Фандорина заказывали?

Фандорина заказывали?

Афиша

[b]Судя по тому, что 90% московских телезрителей в воскресный вечер предпочли «Азазель» дуэту Монтсеррат Кабалье с Николаем Басковым, идея и герой фильма пришлись по душе, сердцу и уму широким общественным массам.[/b]Национальная идея тогда хороша, когда каждый находит в ней что-то свое и тем гордится, чувствуя одновременно и свою особость, и свое единение с народом.Литературный проект Бориса Акунина (в миру — переводчика-япониста и литературоведа Григория Чхартишвили), получивший вчера второе — телевизионное — рождение, дает такую возможность.Кто-то следит за детективным сюжетом; кто-то ищет ассоциации, аллюзии и находит их в том количестве, в каком знаком с великой русской литературой; кто-то упивается деталями стародавнего быта, а если замечает неточности, то опять же в той мере, в какой знаком с историей Москвы. А кому-то дороже всего акунинско-адабашьяновская ирония. Каждому свое, и каждому воздастся по трудам и заслугам его.А каков Эраст Петрович Фандорин! Чиновник 14-го класса (всегото!), от земли не видать, но и от него судьба Отечества зависит. А заодно и мира. Такие, как он, не отступятся, не предадут и победят, несмотря на врожденную наивность, изначально обрекающую, казалось бы, на поражение. Да, наивны и мечтательны люди русские, зато им судьба благоволит. Не оставит в трудную минуту, как не оставляет Фандорина везение: коли падает чашка — так на мягкий сапог, если садится в карты играть — так обыграет и шулера...Что это, если не перст божий?! Так что не надо волноваться — верх за ним останется. В России иначе и быть не может. Что бы ни замышляли террористы, какие бы сети ни плели заговорщики, через кровь желая привести человечество ко всеобщему благу, а все равно понашему выйдет, как отцами и дедами заповедано. Главное — действовать! Вот и Фандорин лишь на минуту позволяет себе предаться унынию: «Может, зря я их так?» Но потом получает посылку с бомбой, гремит взрыв, и ничего не остается от интеллигентских рефлексий. И окровавленная рука бедной Лизаньки, суженой его, лежит на грязной брусчатке и еще шевелится, словно благословляя. На подвиги, разумеется. Отчизны ради!

Google newsGoogle newsGoogle news