Молодецкие забавы всегда были в почете в Москве

Молодецкие забавы всегда были в почете в Москве

Общество

Среди прочих «забав» в Москве была очень популярна борьба. Москвичи боролись не ради заработка, а для удовольствия, как тогда говорили, «из удальства».В поединках сходились люди разные. И борьба была разная. Боролись «в схватку», когда соперники, обхватив друг друга руками, старались свалить противника на землю. При этом допускались «подножки». Если боролись «с ней в схватку», борцы использовали для захвата плечи, пояса, воротники, стремясь бросить соперника через бедро. В этом виде борьбы большими мастерами были цыгане-лошадники – в Москве, чтобы посмотреть на их борьбу, каждое воскресенье народ специально сходился на Конную площадь.А еще в Москве была популярна борьба, которая так и называлась «московской» – в ней допускался прием, который сегодня называют «подсечкой». Борясь «по-московски», атлеты старались «взять на прием»: качнув соперника в сторону, одновременно резко ударить ему под опорную ногу носком своей правой ноги и сбив на землю. От этого приема, видимо, и пошла пословица: «Матушка Москва, бьет, родимая с носка».Сведения о первых турнирах, где супротивники сходились в рукопашной, относятся ко временам очень древним. Лет пятьсот тому назад отменным борцом считался пленный татарский царевич Куйдукул, брат казанского царя Алегама. Живя при московском дворе, он пожелал перейти на службу к русскому князю и 21 декабря 1505 года, приняв крещение, стал зваться Петром.Спустя неделю после обряда крещения, на Святках, в знак особой милости к Петру, а также строя определенные политические планы, великий князь Василий выдал за него свою сестру, княжну Евдокию. А вскоре после этого новобрачный уже «тешился борьбой» с московскими силачами. Ловкий и сильный, он владел приемами древней борьбы, описанной еще в былинах об Илье Муромце, Добрыне Никитиче и прочих богатырях. Своих соперников Петр умел валить одной рукой, применял особые захваты и броски.Случались во время поединков и курьезные случаи: один из борцов одолел по очереди нескольких соперников, а потом и сам проиграл. Когда же с него по обычаю сорвали одежду, то оказалось, что этот боец… девица! После поражения «побежала она, закрываясь правой ладошкой…» Так что были воинственные дамы на Руси и до знаменитой кавалерист-девицы Надежды Дуровой!А спустя полвека, во времена правления Ивана Грозного, когда царь, овдовев в очередной раз, женился на черкесской княжне Марии Темрюковне, с новой царицей приехала целая свита родственников, вошедших позднее в историю как князья Черкасские. Среди прочих прибыл к русскому двору и братец Марии, Мастрюк Темрюкович, – грозный воин и известный боец. Мастрюк не раз выходил победителем из схваток, а одного соперника и вовсе убил, буквально изломав его тело, как сказано в летописи – «разметал его по всему двору». Про Мастрюка говорили, что его борьба была «ученая», и, вступая в поединок с соперником, он буквально «ходил колесом». Неизвестно точно, какому виду борьбы учился княжич, но, видимо, он здорово раззадорил московских бойцов своими победами, если однажды в праздник его на бой вызвали в присутствии царя. Бойцы, три брата, поклонившись до земли, спросили у царя разрешения «побороть его шурина». Получив согласие, они вызвали Мастрюка «бороться на приз», а точнее – на раздевание.Первым с княжичем сошелся Мишка Борисович: он увернулся от приемов Мастрюка и сбил его с ног «московским приемом», ударив носком под опорную ногу. Зрители в восхищении бросали в воздух шапки, а царь удостоил борца похвалы: «Исполать тебе, добрый молодец, за то, что чисто борешься». Вторым вышел на Мастрюка хромой Потанька, от которого царскому шурину досталось еще больше – москвич прихватил кабардинца, подняв над головой, бросил оземь, так, что бедолага некоторое время лежал без памяти. Его привели в чувство, а потом победители содрали с него дорогие одежды, и посрамленный Мастрюк «на корячках пополз домой». Говорят, что царь за шурина в обиде не был, а напротив – выдал братьям, участвовавшим в борьбе, по 25 рублей (огромную по тому времени сумму), по голубому кафтану, а еще «лист похвальный», дозволяющий торговать на ярмарках беспошлинно. Такая вот давняя история. Так что и «грозный царь» иногда был ласков со своими подданными. Впрочем, царская милость – что легкое облачко – на час!

Google newsGoogle newsGoogle news