Объединять русских сложно, но можно

Общество

Способность отдельных обществ и объединений «русских за рубежом» консолидироваться в единую сильную организацию, готовую конструктивно сотрудничать с исторической родиной, – вещь очень важная и, к сожалению, редкая.Однако нашим соотечественникам в Дании, кажется, удалось преодолеть феодальную раздробленность: сейчас все русские общества – их около 15 – объединены в единый Конгресс. Прокомментировать ситуацию мы попросили Татьяну ДЕРБЕНЕВУ, представителя Дании в Международном Конгрессе российских соотечественников.Татьяна Максимовна – Сопредседатель Конгресса русскоговорящих Дании, старший референт Российского центра науки и культуры, художественный руководитель и актриса театра «Диалог» в Копенгагене. До отъезда из России играла в Ленкоме.– Татьяна Максимовна, в чем всетаки секрет? Во многих странах именно споры между русскими обществами становятся причиной неудач, а в Дании, похоже, нашли путь к согласию… – Да, нам удалось добиться мира и дружбы. Не секрет, что российские граждане за рубежом далеко не всегда находят общий язык. Возникают конфликты, причина которых — излишние амбиции. Мы в Дании, к счастью, сразу сумели это осознать и не стали делать выбор в пользу какой-либо одной линии деятельности, примирились со всеми направлениями, в которых может работать организация русских за рубежом.Своеобразным координатором стал Российский центр науки и культуры – многие наши объединения при нем и создавались, другие очень тесно с ним сотрудничают. «Русское Общество» – сейчас это, пожалуй, самая известная из всех наших организаций – появилось еще в начале 90-х. «Русский Дом» возник два года назад, тоже при поддержке Центра.На их примере как раз заметно многообразие: если Русское Общество определило для себя серьезную интеллектуальную направленность, проводит литературные вечера, издает журнал-альманах, то его младший коллега предпочитает повеселиться: они устраивают вечеринки, ставят мюзиклы. Результат – люди разделились по интересам, никто никому не мешает.Теперь, когда мы едины, нам намного проще искать спонсоров, а значит, наши возможности стали на порядок выше.– Среди работников вашего Центра тоже немало служителей Мельпомены, вы и сама относитесь к их числу.Может ли зритель видеть театральные постановки с участием русских артистов, живущих в Дании? – Конечно. При центре науки и культуры действует профессиональный датско-российский театр «Диалог», в котором играю и я. Он был создан благодаря помощи спонсоров из обеих стран, официально зарегистрирован, нашим первым спектаклем стала постановка по пьесе «Сорри» Гая. Главную роль сыграл Александр Михайлов – народный артист России. Конечно, он занимался этим недолго, его ждала работа в России, но я очень благодарна, что он дал согласие, поддержал наш театр.А сейчас мы готовим новый датско-российский проект спектакль «Императрица Дагмар», о судьбе матери последнего русского царя Николая Второго, датской императрицы Дагмар, в крещении ставшей Марией Федоровной. На Николая пойдет Александр Збруев, народный артист России. Я очень боялась, что он откажется – ведь играть нужно на датском языке. Недавно я была в правительстве Москвы и до сих пор не могу поверить, что нам подписали все бумаги, обеспечили юридическую основу… Я бесконечно благодарна всем, кто нам помог, и лично Юрию Лужкову. Такой проект делается впервые за всю историю отношений двух стран.– Вы коснулись извечной проблемы людей, сменивших культурную почву.На мой взгляд, это особенно актуально для тех соотечественников, у которых есть маленькие дети – как привить им уважение к России, как помочь не забыть русский? – Позвольте, я в ответ расскажу вам один случай. Как-то к нам в Центр позвонили. Русский язык говорящего был просто удивительно красив, без тени акцента. Человек спрашивал: «Скажите, душенька, какая у вас программа следующая? Я скучаю, дорогая, не забывайте меня»…Я в недоумении: кто же это говорит? «Это граф Иван Михайлович Толстой вас беспокоит». Я ему тогда расписание наших мероприятий рассказала, а потом мы еще много общались, он ходит на все поэтические встречи, гостиные, можно сказать, наш завсегдатай. Я как-то не удержалась и задала вопрос: «Ну как так получается: вы родились и получили образование уже в этой стране, но так роскошно говорите по-русски, а дети сегодняшних эмигрантов, учась здесь в специализированных русских школах, уже через год приобретают датский акцент? Для меня это загадка»… А он подумал и сказал: «Вы знаете, причина, наверное, в том, что мы-то русским языком дорожили и дорожим. Мы его культивируем. Наши родители переселились сюда так внезапно, так вынужденно, испытывали очень острую ностальгию… У нас в доме вообще был неписаный закон – говорить только по-русски. А сейчас приезжают молодые люди, которые хотят поскорее адаптироваться, найти работу и оставить прошлое позади». Это прозвучало очень грустно, и во многом граф Толстой был прав.– Как датчане воспринимают русскую культуру? – Однажды я пригласила «Виртуозов Москвы». Они приехали – хоть и без Спивакова, но ведь они часто гастролируют отдельно. Перед концертом музыканты сказали: «Не тратьте много денег на рекламу, нас и так знают». Мне и самой всегда казалось, что таким именам, как, скажем, «Виртуозы Москвы», Ростропович, Темирканов, и рекламы не надо.Спонсоры сняли огромный концертный зал, самый большой и престижный в Дании – и как же мне тогда, в 1993 году, было обидно, когда на концерте он оказался полупустым! Через некоторое время ситуация повторилась: я приглашала родной «Ленком» со спектаклем «Юнона и Авось» – сама ведь много лет проработала в этом театре, очень благодарна Марку Анатольевичу Захарову, который так много дал мне как человеку и актрисе… Хотелось показать людям спектакль, в котором я сама раньше не раз играла. И снова никакого внимания, никаких тебе аншлагов, хотя на этот раз мы потратили на рекламу очень много денег. Я была просто в панике – осталось 4 дня до приезда актеров, а билеты почти не покупают. Вот тогда я и осознала, что у датчан просто не было интереса к нашей культуре. Сейчас все потихоньку меняется: такие наши музыканты, как Темирканов, Плетнев, Кисин, неоднократно приезжают, становятся популярными.Еще в середине 90-х смотреть новости по телевизору было просто обидно: ни слова о России. Я тогда еще очень плохо понимала датский, выручал мой муж Стен. Когда он переводил мне содержание, у меня всегда возникал вопрос: как же так, наша страна такая большая, сильная – и вдруг о ней просто забывают. А потом к нам действительно стали приходить на курсы русского языка, потом канал «Копенгаген» выделил время для русскоязычного телевидения... По этим «симптомам» я и сделала вывод: именно сейчас и возможен коренной перелом в отношении Запада, и в частности – датчан, к нашей стране. Для этого прежде всего мы должны обрести чувство собственного достоинства. Если мы будем любить свою Родину, свои корни, нас тоже будут любить. А когда мы презрительно замечаем: «Я оттуда сбежал»… Лично у меня сразу пропадает уважение к человеку, если я слышу, как он поносит свою страну. Я не говорю, что мы идеальные – нет, мы очень сложные, неоднозначные люди, в нас много и хорошего, и плохого. Но мы очень перспективны, у нас богатый духовный и научный потенциал, яркая фантазия, способность к творчеству, которая проявляется буквально во всем.Вспомните «Кашу из топора» – это замечательная сказка. Из ничего можно сделать все. Главное — взяться за дело вместе.

Google newsGoogle newsGoogle news