Карта городских событий
Смотреть карту
Девушка с характером

Девушка с характером

Афиша

[i]Красавица Амина — любимая женщина Буржуя и та еще штучка. Принимает подарки от бывших возлюбленных. Разъезжает в кабриолете за сотню тысяч долларов. И что от нее ждать — радости или гадости — совершенно непонятно. Непростая девушка. Себе на уме. Может рубиться на мечах, заключить контракт на умопомрачительную сумму и нарваться на крупную неприятность. Планирует родить Буржую ребенка и стать счастливой.Красавица [b]Ирина Апексимова [/b]— любимая жена [b]Валерия Николаева [/b](в просторечии Буржуя) и тоже весьма непроста. Ненавидит спорт. При этом свободно садится на шпагат и обладает несомненной деловой хваткой.Переиграла множество ролей во МХАТе им. Чехова. В кино снимается редко, но метко. Стала довольно известной после телесериала «Мелочи жизни». Известной — после двух эпизодов в «Лимите» Дениса Евстигнеева, где снялась в роли женщины самозабвенно хищной, умопомрачительно беспринципной и невыносимо стильной. Специально для Апексимовой был придуман персонаж в уже культовом фильме Юрия Грымова «Му-му» — холодная лесбиянка, неотлучная компаньонка Барыни. А уже популярность принесла Ирине роль Амины в телесериале «День рождения Буржуя». Свои неприятности предпочитает не афишировать. На вопросы отвечает мило и охотно, но собеседника держит на расстоянии вытянутой руки: вот сюда вам можно, а сюда — ни-ни. И на экране, и в жизни остается верной раз и навсегда выбранному амплуа девушки с характером. Планирует сниматься в продолжении «Буржуя», для чего в конце августа собирается выехать в Киев.[/i][b]ТТ: Ира, а как вы думаете, Амина любит Буржуя? [/b]И.А.: Любит, наверное, иначе не стала бы совершать столько идиотских поступков. А что, есть сомнения? [b]ТТ: Вообще-то есть.[/b]И.А.: Это, видимо, потому, что я старалась любовь не играть. Играть любовь в дуэте с собственным мужем — нелепость какая-то, идиотизм. Такое ощущение, будто раздеваешься перед людьми. Демонстрировать личные отношения на публике — в этом есть что-то неприличное.[b]ТТ: Но это же не ваши личные отношения, а героев. А вы — актриса, профессионал.[/b]И.А.: Давайте считать, что это из разряда моих рефлексий. А знаю людей, которые спокойно относятся к подобным вещам. И когда Даша Юрская выходит на сцену вместе с Сергеем Юрьевичем, я всегда спрашиваю: «Даша, как ты можешь играть любовь с собственным отцом?» [b]ТТ: Может быть, вам вообще неловко работать с Валерой на одной площадке? [/b]И.А.: Нет, нам очень удобно вместе, потому что мы и друзья, и партнеры, очень хорошо понимаем друг друга. Но когда говорят: «Начинайте целоваться», я не могу отстраниться. Вот если бы был чужой человек… [b]ТТ: А что для вас труднее — сыграть любовь или нелюбовь? [/b]И.А.: Да в кино никогда любовь не играла! У меня почти не было ролей, где надо было бы постараться что-то придумать, подумать, как играть. В кино более чем органично произношу текст. А сыграть хотелось бы страсть.[b]ТТ: По-моему, вы это уже сделали в «Лимите».[/b]И.А.: Да, но хочется играть страсть не физическую, а духовную.[b]ТТ: А что играть сложнее — радость или горе? [/b]И.А.: Радость сложнее. Потому что это чувство такое… изменчивое.[b]ТТ: А вам в жизни что приносит радость? [/b]И.А.: Любовь близких. Дочки, мамы, мужа. Конечно, работа. Роли. Я сейчас часто езжу на гастроли со спектаклем «Наш Декамерон» и вижу, как зрители принимают. Сначала вроде бы идут неохотно, потому что ничего хорошего от антрепризы не ждут, но аплодисменты после спектакля все искупают.[b]ТТ: Все ваши героини — очень сильные женщины. Вы похожи на них? [/b]И.А.: Мне приходится быть сильной. Я же с нуля начинала. Не было ни капитала, ни квартиры, ни семейного толчка. Знаете, когда родители устраивают детям будущее. Всего приходилось добиваться самой.[b]ТТ: А какие мужские поступки вы совершили в жизни? [/b]И.А.: Спросите лучше, какие я совершила женские! Вот ребенка родила — женский поступок. А остальные все — мужские. Я, например, терпеть не могу заниматься хозяйством. Раньше думала: вот появится новая квартира — и я сойду с ума, бегая по магазинам. Буду покупать, выбирать, придумывать. И что же? Переехала в новую квартиру и сделала все, чтобы не нужно было ничего делать. Там даже мебели почти нет, чтобы пыль не вытирать. И когда друзья говорят мне: «Ира, ты что! Как тебе не стыдно!», я отвечаю: «Зато я вожу машину, зарабатываю деньги».[b]ТТ: И вы никогда не идете на женские хитрости, если надо чего-то добиться? [/b]И.А.: Мне кажется, когда женщина начинает хитрить, это же невооруженным глазом видно. Даже неловко становится. Удивительно, что мужики этого не замечают.[b]ТТ: А как вы относитесь к тому, что за вами закрепилось амплуа «девушки из офиса»? Вам нравится такое определение? [/b]И.А.: Нет! Ненавижу! Отвратительно! [b]ТТ: А сами девушки из офисов? [/b]И.А.: Да я их не знаю совсем! [b]ТТ: Ну хорошо, но не будете же вы отрицать, что являетесь деловой женщиной. Может ли в жизни женщины профессиональный успех уживаться с семейным? [/b]И.А.: Это очень трудно, но хочется верить, что должны уживаться. Нельзя сказать, что я несчастлива в любви или в карьере. Грех жаловаться.Но то ли это счастье, которого я хотела, тоже сказать не могу. Я уже привыкла к тому, что если ничего нет в личной жизни, значит, в профессии все будет нормально.[b]ТТ: А вам приходилось когда-нибудь жертвовать профессией ради семьи? И наоборот? [/b]И.А.: Профессией — нет. Скорее, я жертвую семьей ради профессии. Если бы я была нормальной семейной женщиной, то не сидела бы в Москве, а поехала бы с мужем в Лос-Анджелес, чтобы дочь была с отцом и все мы — вместе. Но я из Америки уехала, потому что никогда не смогу там полноценно работать. А здесь — театр, антреприза. Мы с Валерой иногда не видимся по 8—10 месяцев. Я привыкаю быть одна, потом он приезжает и мы испытываем чувство неловкости, начинаем по новой привыкать друг к другу. Вот такую идиотскую жизнь мы себе придумали.[b]ТТ: А нельзя ее изменить? [/b]И.А.: Можно, если у Валеры здесь будет очень много работы. Но вот он в Москве больше полугода — и ни одного предложения! Так, ерунда какаято, о которой даже не стоит говорить.[b]ТТ: Выходит, Валера тоже не готов пожертвовать карьерой ради семьи.[/b]И.А.: Сейчас вообще малейшая уступка со стороны мужчины вызывает изумление. Не верится, что они могут чем-то пожертвовать ради нас. А что касается Валеры, то он относится ко мне гораздо жертвеннее, чем я к нему.[b]ТТ: Есть такое мнение, что «брак — могила любви».[/b]И.А.: Да, наверное, это так.[b]ТТ: Меня давно занимает вопрос: что было бы, если бы Татьяна и Онегин поженились? Как вы думаете? [/b]И.А.: Да то же самое, что и у остальных. Не надо им жениться. Очень правильно, что они не поженились! Мы с дочкой недавно смотрели «Ромео и Джульетту» с Леонардо ди Каприо — дочка маленькая еще, приходилось ей все объяснять. Вот я сидела и думала: «Боже, какая любовь! Как хорошо, что они умерли».[b]ТТ: А в вашем браке какое место занимает любовь, а какое — привязанность, привычка, уважение? [/b]И.А.: Сейчас… (Думает. И напряженно. — ТТ) [b]ТТ: Вам не хватает любви? [/b]И.А.: Да, очень. Мне все время надо находиться в состоянии влюбленности, совсем не обязательно, чтобы были влюблены в меня. В этом я самодостаточна.[b]ТТ: А что вы не можете простить мужчине? [/b]И.А.: Измены. Измены не прощу никогда. Хотя считаю, что не смогу себе это позволить. У нас была в жизни она такая история, и Валера меня простил. Может быть, у него не так обострено чувство боли и ревности, а может быть, он любит меня больше.[b]ТТ: Странно слышать это от женщины, чей муж — объект желания для множества поклонниц.[/b]И.А.: Понимаете, он такой человек, меня любит… безумно. Ведь в браке всегда так: кто-то любит, а кто-то позволяет себя любить. Это не значит, что я не люблю его. Но так сложилось, что я никогда не держала его, а он — меня. И я уверена: находясь в Лос-Анджелесе, он не станет мне изменять. А он знает, что ему нет нужды каждые полчаса звонить в Москву и проверять, где я нахожусь и чем занимаюсь.[b]ТТ: А, кстати, чем вы занимаетесь, кроме того, что играете в антрепризе и собираетесь сниматься в продолжении «Буржуя»? Ведь странная вещь получается: вы узнаваемы зрителями, популярны, но вряд ли наберется больше десятка фильмов с вашим участием. Почему? [/b]И.А.: Не знаю. Говорят, режиссеры меня боятся. Считается, что Апексимова самодостаточна, нагла и неприступна. Зачем с такой связываться? Имидж холодной женщины не дает им покоя. Но это тоже маска, причем мною же созданная. Вот Володя Басов снимает меня во всех своих фильмах, потому что близко знает.Сейчас у меня лежит замечательный сценарий, написанный для нас с Сергеем Маковецким. Остается только деньги найти. Юра Грымов тоже хорошо меня знает. Мы часто работаем вместе. Люди, которые сталкиваются со мной поближе, видят, что я… [b]ТТ: …«белая и пушистая».[/b]И.А.: Во всяком случае, не такая стерва, как про меня рассказывают. А вот это, наверное, потому, что Ира Апексимова — действительно хорошая актриса. Заставила поверить своим героиням больше, чем самой себе.[b][ Судьба человека ] [/b][i]Ирина Апексимова родилась в 1966 году в Волгограде в семье классических музыкантов. В 13 лет переехала в Одессу, где и окончила школу. Сразу после школы год отработала в Одесском театре оперетты, потом — год в театре оперетты в Волгограде. Окончила Школу-студию МХАТ (мастерская О. Табакова, где вместе с Ириной учились Евгений Миронов, Владимир Машков и ее будущий муж Валерий Николаев). 10 лет проработала во МХАТе им. Чехова. Недавно оттуда уволилась — нет ролей и нет перспективы. Снялась более чем в 20 российских фильмах и в нескольких американских и европейских, среди которых блокбастер «Святой» Ф.Нойса и фильм Ж.-Л. Годара под рабочим названием «Эти смешные русские» (в нем Ира играла ни много ни мало Анну Каренину. До сих пор не может найти кассету с картиной...). Ира показала себя настоящей деловой женщиной — на «безролье» открыла свое актерское агентство, работающее и по сей день. Она никогда не мечтает бесплодно — только когда дело касается профессии, увы. Например, она мечтала бы сыграть роли, уже сыгранные в кино Гленн Клоуз в «Опасных связях» и «Роковом влечении». Эти женщины, воплощенная угроза мужчинам, и правда, для нее.После съемок в «Святом» Ира вместе с мужем и мамой восемь месяцев прожила в Лос-Анджелесе, но потом вернулась — там ей нечего было делать, она не подходит под голливудский типаж русской (брюнетка, да еще и при росте 171 см весит всего 55 кг.) Но в Лос-Анджелесе родилась ее дочка Даша, по американским законам — гражданка США. Вместе с дочкой, оставив в Калифорнии маму и мужа, Ира вернулась в Россию, где теперь водит «БМВ», активно играет в театральной антрепризе — спектакле романа Виктюка «Наш Декамерон» (в дуэте с Валентином Гафтом). Ира очень самокритична, ругает на чем свет стоит свой английский и считает себя отвратительной матерью — с Дашей вечно сидит няня, а сама она не знает, «сколько сметана какая-нибудь стоит».[/i]

Google newsYandex newsYandex dzenMail pulse