Хоровой кружок убитых девственниц

Хоровой кружок убитых девственниц

Культура

[b]Не самый простой субъект для творческих контактов Патрик Зюскинд, автор культовых сочинений «Парфюмер», «Контрабас», «Голубь», «История господина Зоммера». И если из «Контрабасов» уже легко собирается целый оркестр (то есть фестиваль актеров, играющих моноспектакль «Контрабас»), то добиться прав на постановку в России «Парфюмера» не удалось еще, кажется, никому.[/b]Но Марк Розовский нашел выход из положения. Взял да и переписал «Парфюмера» на русский манер, да еще и в стихах (увы, плохих).Серийного убийцу и гениального изобретателя совершенного аромата Жана-Батиста Гренуя обратил в Андрея Неказистого. Предместья Парижа – в Тишинский рынок. И, ведомый уже собственным нюхом, пустился в сочинение с русским духом. Но поэта далеко заводит речь…Того, кто читал «Парфюмера», просто оторопь возьмет от наворотов либреттиста. Тут тебе и Красная Шапочка (одна из жертв маньяка Андрея), и похотливая гора Валдай, и хор убитых девственниц.Самая неудачная операция произведена над финалом романа. Напомним, в книге осужденный на казнь серийный убийца открывал на эшафоте флакон своих гениальных духов – квинтэссенцию запахов убитых красавиц. И вокруг разливался такой аромат любви, что даже родные жертв проникались к нему обожанием. И в экстазе обожания разрывали его на куски.Розовский ходил вокруг да около, а потом широким жестом помиловал своего героя – дескать, и детство у него было несчастное, да и к красоте он тянулся. Толпа его, правда, все равно разрывает, но вовсе не потому, что парфюма нанюхалась…Постановочно «Viva, парфюм!» похож на сборный концерт, где каждый демонстрирует кто во что горазд. Одна актриса научилась крутить два фуэте из положенных тридцати двух (зря смеетесь, сами попробуйте). Другой – глотать огонь и поглаживать пылающим факелом свои руки. Третья – кататься на роликах. Все вместе – немного степовать.Но когда на сцене танцевала троица с балетмейстерского факультета РАТИ – Антон Николаев и братья Кувицыны, или когда под занавес появилась наша русская Эсмеральда Теона Дольникова, чей голос легко взмыл от теплого пианиссимо в стратосферу абсолютной свободы – вот тогда и не грех было пофантазировать, каким мог бы получиться в идеале мюзикл «Парфюмер» (не путать с «Viva, парфюм!»).Впрочем, еще за одно открытие надо сказать спасибо этой вампуке. За Максима Заусалина – одного из четырех исполнителей Неказистого. Темперамент, пластичность, кураж – все при нем. В программке он представлен еще и как актер МТЮЗа, но именно театр «У Никитских ворот» поторопился сделать на него ставку и выиграл.

Google newsYandex newsYandex dzen