Родил дитя – пусти по миру

Родил дитя – пусти по миру

Афиша

[i]Он был военным переводчиком в Эфиопии, вел программу «Взгляд», руководил «Принципом домино», на его счету еще десяток передач, но ассоциируется [b]Иван УСАЧЕВ [/b]все равно с программой «Вы – очевидец», составленной из видеороликов, присланных зрителями. Думаю, не будет большим преувеличением, если назвать Усачева «заслуженным очевидцем» нашего ТВ. А потом на Ren TV, где выходила программа, сменилось руководство, произошла таинственная история с эпатажным выступлением Ивана на собрании акционеров – и он был уволен с канала. Теперь у Усачева новая программа – «Стихия» на НТВ. Программа, можно сказать, мужская: бедствия, климатические аномалии и прочие катаклизмы. Усачев рассказывает «Прайм-тайму» о том, почему он ушел с Ren TV, и что ждет Россию.[/i][b]Для России холод хорош– Иван, что за темная история с вашим выступлением на собрании акционеров Ren TV?[/b]– ([i]Хитро улыбается[/i]) Это дело прошлое. Да я даже и не помню уже. Нет, серьезно, это было так давно.[b]– Но вы ушли с канала по собственному желанию?[/b]– Ирена Стефановна Лесневская была мне как мама. Такая очень строгая мама, но справедливая при этом. Она могла на тебя накричать, могла унизить, вообще сравнять с землей. Но через день-два остывала. Нормальные семейные отношения, на самом деле. И со мной так же произошло: сначала ссора, а потом перемирие. Но я решил не возвращаться. Тем более что была возможность поехать в солнечную Украину.[b]– Между Ren TV и НТВ вы даже успели снять программу «Невероятные истории о любви» для украинского канала IСТV.[/b]– «Неимоверны истории кохання» – до сих пор не могу выговорить.[b]– Говорят, часть историй руководство запретило?[/b]– Да, было пару раз. Как-то я сам себе назначил задание, выдал командировочные и поехал в город Счастье – небольшой такой, 25 тысяч жителей. Там есть гигантская электростанция, и у гендиректора этой станции молодая красивая жена. Я снял такую романтичную историю, как мне показалось. Ему около шестидесяти, ей тридцать. Она его любит, он в ней души не чает. Но руководству канала эта история не понравилась. «Они не любят друг друга», – сказали мне. Дело в том, что героиня поставила мужу условие: «Если я рожу дочку, ты мне купишь джип». Как-то он ей звонит в роддом, и она сообщает: «Я родила тебе джип». Этот цинизм украинцы осудили. Сейчас на Украине повторяют выпуски, снятые еще мной, и они превышают среднюю долю канала. А еще я запустил там программу «Лучшее из «Очевидца» за 10 лет». И выпуски просто «порвали» канал, я сделал долю в два раза больше, чем обычно! В этом и заключается функция продюсера – родить ребенка, дать ему хорошее образование и пустить по миру.[b]– На украинском телевидении работать сложнее?[/b]– Работать там менее доходно. Заработки гораздо ниже, потому что менее емкий рекламный рынок. Но в принципе, жить можно. Там ощущается дыхание Западной Европы. Когда я приехал в Киев, власти отменили на два месяца ГАИ и предоставили американцам право безвизового въезда.Туда приехало огромное количество иностранцев, открылась куча фирм, ресторанов. Украина – интересное государство, не все там так однозначно, как нам кажется.[b]– Как родилась идея «Стихии»?[/b]– ([i]Саркастично[/i]) На самом деле идея не у меня возникла, а у других, более умных людей – будем смотреть правде в глаза. Более умные люди сказали: «Отличная программа, надо делать. На канале недостает таких по-хорошему мужских шоу». Выбрали меня, потому что на мне стоит уже клеймо «Катастроф недели».[b]– За ролики их авторам дают денежные призы. Какое стихийное бедствие нынче в цене?[/b]– Нынче, как и всегда, – хорошо снятое. Есть официальные расценки: профессиональные журналисты получают за съемку от 50 до 300 долларов. Я, видимо, должен платить больше, иначе люди пришлют кадры, которые нужны в таких хороших программах, как «Криминал», «ЧП». Ради эксклюзива буду платить больше.[b]– Откройте секрет: зрителя «Стихии» ждут шокирующие сюжеты?[/b]– А мы решили не показывать шокирующие. Страшные кадры пришли с Украины, где люди обморожены. Там же минус 40, а страна все-таки более теплая, чем наша. Но не стоит это показывать. Я понял, что телевидение должно быть гуманным. И это правильно: пусть человек засыпает с улыбкой на лице, а не с гримасой ужаса.[b]– В вашей программе звучат прогнозы об изменениях климата в нашей стране. Что обещают?[/b]– Есть мнение ученого, который просил себя не называть (ему попало, даже не приняли за эту гипотезу в Академию наук). Он провел исследование и выяснил: когда наступает потепление, у России начинаются проблемы, страна рушится. В Смутное время Россия распалась на воюющие княжества – был как раз период потепления. То есть для России хорош холод.[b]– Значит, учитывая прошедшие морозы, сейчас все будет хорошо?[/b]– Кто сказал? Это короткий миг холодов, а на самом деле десятилетие-то самое теплое.[b]Жены должны терпеть– Вы работали в легендарном «Взгляде». Какие остались воспоминания?[/b]– Совершенно фантастическое было место. Слово «Взгляд» открывало тебе двери всюду: в банк, за границу, куда угодно. И конечно, Влад Листьев, Александр Любимов, Дмитрий Захаров были самыми уважаемыми людьми Советского Союза.[b]– Куда же для вас открыл двери «Взгляд»?[/b]– В Германию – для советского человека тогда, в 89-м году, это было: ба! Нас везде сопровождали два сотрудника немецкой службы безопасности, я клянусь! Одинаковые стрижки, серые плащи. Все-таки «Взгляд» – это программа, которую смотрели 70 миллионов человек. Тогда телевидение было священным, ему верили. Сейчас телевидение – это только развлечение.[b]– Правда, что, делая такое священное телевидение, как «Взгляд», люди порой теряли рассудок от усталости?[/b]– Да, редактор программы сошел с ума – три дня без сна.[b]– А у вас как с психологической устойчивостью после «Взгляда»?[/b]– Единственное – я когда делал «Катастрофы недели», начал спиваться. Напряжение снимал – темы тяжелые.[b]– Побороли порок?[/b]– ([i]Улыбается[/i]) Женился. Жена тут же излечила.[b]– Вы как-то сказали, что работа не должна мешать семье и сексуальной жизни.[/b]– Когда я такое говорил? Сексуальной? Какой дурак, а! Как я мог говорить об этом?! К сожалению, сыну недостаточно внимания уделяю, в этом каюсь. А жены должны терпеть. Или уходить.[b]– А еще вы говорили, что в «Очевидце» вам предлагали заработать на скрытой съемке политиков.[/b]– Вот глупости говорю, а потом каюсь.[b]– Один из убойных сюжетов «Очевидца» – Михаил Касьянов с расстегнутой ширинкой. Что еще было примечательного?[/b]– У нас прошел один материал, когда Лужков упал в кадре – под ним сломался стул. На следующий день человека, который мне предоставил этот материал, уволили. Вот такая была свобода.[b]НЛО никто не заметил– Самый большой гонорар, который вы заплатили за материал для «Очевидца», и самые большие неприятности, которые случились после демонстрации сюжета?[/b]– Заплатил я, по-моему, 1000 долларов за сюжет о взрыве советской ракеты. Мне тогда передали архивные материалы, которые были только что рассекречены. А самая большая неприятность – после показа сюжета о салоне садомазо. Корреспондента, который его снял, – не буду называть фамилию – потом долго преследовал маньяк, грозился изнасиловать в подъезде. Причем маньяк этот оказался человеком, связанным с милицией. Но мы с помощью внутренней службы безопасности и КГБ сумели как-то от него отбиться.[b]– Правда, что за 40 тысяч долларов вы хотели сделать фокус – «исчезнуть» Останкинскую башню?[/b]– Да, вместе с изобретателями – братьями Сафроновыми думал поразить москвичей. В определенном секторе обзора люди бы перестали ее видеть. Можно было, конечно, сделать все и дешевле, но чтобы с помпой – не меньше чем за 40 тысяч. Я подумал: а ради чего, в принципе? Деньги можно найти, но на этом не заработаешь. А ребята очень талантливые. Я сам давал им свой джип для фокуса, и машина действительно исчезала. Не вникал, как это делается, – знаю, что с помощью зеркал.[b]– В итоге вы ограничились тем, что запустили в московское небо НЛО…[/b]– …и этого вообще никто не заметил! Москва стала таким местом, что здесь постоянно что-то происходит очень серьезное. Поэтому наше маленькое НЛО такое (изображая «пиканье» летающей тарелки): пек-пек-пек, и никто не прореагировал. Вот если бы дирижабль взлетел![b]– Иван, вы делаете программу о природных катаклизмах. А сами когда-нибудь становились жертвой стихий?[/b]– Градом как-то машину побило очень сильно. Вот я расскажу другую историю, которая со мной произошла на днях и очень меня поразила. Я подсадил в машину двух индусов – они шли такие несчастные в восемь часов вечера, темная улица, недалеко от ВВЦ. Я думаю: надо помочь, еще нападут скинхеды. Приезжаю домой – а портфеля нет. Там паспорт, сберкнижка, деньги, деловые документы и печать. Я поехал туда, где их высадил. Примерно представлял, в какой дом они зашли. Позвонил в дверь какойто квартиры, мне открыла женщина, грузинка, она сказала, что бангладешцы живут во втором подъезде. Звоню в первую попавшуюся дверь – а там мои пьяные бангладешцы продолжают отмечать Татьянин день. И портфельчик мой стоит в уголочке, они его даже не вскрыли![b]ДОСЬЕ «ВМ»[/b][i]Иван УСАЧЕВ родился 24 ноября 1961 года в Москве. Окончил Институт иностранных языков им. Мориса Тореза. Работал военным переводчиком в Эфиопии. На телевидении с 1988 года. Сначала – корреспондент и соведущий программы «Взгляд». В 1991 году становится продюсером и ведущим «Гиннесс-шоу» (АТВ). Затем – главный редактор «Времени деловых людей», ведущий, продюсер программы «Навеселе» (Ren TV). С 1994 года работает на ТВ-6 («Катастрофы недели», «Очевидец»). Затем вновь перешел на Ren TV, где вел программы «Очевидец» и «Невероятные истории». После смены руководства канала был уволен. Полгода проработал на Украине, сегодня – ведущий и продюсер программы «Стихия» на НТВ. Женат, двое детей.[/i]

Google newsYandex newsYandex dzen