- Выключить коронавирус

Наши перья

Сергей Собянин рассказал, когда будут приняты новые решения по снятию ограничений

Коронавирус: главные события и цифры за сутки на утро 7 июня

Не откладывай мечту: застройщики пошли навстречу москвичам, нуждающимся в жилье

Победившие смерть: как долгожители боролись с коронавирусом и выжили

Эксперт объяснил, почему нужно переходить на кнопочные телефоны

#БУДЬДОМА онлайн-линия психологической помощи

Диетолог назвала самый опасный суп для сердечников и гипертоников

«Сто русских с битами в Бруклине»: американцы рассказали о реакции на погромы в США

Один звонок может спасти чью-то жизнь

Штраф или воспитание: что заставит пешеходов отказаться от смартфонов

Экономика или здоровье людей: Познер объяснил, что важнее для России в период пандемии

Врач объяснила, как бороться с метеозависимостью

Стали известны новые доказательства сокрытия Китаем фактов о COVID-19

Экономисты озвучили сроки восстановления доходов россиян

Врач предупредил об угрозе заражения COVID в ТЦ и салонах красоты

Назван уровень летальности для нормализации ситуации с COVID-19

Наши перья

Если талант многогранен, он обязан проявлять себя

[b]Плох солдат, в чьем ранце не спрятан маршальский жест. Оглядываясь на это изречение, можно заявить: плох тот журналист, который не мечтает стать писателем. Как всякое категоричное утверждение, ущербно и это. Тем не менее среди наших коллег по журналистскому цеху немало и талантливых прозаиков, и авторов прелюбопытных книг, к прозе отношения не имеющих. ИСТОРИЧЕСКИЕ СОЧИНЕНИЯ[/b] Самые раскупаемые газетные издания нынче — дайджесты. Легко быть популярным, собрав все лучшее, что есть у конкурентов, и отсеяв все убогое и бесцветное. Самые востребованные книги сегодня — справочники. Люди не слишком доверяют многословным рассуждениям, предпочитая сухие факты, которые потом сами, без чьейто подсказки, оценят по достоинству либо используют для осмысления, либо оставят без внимания. Новая книга известного журналиста и доброго друга «Вечерней Москвы» Феликса Медведева соединяет в себе оба достоинства. Она и справочник, путеводитель по блестящему миру кумиров и признанных красавиц, и своеобразный дайджест, поскольку состоит из материалов, опубликованных за два последние года, причем лишь тех, которые автор сам считает лучшими. Медведев не слишком лицеприятен и, уж конечно, не подобострастен. Для того, кто берет интервью у иной знаменитости, удержаться от этого соблазна крайне трудно. Ведь это так просто: чуток подольстил — и тем расположил к себе. Правда, это обманчивая простота, потому что тебе могут солгать, ни во что при этом не ставя. Но это, извините, издержки «производства». Медведева такое положение не устраивает, он предпочитает «растворяться» в тех, с кем беседует. Ему все интересно, для него все значимо. И, чувствуя это, люди отвечают ему откровенностью! Всегда и все... И это уже не мастерство журналиста, это уже искусство, талант! Может быть, талант историка. Потому что из калейдоскопа лиц, из сотен имен вдруг возникает наша жизнь, в которой каждому есть место, которая безжалостна и прекрасна, та жизнь, которая найдет отражение в учебниках грядущих поколений. И некоторые главы этих учебников пишутся уже сегодня — Феликсом Медведевым. [b]ПИРШЕСТВО ДУХА НА ФОНЕ ЗАСТОЯ[/b] Вот говорят, 60-е и «шестидесятники» — это да, это звучит гордо. Говорят, 70-е и «семидесятники» — это так себе, и звучит тихо. А вот 80-е и «восьмидесятники» — это ноль без палочки, и совсем не звучит. Не согласен! Я жил, я знаю. И Алексей Вишневецкий жил и тоже знает. Причем, что характерно, жил этажом ниже меня — «Вечерка» и поныне базируется на шестом этаже, а «Московская правда» попрежнему на пятом. Так что и сейчас мне видно лучше, и потому с полным правом и с чистым сердцем я могу сказать правду: хорошую книгу написал гражданин Вишневецкий! Честную. Смелую. Да, смелую. Потому что это настоящая смелость — сказать, что застой был прекрасным временем. Хотя бы потому, что это была наша молодость. А когда ты молод, тогда и портвейн слаще, и трава суше, и ругань глаже, а девушки такие, что ни Пелевину сказать, ни Акунину описать. Вот какие были девушки! Про них не то что 33, как это сделал Вишневецкий, а 333 рассказа можно написать. Может быть, Алексей когда-нибудь это и сделает, тем более что жизнь его героя — Вити Лихоборского — богата и поучительна. И духовна на всем ее протяжении — от школьных и студенческих лет до таинственного исчезновения Лихоборского где-то в районе Большого Африканского Разлома. Он исчез, но он, безусловно, жив. Так и вижу, как сидит Витя на веранде неказистого бунгало, попивает местный самогон, обнимает ласковую чернокожую девушку и вспоминает нашу юность — наше общее богатство, которое, не то что деньги, у нас никому не отнять. [b]ГОСПОДА АРТИСТЫ[/b] Сережа Капков первый журналистский опыт приобрел в «Вечерней Москве». Круг его интересов определился сразу – парень с удовольствием встречался с творческими людьми, предпочитая прочим жанрам интервью. Очень быстро Сергей нашел свою главную тему – его интересовали в первую очередь актеры кино. Но самое любопытное, что встречался он не с популярными сегодня кинозвездами. Молодой журналист находил тех, чьи имена вряд ли оставались в памяти зрителей. Но без этих актеров второго плана, а то и исполнителей эпизодических ролей не мог состояться ни один мало-мальски заметный фильм. Собрав богатейший материал, Сергей отважился издать книгу. Ему помогли в Госфильмофонде – подобрали фотоматериалы. Уникальность книги «Эти разные, разные лица…» в том, что здесь под одной обложкой собрались удивительные люди, о многих из которых, кстати, до книги Капкова в периодической печати не было практически ни одной большой публикации. А между тем Андрей Файт, Ирина Мурзаева, Алексей Миронов, Мария Капнист, Людмила Аринина, Георгий Тусузов,Нина Агапова, Владимир Федоров, Лилиана Малкина и другие герои книги снимались и до сих пор снимаются довольно много. И биография у каждого из них почище увлекательного романа будет. Автор сумел к каждому своему герою найти особый подход, расположить к себе, разговорить. Да это ему и нетрудно было сделать – Сергей человек интеллигентный, мягкий, не позволяющий себе панибратского отношения к собеседнику. А они открывали ему самые заветные страницы своих биографий. И платили мудрой любовью. Актриса Мария Виноградова, одна из собеседниц Сергея, вообще считала его родным человеком. Когда у Сережи родилась дочка, тут же потребовала, чтобы он немедленно приехал к ней домой. Вместе с закадычной подругой Любой Соколовой Муся (так звали ее друзья и коллеги) устроила Сереже настоящий пир, а потом вручила увесистый мешок с детским приданым…

Новости СМИ2

Коронавирус

в Москве

102714 +2283 (за сутки)

Выздоровели

193061 

Выявлено

2919 +55 (за сутки)

Умерли

Елена Кондратьева-Сальгеро

Давайте запомним имя жертвы

Ольга Кузьмина  

Не уходите, Александр Сергеевич

Михаил Бударагин

Пушкин забыт. И что с того

Алиса Янина

Беда за Полярным кругом

Виктория Федотова

У беспорядков детское лицо

Анатолий Горняк

Зачем вы, девушки, узбеков любите?

Екатерина Рощина

Бедный, бедный Йосик

Митрополит Калужский и Боровский Климент

Молитесь об усопших

Цветочный микс и съедобная клумба

Аттестат без ЕГЭ

Умные технологии. Как электронные сервисы меняют жизнь людей

Эксперты рассуждают, нужно ли подросткам следить за питанием