Летальные заплывы

Летальные заплывы

Происшествия

[b]Самое «топкое» место в столице — Джамгаровские пруды. Тем не менее именно там открыли ресторан, где круглые сутки торгуют спиртным.[/b]С начала купального сезона (1 июня) в столице утонули свыше 137 человек. В одни только минувшие выходные в жертву Нептуну принесены два десятка москвичей. А за минувшие сутки в водоемах Москвы утонули восемь человек. Репортеры «ВМ» вышли на дежурство с теми, кто по долгу службы вытаскивает утопленников на берег.Центральная спасательная станция Москвы — невзрачное здание на берегу Химкинского водохранилища, неподалеку от Водного стадиона. Установленный на крыше громкоговоритель разносит по окрестностям бодрые мелодии. У покосившихся от времени бетонных ступенек — готовая к выезду «Газель». На втором этаже дежурит смена Поисково-спасательного водолазного отряда (ПСВО), готовая в любой момент сорваться на вызов.На самом деле прилагательное «спасательный» в названии подразделения — дань традиции.Здешние водолазы никого не спасают. Их основная задача — выехать по милицейскому сигналу на водоем и быстро извлечь из воды труп.— Со временем чувства притупляются, — рассказывает начальник смены Юрий Афанасьев. — При первом своем поиске я, если начистоту, труп взять побоялся, обошел его стороной. А потом просто говоришь себе: это уже не человек, это неодушевленный предмет… Хотя многие все равно не выдерживают. Пытался к нам устроиться на работу один парень по имени Олег. СОБРовец, воевал в Чечне — и все равно чисто психологически не смог подойти в воде к трупу…В дежурной смене — один водитель и трое водолазов. Дежурства — сутки через четверо. Водолаз со средним стажем, получивший второй класс (из трех возможных), зарабатывает около 5 тыс. руб. Еще за каждый выход на дежурство положен военный паек: тушенка, сгущенка, макароны, чай, сахар.— Многим нравится, что четыре дня из пяти — свободные, можно где угодно подработать, — говорит водитель Юра.Как следует из записей в журналах дежурств, за смену в среднем из воды извлекаются один-два утопленника.Спасатели не успевают допить чай — звонит телефон. «Джамгарка», — бурчит Юра и зовет остальных членов экипажа. Привычным движением пара удочек забрасывается в укромный тайник (в свободные часы водолазы балуются рыбалкой), и «Газель» рвет по Ленинградке на МКАД.— Гиблое место, — характеризует Джамгаровские пруды Юрий Васильевич. — Однажды несколько дней там утонувшего солдата искали. А он прямо на середине водоема лег на родничок и, несмотря на жаркие дни, «законсервировался» как будто в холодильнике…Замечаю на шее у некоторых водолазов металлический жетон с личным номером. Вообще-то на дежурстве каждому полагается надевать эту штуку на шею. Но многие предпочитают заменять ее нательным крестом: «В шкафу оставляем… Все равно ведь опознают». Справедливости ради заметим: случаев гибели на работе спасатели в отряде не помнят — в отличие от персонала спасательных станций, где трагедии в последние годы случались.Но вот мы и на месте. Случай нехарактерный: труп болтается на поверхности воды в нескольких метрах от берега — говоря профессиональным языком, «на подвсплытии». Ребята быстро облачаются в гидрокостюмы (автомобиль оснащен всем необходимым для работы на воде и под водой) и вытаскивают утопленника на берег. Похоже, сегодня — день исключений из правил: выясняется, что это не утопленник, а утопленница — вторая «русалка» за сезон.До приезда милиции надо обернуть тело и описать приметы утонувшей. «Возраст примерно 25 лет, — профессионально диктует данные Юрий Афанасьев, — на шее золотая цепочка, одета в лифчик и трусы…»Оборачиваюсь и вижу: у кромки воды собрался весь пляж. Чтобы отогнать обывателей, водолазам приходится применять и моральные, и физические средства убеждения. Но в толпе — не только праздно любопытствующие. Посмотреть на утопленника приехали спасатели-общественники.— Джамгаровские пруды, — пожалуй, самое «топкое» место во всей столице, — говорит заведующий отделом профилактики городского совета Российской общественной организации спасения на водах Борис Скурихин. — Хотел бы я посмотреть в глаза умникам из префектуры Северного округа, разрешившим практически у самой воды открыть ресторан. Причем спиртным торгуют круглые сутки! Не проходит и недели, чтобы здесь кто-нибудь не отправился на тот свет…На территории зон отдыха распоряжением мэра Москвы горячительное продавать запрещено.Но весь фокус в том, что Джамгаровские пруды официально никогда не признавались зоной отдыха, а значит, несмотря на сотни купальщиков в любой жаркий день, запреты здесь не действуют! У окружной же администрации духу, видимо, хватает только на установку запрещающих табличек, на которые москвичи давно привыкли не обращать внимания…И если бы так было только на Джамгарке!

Google newsYandex newsYandex dzen