- Город

Не гони меня, родная!

Сергей Собянин рассказал о программе профориентации молодежи

Россиянка заразилась коронавирусом на круизном лайнере в Японии

Синоптики рассказали, какой будет погода в марте

Грудинин ответил судье КС на слова о «незаконно созданном» СССР

Длинные выходные ждут россиян из-за Дня защитника Отечества

Политологи объяснили слова Зеленского о выборах в Крыму

Что известно о напавшем на прихожан храма в центре Москвы

Протоиерею ответили на слова о «бесплатных проститутках»

Врач опроверг заявления о вреде любого количества алкоголя

Новый русский миллиардер. Как Николай Сторонский заработал состояние

Избившая таксиста участница «Красы России» рассказала об инциденте

«Классическая схема»: как экс-глава управления ФСИН мог пронести пистолет в суд

Политолог объяснил нервное поведение Лукашенко

Что нужно успеть сделать москвичам до 1 марта

Лев Лещенко озвучил размер своей пенсии

Не гони меня, родная!

Куда может завести авторитетная жена своего послушного супруга

[i][b]Здравствуйте![/b][/i] Давно хотел написать письмо в рубрику «Семейный круг» и вот наконец решился. Мой брак, уже почти серебряный, до поры до времени можно было считать едва ли не образцовым. Когда-то я по армейской путевке поступил на рабфак престижного столичного вуза. Жил в общежитии, учился, был комсомольским активистом. Моя однокурсница, дочь номенклатурных родителей, тоже была в комсомольском бюро. Наши отношения завязались ровно, спокойно, не исключено, что с подсказки и одобрения ее родителей. После вуза мы, молодая семья, начали карьерный рост. Тут уж родительский ресурс не мог сработать: началась перестройка. Как профессионалы мы пошли своим путем и заново, по сути, осваивали вузовскую специальность финансового управления. Несколько лет провели за границей. В общем-то, хорошо жили, нескучно и добились многого. Но всюду – и там, и в России – я чувствовал, как туго натянуты семейные поводья за моей спиной. Все знать о моих делах, участвовать в них, советовать, настаивать на выполнении ее советов (очень дельных, не спорю), временно отступать иногда, но только затем, чтобы потом еще сильнее надавить, – вот такой была постоянная позиция моей жены. Не потому, что она рвалась к лишнему богатству, не из зависти к чужим успехам, нет. Жена действовала исключительно в моих же интересах, так, как она их понимала. Видите ли, я должен был быть достоин ее лучших ожиданий! И я был достоин. Я даже превзошел эти ожидания: предполагал стать начальником международного отдела, а стал коммерческим директором одной из первых в России доходных структур (называю обтекаемо, что, наверное, понятно). Я очень многого добился с помощью жены. А в итоге ухожу от нее. Почему? Потому что до сих пор я шел по жизни, словно воевал. Да не просто воевал, а имея в тылу заградительный отряд. Шаг отступишь – напорешься на свои же пулеметы. Настолько сильно хотелось жене, чтобы я не засиживался, не залеживался зря, чтобы не делал ошибок, чтобы не упускал ни малейших шансов выдвинуться. Настолько упорно она меня во всем направляла и стимулировала на конечный результат. Скажете: разве это плохо? Да, это плохо!!! Уже потому плохо, что сам я смог бы еще больше. Есть такая простая поговорка: тише едешь – дальше будешь. Ее авторы – мужики, исконно русские, отлично знавшие себе цену. Тише – значит медленнее, если кто не разумеет. В этом весь наш мужской психологический комфорт. И счастливы женщины, которые это понимают, которые не заставляют нас жить их поспешным умом. Наверное, тот парень, Ярослав, который додумался до «Жены по абонементу», несколько раз обжегся на одном и том же. А именно – на женской торопливости, на гонке к конечному результату. Наверное, у него хуже получалось, чем у других, и подгоняли его грубее. Поэтому человек просто обиделся на всех женщин, стал видеть в них откровенных мучительниц. Мог быть и другой вариант, более распространенный: смирился бы человек со своим положением и навсегда передоверил ее превосходительству, кто бы она ни была, всю ответственность, все полномочия. А мне повезло. Я не взорвался под давлением, не нажил себе ни тайных комплексов, ни даже язвы желудка. И, наконец, все понял. Себя понял и жену, которая, в свою очередь, призналась (до чего же умная все-таки!), что… Вспомню ее точные слова: «Я думала, что просто, как все, хочу быть единственной-любимой. Нет, видно, на самом деле я хотела быть единственной-авторитетной. И гордиться тобой. А собой – еще больше». Нелегко расставаться, если честно. Наверное, этого бы и не пришлось делать, если бы не встретил я женщину, которая позволяет себя любить. Кроме этого о ней нечего сказать. Все будет с оговоркой не слишком: не слишком молодая, не слишком успешная. Но какая-то бесстрашная, что ли… Никакой предусмотрительности, как прежде бывало: мол, надо скорее сделать то-то, чтобы избежать того-то или чтобы усилить это. С ней веришь, что само собой и притом абсолютно вовремя случится то, что нужно. Может быть, я опасно искушаю судьбу. Может быть, я потом раскаюсь в своем решении. Может быть, я просто ненормальный: долго притворялся, но выдал себя наконец. Или неблагодарный гад, который использовал первую жену и бросил ее за ненадобностью – это, наверное, будет самая популярная версия. А может быть, я просто человек. Не бог, не царь и не герой. Обычный человек, который, кстати, всем престижным глянцевым и авторитетным изданиям предпочитает обычную человеческую газету, вступающую в разговоры за жизнь со своими читателями. То есть «Вечерку»! Вот и все. До свидания. На прощание не откажите в любезности: если будете печатать, измените две-три буквы в моей подписи. [b]Виталий ДУГАНОВ, [i]предприниматель, муж своей жены. Пока еще[/b][/i] [b]КОММЕНТАРИЙ ПСИХОЛОГА[/b] [i]Читая письмо Виталия, я невольно вспомнила знаменитое дантовское «Земную жизнь пройдя до половины, я очутился в сумрачном лесу, утратив правый путь во тьме долины…» Хочу уточнить: «правый» – не значит правильный. В самом деле, письмо это – исповедь человека, находящегося на распутье. Состояние переоценки своей жизни, целей, ценностей, семейных отношений… И вот вывод – налицо «кризис среднего возраста». Выросшие дети, достигнутые карьерные и профессиональные цели – все это позволяет человеку сделать паузу и, имея за плечами уже жизненный опыт, задаться вопросами: «Зачем это все было нужно?» Семейные катаклизмы, разводы очень часто происходят именно в этот период, который психологи называют еще «стадией опустевшего гнезда». Дети выросли и живут своей жизнью, супруги остались вдвоем. Хорошо, если они смогут с удовольствием проводить время вместе. Ну а если семейный горизонт омрачен накопившимися взаимными обидами? Камнем преткновения зачастую – как в случае с Виталием – становится распределение власти в семье, например, авторитаризм одного из супругов. Давление и прессинг могут надоесть «прессуемому» супругу. Кто-то тайно заведет себе сердечного «друга» на стороне и успокоится, кто-то, как Виталий, захочет круто поменять свою жизнь – ведь дети, как уже сказано, выросли и, значит, не надо «ради детей» сохранять семью! Из письма не совсем ясно, пытался ли он что-то изменить в семейных отношениях, прежде чем решиться на разрыв. Хотя бы откровенно поговорить с женой? По его словам, она хотела быть «единственной-авторитетной», гордиться мужем и еще больше – собой. Признание, конечно, дорогого стоит, но хочет и способна ли она меняться, уважать и учитывать позицию своего мужа, отличную от своей? Если Виталий еще не окончательно принял решение, может быть, небольшой психологический анализ поможет ему лучше разобраться в его ситуации. Ключевыми здесь, как мне кажется, являются противоречия ценностных позиций супругов и постоянное давление жены, которое муж внешне послушно принимал. Судя по всему, Виталий ценит человеческое понимание, спокойную уверенность, неторопливость, доверие потоку жизни, который приведет туда, куда нужно, в нужное время. Это определенная жизненная философия, более близкая русскому, чем западному человеку. У жены иные приоритеты: погоня за успехом и престижем, где мужчине отводится роль «скакуна», поводьями которого правит мудрый наездник – жена. Положа руку на сердце: какому мужу не покажется унизительной такая роль? Кто не устанет от такой требовательной тирании – пусть даже из лучших побуждений, ведь и в самом деле, старалась-то она и ради себя, но и ради него тоже! И ничего удивительного в том, что в буквальном смысле загнанный муж-«скакун» будет искать пусть не самую успешную, даже не слишком молодую, не очень требовательную, но такую женщину, с которой ему спокойно. У жены Виталия пока еще есть выбор: попытаться понять и принять ценности мужа, принять его самого как ценность, а не как средство для поддержания своей высокой самооценки, либо продолжить гонку за фантомным счастьем – внешним успехом. А что они выберут – решить смогут лишь они сами.[/i] [b]Кандидат психологических наук, доцент Московского городского психолого-педагогического университета Мария РАДИОНОВА[/b]

Новости СМИ2

00:00:00

Анатолий Горняк

Протоиерей Дмитрий Смирнов и бесплатные проститутки

Ирина Алкснис

Решение о сбережении: почему россияне начали копить

Александр Лосото 

Спасибо за жуткие сказки про коронавирус

Антон Крылов

Зачем нужны поправки к Конституции

Алиса Янина

«Вези меня, тварь!»: конфликт барыни и кучера

Алексей Зернаков

Это нужно живым

Виктория Федотова

Декрет или карьера? Не ваше дело

Элита общества. Судьба страны порой зависит от одной улыбки дипломата

ЕГЭ по английскому. Типичные ошибки

Почему люди бьются током: на детские вопросы на занятиях отвечают ученые

Существованья ткань сквозная. Памяти Бориса Пастернака