Волки, овцы и люди

Волки, овцы и люди

Общество

[b]Года три назад на одном из удуговских сайтов я напоролся на статью о «русизме». Слово это в русский язык ввел еще Герцен, но автор статьи придал ему совсем другое значение – образ действий русского народа. Который, с точки зрения этого автора, сам поставил себя вне рамок цивилизованного человечества многочисленными преступлениями, а посему за «русизм» нужно судить, как за фашизм.[/b]«Сохранение неправедного завоевания даже ценой истребления чеченцев, стремящихся к естественной для любого народа национальной независимости, стало императивом перевернутого «добра» не только в устах лживых российских политиков, но и в массовом сознании русского народа, больного русизмом. Поэтому мы и говорим, что политика России по отношению к Чечне есть сатанизм, ибо этой политике не на что опереться, кроме раздутого имперского чванства, насилия и грубой лжи» – цитата из аналогичного источника.Кроме этого, в тексте расшифровывалось, чем же так плох русский народ. Пьянством, причем повальным. Тем, что бросает своих стариков на произвол судьбы. Продажностью. Трусостью – с точки зрения автора, русские готовы пойти на любое унижение ради сохранения своих жизней. Безверием и развратом. Жестокостью. Вывод, который делал автор из этих наблюдений, был, с его точки зрения, безукоризненно логичен: этих недочеловеков надо убивать, гнать с территории Чечни, обращать в рабов и заложников. Потому что ничего другого русские не заслуживают.Я читал все это без особой радости: да, в моем народе есть масса мерзости – алкаши, взяточники, трусы и садисты. Большинства они не составляют, но действительно есть. Как и в любом другом народе.Но вот что интересно – к своему народу автор текста оказался более снисходителен. Там тоже встречались разные проблемы, но они объяснялись войной, происками российских спецслужб и международного сионизма. А потому списывались со счета – при помощи шариатского суда, каравшего предателей.Удугова раньше называли чеченским Геббельсом, что вроде бы объясняло его победу над нашими пропагандистами в борьбе за общественное мнение. Но куда большую победу он одержал в борьбе за общественное мнение самой Чечни, заполнив образовавшийся после крушения коммунизма вакуум идеологии вот этим вот «антирусизмом».Как и в случае Геббельса, десятилетняя работа Удугова и компании не прошла даром: ее плоды созрели в голове ныне покойного Мовсара Бараева и до сих пор зреют во множестве голов разных других мовсаров. К тому же все бюллетени о ходе войны с той стороны описывали огромные потери «оккупационных банд» и считанных своих. Из-за этого выросшее с 1991 года поколение чеченцев свыклось с мыслью, что один боевик стоит десяти федералов, а если те иногда и побеждают, то только потому, что их больше и у них авиация есть. Но в итоге все равно победят чеченцы, потому что они – волки, а русские – овцы, пусть даже они иногда надевают волчью шкуру. Увы, многое в наших действиях подтверждало их веру в эту ущербную теорию.Не они первые так думали. «Зачем стадам дары свободы, вас должно резать или стричь» – мнение русского классика позапрошлого века о мирно пасущихся народах. Классик не был кровожадным, он просто так понимал реалии этого мира. Но не все реалии он знал. В это время в Англии овцы уже давно истребили волков и даже «ели людей» (так называли процесс огораживания, когда поля переделывали в более выгодные пастбища, невзирая на голод среди крестьян). Современный мир основан на экономике, в которую овцы (даже паршивые, с которой «хоть шерсти клок») вписываются, а волки – извините, нет. Поэтому обречены волки, а не овцы.И тем не менее мы, русские, не настолько овцы, как думают обудуговленные чеченцы. К счастью, мы уже не волки, которые десятилетиями были термоядерным пугалом для остального человечества, и чужая смерть для нас уже не ценнее собственной жизни. Но нам еще предстоит доказать себе и остальному миру, что мы – люди, что для нас есть вещи, которые мы ценим выше собственной жизни, что честь своей страны для нас не пустое слово. Без этого мы лишимся и чести, и жизни.В Театральном центре на Дубровке мы потеряли чуть ли не в два с лишним раза больше людей, чем они. Они могут счесть это своей победой. А значит, это далеко не последняя вылазка бандитов, и мы должны готовиться к новым хотя бы потому, что уроки из случившегося извлекут не только наши спецслужбы, но и противник. Мы еще только начали расплачиваться за ошибки Буденновска и Первомайского. И не надо себя успокаивать тем, что бандиты не имеют национальности.Бандиты не имеют и идеологии, а эти – имеют. Она не лучше нацистской. Но и не хуже. Шестьдесят лет назад наши деды победили нацизм.Дело за нами.

Google newsYandex newsYandex dzenMail pulse