Носков, из-за которого едет крыша

Культура

[b]Когда-то Николай Носков получал «путевку в жизнь» у [i]Давида Тухманова [/i]в группе «Москва». Популярному мелодисту приходилось постоянно отмазывать своего клиента. И пел-то Носков не тем голосом, каким следовало петь комсомольские песни (на два тона выше да еще с хрипотцой), и вел себя на сцене не самым подобающим образом — дергался, как сумасшедший, мог и стойку микрофонную сломать. Для прикрытия Тухманов в начале программы сам садился за рояль, играл «Электричку», а потом выходил Носков с хаером в кожаных штанах и «наворачивал свою электричку». [/b][i]«Фашисты! Как есть фашисты!» — возмущались тетеньки с букетами в партере и после концерта выговаривали Тухманову: «Вы человек, написавший «День Победы»...». Группу прикрыли. Может, и к лучшему, потому что следующая история известна всем.«Парк Горького». America. Попадания в «Биллбоард», ставшие уже притчей во языцех. Как только заговорят о том, что наши музыканты за океаном «нужны, как в русской бане лыжи», так мы отвечаем: «Ну как же! Вот «Парк Горького»...[/i]Из «Парка Горького» он ушел, но эксперимент продолжается. Носков снова в строю. В каком, правда, не очень ясно. Он может быть гостем в «Антропологии» Диброва и — участником поп-выставки «Песня года». Сегодня он играет в одном концерте с Red Hot Chili Peppers, завтра его имя можно увидеть на афише клуба-казино «Беверли Хиллз». Поет «Mother Russia» поанглийски, но у меня на кухне. А по телевизору в чем-то ярко-желтом завывает «Паранойю». Кто-то назовет это «и вашим, и нашим», кто-то обвинит в беспринципности. Все время где-то на грани коммерческого и совсем некоммерческого. И тетеньки с букетами в партере, и кто помоложе — на балконе.Недавно те, которые с балкона, устроили в Туле скандалец: кинулись щупать кумира, разбирать на сувениры — костюм порвали, чуть было не оставили в одном исподнем. Нехорошо, девушки! Все же взрослый уже мужик, не пацан какой! Уже без «Парка» Носков выпустил два сольных диска — «Блажь» и «Паранойя» и третий на подходе — «Меня не тянет в рай».Баллады с акустическим оркестром. Перкуссии, ударные, флейта, габой, кларнет, акустическая гитара, кое-где фортепиано. Не поп и не рок. Романсы на стихи Гумилева и Пастернака. И еще на стихи неизвестного зека — «Я дышу тишиной» (премьера песни была в «Антропологии»).Обратно в «Парк» Носков не собирается: «Дело не в отношениях. Они — приятельские. Дело в музыке — мне не интересно возвращаться, а новой музыкальной идеи, которая могла бы возродить группу, нет».Зато в феврале 2000го Носков, не поверите, собирается взять сольными концертами (тоже акустическими) «Россию». И MTV подумывает даже отснять живой концерт (но где?). В общем, Николай дает музыканта (но — какого?). Пока Носков в туре: поет романсы тетенькам и отбивается от девушек. Гастроли-гастроли......Дома где-то в маминой спальне в спецкоробочке для особо душевных записей пылится кассета. Там русский певец перекладывает на английский особую тональность своей души. Кассете почти пять лет. Эти песни, парадокс, не эфирились и не выходили на диске. Музыка для домашнего пользования — из той, которую переписывают друг у друга и слушают на домашних кухнях или при свечах — кому как нравится. Вот вопрос, который мучает меня уже пятилетку: ведь спел же Николай Носков эти песни! Но почему-то прорубил окно в эфир и разрулил сольную карьеру с другими — песнями и интонациями...У продюсеров интонации делятся на коммерческие и некоммерческие.На какой бирже, в какой комиссионке они оценивают песни? Сам Николай Носков признается, что «из-за него у всех едет крыша. Даже иногда у продюсера Пригожина».

Google newsYandex newsYandex dzen