- Город

Обреченный Икар

Сергей Собянин рассказал, будет ли Москва расширяться дальше

Папа Римский заявил, что молится за успех встречи «нормандской четверки»

Москвичам рассказали об аномальной погоде на следующей неделе

Авторы закона о домашнем насилии подготовили для него ряд поправок

Сын Валерии попал в крупное ДТП под Петербургом

Синоптики подсчитали вероятность снега на Новый год в Москве

Время творить чудеса: в Москве собрали «Корзину доброты»

Как распознать редкие и дорогие монеты в своем кошельке

Назван главный цвет 2020 года

Пилотам, посадившим борт с Путиным, вручили пирог от шеф-повара Кремля

Алла Пугачева: У меня никогда не было нормальной семьи

Врачи перечислили опасные для кишечника продукты

«Я очень по вам скучала»: София Ротару выступила в Москве

Названы профессии, которые приводят к преждевременному старению

Обреченный Икар

История взлета и падения талантливой души

[b]Крупнейший западный хореограф Джон Ноймайер поставил в Музыкальном театре имени Станиславского и Немировича-Данченко балет «Чайка».[/b] Ноймайер так скрупулезно проработал мизансцены, что балет смотрится как полнокровный драматический спектакль. Для постановки хореограф использовал музыку Шостаковича, Чайковского, Скрябина, а также современного композитора американки Ивлин Гленни. Чеховскую «Чайку» Ноймайер запросто «транспонирует» в мир танца. Сам он говорит, что тут есть ассоциации и с Анной Павловой, и Касьяном Голейзовским, и Джорджом Баланчиным. Тригорин – хореограф-консерватор. Треплев – современный хореограф-экспериментатор. Он художник, опережающий время, романтик, и ему нет места среди «свинцовых мерзостей жизни». Смастеренная Костей из бумажного листа чайка«самолетик» подобно Икару в реальности обречена лишь на падение. Аркадина и Нина Заречная – танцовщицы. Нина символизирует исполнительницу современного танца XX века. Она зарабатывает на жизнь в Театре ревю, а Аркадина на сцене императорского театра занята в постановке Тригорина, где ее партия Принцессы Чаек – лишь жалкая пародия на классику. Хореографические эксперименты Кости Треплева осуществляются на грубо сколоченном деревянном помосте. Задник сцены – парус, словно несущий мысли Треплева по волнам вдохновенных фантазий. Эксперименты Кости исполняют артисты в конструктивистско-кубистических костюмах. Его пьеса «Душа Чайки» у Аркадиной и ее окружения только вызывает смех и полное непонимание. Костя остается в холоде отчуждения. И лишь Маша сочувствует ему, безнадежно его любя. Если в известной в России балетной «Чайке» в постановке Майи Плисецкой сквозь «аквариумную» атмосферу людейрыб все время слышится крик «Я – Чайка», у Джона Ноймайера – это рассказ об одиночестве и непонимании художника. Не потому ли в финале «Чайки» Плисецкой птица – символ художественной свободы и творчества, непокорима, взмывает ввысь, а в «Чайке» Ноймайера Треплев находит последний приют на подмостках, которые буквально поглощают его внутрь себя, как черная дыра. Для Ноймайера сцена – еще один персонаж. Поэтому он сооружает сцену на сцене. Тут происходят все самые важные события: на ней побывают все главные персонажи. Сцена – машина времени. Она вечная. А суета и страсти человеческие бренны. Сцена властна над временем и пространством. Она – иное измерение, это окно в другие миры. Не потому ли Треплев уходит в зазеркалье сцены? В партии Аркадиной выступила прима театра Татьяна Чернобровкина. Она предстала в полном блеске своей красоты и мастерства. Артистка заслуживает особой похвалы, ибо сумела освободиться от штампов классики и органично вписаться в оригинальную стилистику Ноймайера. На роль Нины и Кости хореограф выбрал совсем молодых, не известных еще публике артистов Валерию Муханову и Дмитрия Хамзина. Они оказались актерски состоятельными и представили трогательный дуэт, захватывающий обаянием молодости. Партия Маши для Натальи Крапивиной стала самой глубокой в ее репертуаре. Запомнились Георги Смилевски в партии Тригорина и Оксана Кардаш в танцах Костиной мечты.

Новости СМИ2

Сергей Хвостик

«Покрошить» Запашного

Игорь Воеводин

Маршал Конев и пустота

Олег Капранов

Что общего у соцсетей и порно

 Александр Хохлов 

Мир, война или стена

Алиса Янина

Раймонд Паулс и навязчивые русские

Камран Гасанов

Владимир Зеленский — человек посередине

Борис Клин

РПЦ и закон о домашнем насилии: что с ним не так

Ирина Алкснис

Мочить террористов в сортире. 20 лет спустя

Кто прав, кто виноват. Хороший юрист не должен давать волю эмоциям

Быстрее всех вырастила микрорастение из пробирки

Пройдя путем героя, начинаешь больше ценить прошлое

Беззаботное счастье царской семьи