, например, может спросить, как женщина смотрит на ту или иную ситуацию. И потом подсказывает, где нужно сделать примечания, где какой ритм и отсылки. Но он всегда старается идти навстречу. Я дружу со многими его переводчиками на разные языки, и всем он советует и помогает. А рукописи часто присылает переводчикам еще до того, как в издательстве создается верстка. Когда я переводила «Музей невинности», я видела, как он собирает материалы, разные предметы и описывает их.

А когда переводила «Снег» и «Дом тишины», видела огромные коробки, связанные с этими романами. Памук — вещист, и построение текста у него идет от вещи. Он сначала находит паровозик, а потом думает, что с этим паровозиком происходило. И у него к каждому роману есть своя коробка предметов, вплетенных в книги.

- Со «Странными мыслями» было так же?

- Конечно! Он рассказывал, что написал сначала 200 страниц. А потом, как Гоголь, их сжег и начал все заново. И как любой творческий человек он очень раним, с ним надо очень аккуратно общаться, чтобы понять, что его задевает, а что нет. Он очень любит собирать вечером друзей и устраивать чтения. Даже если написал за день всего страницу. А читает с какой-то космической скоростью, как футбольный комментатор.

- Памук собирался приехать нам?

- Сейчас это невозможно, хотя он очень хочет. Визит должен был состояться в феврале. К сожалению, для него это небезопасно. После такой поездки его могут арестовать и обвинить в предательстве. Пока, увы, улучшения отношений, кажется, не предвидится, и мы отложили визит как минимум на год.    

- Насколько велик в Турции интерес к русскому языку?

- Очень большой! Во всех университетах открыты отделения русского языка, и это не 5–15 студентов, как у нас, а до 80–90 человек на курсе.

- Это было связано с развитием туризма и бизнеса?

- Безусловно. И студентам нужно было читать много наших современных авторов. Они следят за новинками и лауреатами наших литературных премий. Теперь вся эта творческая интеллигенция, которую объединяла взаимная любовь к России и Турции, пребывает в глубокой растерянности. И это не 50–100 человек, а несколько тысяч, которые не понимают, как дальше с этим жить.

- Кого из наших авторов знают и любят в Турции?

- Хорошо пошли Глуховский, Быков и Улицкая. Знают и любят Илью Боящова, особенно его «Путь Мури» и «Танкиста» (по нему Карен Шахназаров снял фильм «Белый тигр». — «ВМ»).

ДОСЬЕ

 Орхан Памук Фото: тасс

 

Орхан Памук родился в 1952 году в состоятельной семье инженера, окончил институт журналистики Стамбульского университета. Лауреат Нобелевской премии (2008). За признание геноцида армян ( в том числе в собственных произведениях) подвергался на родине гонениям и вынужден был жить сначала в США, а потом в Гоа (Индия).        

ДВЕ КНИЖКИ НА МАРТ

Это неблагодарное дело — выбирать из десятков свежих книг, еще пахнущих типографской краской, те, которые нужно прочитать в первую очередь...

Евгений Водолазкин

Авиатор

Автор нашумевшего «Лавра» построил сюжет своего нового романа на основе истории жизни покойного Иннокентия Платонова, о которой он узнал из найденных в Петербургском обществе воздухоплавания бумаг.

Невероятные события привели к тому, что Иннокентий Платонов оказывается выключенным из реальной жизни на долгие десятилетия. Очнувшись на больничной койке, он обнаруживает, что мало что о себе помнит, и в попытке восстановить свою историю начинает ежедневно записывать воспоминания-видения.   

Марина Степнова

Где-то под Гроссето

Героинями нового сборника рассказов стали люди-невидимки — несчастные, нелюбимые, уставшие. Это короткие истории о людях, которых не принято замечать, да и они сами, кажется, делают все, чтобы остаться невидимками. Но при этом за их «маленькими трагедиями» и «большими надеждами» скрыты сильные чувства: любовь, боль, одиночество, страх смерти и радость жизни. Все то, что и делает нас людьми.

Книга предназначена для женщин всех возрастов и взглядов, поскольку повествует не о политике, а о человеческих отношениях.

«РОСКОН»: РЕАЛЬНАЯ ФАНТАСТИКА

В Москве завершил работу «Роскон» — крупнейший фестиваль для поклонников фэнтези, научной фантастики, стимпанка, постапокалипсиса и мистики.

С утра до вечера здесь веселились, танцевали, слушали и задавали вопросы писателям, приехавшим со всех уголков страны, читатели, геймеры и коллекционеры. В нескольких тематических зонах зрителей ждали тестовые настольные и видеоигры, театрализованные постановки. Значительную часть фестивальной программы составил косплей — преображение в известных фантастических персонажей. Среди них прошли конкурсы на самый технически сложный костюм, лучший грим, групповое дефиле.

Писатель-фантаст Олег Дивов заявил «ВМ»: — «Роскон» — это подтверждение того, что фантастика не просто рабочая лошадка книжного рынка, но и направление в литературе, которое создает новые смыслы. И сюда приходят люди, которые это любят. А мы, писатели, любим их. В последний день работы фестиваля собравшиеся назвали «фантаста года». Им стал Дмитрий Глуховский.

ОБ АВТОРЕ

Олег Фочкин - автор и ведущий рубрики. Если бы не частые командировки и путешествия, его можно было бы назвать книжным червем. Но он умело сочетает чтение книг с открытием любимой Москвы и расследованиями. И рассказывает об этом на страницах «Вечерки» и в своих книгах по москвоведению.

  

В Стамбуле, родном городе Орхана Памука, происходит действие почти всех его книг
Фото: тасс
Добавьте в избранное: Яндекс Дзен Яндекс Новости Google news

Новости СМИ2

Спасибо за вашу подписку
Подпишись на email рассылку Вечерки!
Предлагаем вам подписаться на нашу рассылку, чтобы получать новости и интересные статьи на электронную почту.
Created with Sketch. ОТПРАВИТЬ CTRL+ENTER