Под овации вниз по перилам

Под овации вниз по перилам

Культура

[b]На Новой сцене Большого театра прошла премьера нового балета в хореографии Юрия Посохова и режиссуре Юрия Борисова. Авторы постановки хотели напомнить и о самом Прокофьеве, и о мрачном времени, в котором он жил. Однако первый спектакль показался сыроватым.[/b]Мистериальная идея художника Ханса Дитера Шааля о взаимопроникновении галактик и холоде одиночества созвучна тревожной музыке Прокофьева. Этот блестящий ход не нашел адекватного воплощения в режиссерском решении: оно не столь космическое, все-таки следует обычному сюжету сказки.Если не считать фигуру Сказочника (то бишь Прокофьева): он обитает в планетарной сфере с лунным кратерным пейзажем и исчезнет там в конце спектакля. Он – режиссер происходящего, он раскачивает маятник, летает почтальоном на велосипеде, манипулирует марионетками своего межгалактического театра.А может, это планета состарившегося Маленького принца с розой-Золушкой. Есть тут и кэрролловские зазеркалья. Раздвигающиеся створки гигантских шкафов утаскивают героев в параллельные миры: в дом мачехи, рай балетного класса, замочную скважину, перед которой оказывается любопытная Золушка.Сопровождает героиню длинноклювый квартет воронов – стражников времени, чьи крылья превращаются в стрелки циферблатов, по-хичкоковски заполняющих сцену.Трехактный балет – не фунт изюма для хореографа! Не все получилось, есть и пустоты. Провисают сцены с Голубым ангелом и Оперной дивой. Марлен Дитрих с толстыми открытыми бедрами что-то невнятно и вульгарно изображает под аккомпанемент стройных ножек девиц под приподнятым занавесом. А Мария Каллас открывает кричащий «мунковский» рот, стоя на рояле, к крышке которого она привязана гибким тросом.Проходным оказывается и эпизод, когда Принцу на вакантную должность Золушки подсовывают, как в калейдоскопе, японку, русскую, итальянку и даже… учителя танцев.Есть и удачи. В дуэтах Принца и Золушки – интересные находки и красивые куски: чего только стоит затяжной поцелуй-перекатывание по авансцене.После перенесенной травмы уже в прекрасной форме всеобщий любимец Сергей Филин (Принц). На балу он появляется в белоснежном мундире, съезжая по перилам лестницы под гром аплодисментов. Он чуток в лирически гармоничных дуэтах со Светланой Захаровой (Золушка), в очередной раз восхитившей своими красивыми линиями и выразительными стопами, кстати, обцелованными Принцем.Захарова трактует свою роль необычно – ее Золушка современна, решительно отстаивает метлой свой суверенитет в склоках с мачехой и сестрами. А попадая во дворец, вовсе не выглядит бедной родственницей: царицей бала прыгает прямо на руки Принца! Симпатично поставлены танцы друзей Принца на огромной лестнице: будто по-джазовому скачут септаккорды на нотном стане партитуры. А скетчевый юмористический урок танцев для сестер Золушки, похожих на возлюбленную Шрека, – готовый номер для «Аншлага», если, конечно, согласится Регина Дубовицкая. Блеклая получилась Мачеха.Серой массой смотрится светская тусовка на балу. В безликом исполнении Времен года (исключение – Екатерина Крысанова – Осень) их хореография кажется однообразной.Вообще впечатление, что балет подавлен вселенской партитурой Прокофьева. И получился безадресным. Для взрослых – недотягивает, для детей – скучноват.

Google newsYandex newsYandex dzen