- Город

Акунин в юбке

Сергей Собянин рассказал о программе модернизации столичных поликлиник

Суд арестовал второго подозреваемого в подготовке убийства в саратовской школе

Анастасия Ракова: Создаем новую современную инфекционную службу

Камера сняла побег напавшего с ножом на учительницу школьника

«Это конец эпохи»: как иностранные СМИ отреагировали на уход Шараповой из тенниса

Вильфанд посоветовал россиянам забыть о целине

Чем грозит закрытие сахарных заводов российской экономике

Россиянам напомнили о длинных выходных в марте

«Польша — бандит, а Россия — милиционер»: Марков о высказывании Дуды

Россияне назвали главные причины отказа от предложенной работы

Психологи рассказали о требованиях женщин к современным мужчинам

«В ней мертво все»: Любовь Успенская раскритиковала Ксению Собчак

Роспотребнадзор предупредил о необычном поведении клещей

Меган Маркл официально выступила против Елизаветы II

Ученые определили самую устойчивую к раку группу крови

Акунин в юбке

Почему Катерину Врублевскую потянуло на ретро

[i]Катерина Врублевская – это, понятное дело, псевдоним. Она (а это таки дама) живет и работает за границей, но в начале февраля она была в Москве – в связи с выходом в издательстве «Книжный Клуб 36’6» серии ретродетективов, главная героиня которых – очаровательная молодая женщина Полина Авилова, живущая в конце XIX века. Уже вышли две первые книги – «Первое дело Аполлинарии Авиловой» и «Дело о пропавшем талисмане», в которых героиня расследует головоломные и кровавые тайны, разбирается в масонских интригах, распутывает финансовые махинации, развенчивает шарлатанов, изобличает убийц и… находит свою любовь.[/i] [b]– Если бы вы были современницей своей героини, то тоже стали бы впутываться в истории с убийствами, влюбляться, рисковать, путешествовать?[/b] – А почему бы и нет? Бог миловал, в истории с убийствами я не впутывалась, но влюблялась от души, рисковала, меняла страны, путешествовала налегке, а не туристкой с гидом-экскурсоводом. [b]– Расскажите, где учат на писательницу ретродетективов?[/b] – Образований у меня два: советское высшее и несчетное количество курсов разных направлений, полученных за границей. Это и древние языки, и программирование, и многое другое. Я постоянно учусь, чтобы не отстать от стремительно развивающегося мира. Так принято в западном обществе: учиться надо тому, что тебе интересно, и неважно, сколько тебе лет. [b]– Почему действие первого романа происходит в конце XIX века? Чем это время так уж интересно?[/b] – Да многим! Уже появилось технократическое общество, заложены основы современных наук, медицины, философии и психологии. В то же время еще остались трепетные отношения между мужчиной и женщиной. Может, я излишне романтизирую, но мемуары того времени убеждают, что люди могли себе позволить глубоко чувствовать и никуда не торопиться. [b]– Для чего же события второй книги вы перенесли в пушкинскую эпоху?[/b] – Как раз для того, чтобы подчеркнуть, насколько к концу XIX века изменились нравы. По сравнению с его началом, женщины стали раскованнее, но не потеряли своей женственности, а мужчины начали понимать, какое очарование таится в женщине, равной ему по духу и интеллекту. [b]– «Первое дело Аполлинарии Авиловой» – роман в письмах и дневниковых записях, об одних и тех же событиях рассказывается с точки зрения разных персонажей. Вы это сами придумали – или же помогли какие-нибудь старые письма, пожелтевший дневник в старинной шкатулке?[/b] – Мне хотелось рассмотреть каждый эпизод жизни героев с точки зрения различных персонажей: молодой вдовы, благовоспитанной тетушки, пылкого офицера, отца-резонера. Я действительно нашла два письма: моей бабушки и ее тогдашнего кавалера. Они писали друг другу об одном и том же явлении, проявляя при этом поразительную разность во взглядах. [b]– Правда ли, что действие вашей третьей книги – «Дело о старинном портрете» – происходит в Париже, где героиня встречается с известными художниками, например, Тулуз-Лотреком, Константином Коровиным и другими историческими деятелями? Не рискованно ли вплетать в художественное произведение реальных персонажей?[/b] – А разве героев Дюма, например, королевы Марго или герцога де Гиза, никогда не существовало? Исторические персонажи в моих романах соответствуют своим реальным прототипам – я прочитала немало мемуарной литературы. Для того чтобы написать «парижский роман», я отправилась в Париж, бродила по бульварам, ощущая себя Растиньяком, а потом, вернувшись, погрузилась в книги Анри Перрюшо, описывающие жизнь Тулуз-Лотрека, Сезанна и Ренуара. [b]– В ваших книгах очень много точных деталей: названий тканей, предметов мебели, изысканных блюд. Откуда знание таких подробностей?[/b] – Я въедливая и дотошная. Если я читаю у Золя в «Дамском счастье», что «сверху, со второго этажа, свешивались, развеваясь как знамена, полотнища шерстяной материи и сукон, материи из мериносовой шерсти, шевиот, мольтон…», то я обязательно должна узнать, что это за мольтон такой, и пригодится ли он мне, чтобы нарядить в него мою героиню. [b]– Шерлок Холмс не любил уезжать из Лондона, мисс Марпл – из своей деревни, а Ниро Вульф предпочитал во время расследования преступлений вообще не выходить из дома. А ваша героиня то попадает в губернский город, где она жила с детства, то в Москву, то в пушкинские места в Тверской губернии, то в Париж. В четвертой книге вроде бы ее заносит аж в Абиссинию. Это ваша собственная любовь к странствиям заставляет ее разъезжать?[/b] – Моя героиня – дама непредсказуемая, тем более что она не стеснена в средствах. Приходится подстраиваться: искать ей удобную гостиницу, предлагать туалеты и шляпки, знакомить с художниками-импрессионистами. А уж приключения на свою голову она находит сама. [b]– Неужели вам не хочется придумать такую героиню, которая будет жить в наше время? А свою нынешнюю поместить, к примеру, в далекий Египет или вовсе в Средние века?[/b] – У меня есть современная героиня – владелица переводческого бюро Валерия Вишневская. Она также, как и Аполлинария, попадает в различные запутанные ситуации, из которых с блеском выпутывается. Что же касается Египта… Возможно, отправлю кого-нибудь и туда. [b]– Вас иногда называют «Акунин в юбке». Неужели вы единственная женщина-автор, пишущая ретродетективы?[/b] – Мне трудно об этом судить. Я мало читаю современную литературу, в основном классику, мемуары. Очень люблю прозрачный слог Бунина и Лескова. Не люблю суетности и кавалерийского наскока. А насчет Акунина в юбке… Я не ношу юбок!

Новости СМИ2

Алиса Янина

Анти-Грета: у экоактивистки появилась конкурентка

Виктория Федотова

Не портите блинами на кефире ваши отношения

Анатолий Горняк

«Географ глобус пропил»: за что уволили трудовика

Дмитрий Журавлев, политолог

Можно ли считать Эрдогана другом

 Александр Хохлов 

Каждый мужчина должен уметь стрелять

Георгий Бовт

Как высокие налоги мешают нам жить

Мехти Мехтиев

Работы много, народу мало

Солнечное угощение

Талантливый модельер строит успешный бизнес

Любимое варенье писателя

Больше читайте о разных странах и народах