Возвращение «Головы крестьянина»

Возвращение «Головы крестьянина»

Общество

[b]Вчера в Москве министр культуры Александр Соколов торжественно передал директору Русского музея Владимиру Гусеву картину Ивана Крамского «Портрет крестьянина» ([i]момент передачи запечатлен на фото[/i]). В 1941 году, уже во время войны, ее вывезли из СССР немцы, и только недавно Росохранкультуре удалось добиться возвращения малоизвестной работы художника на родину.[/b]По мнению специалистов, «Портрет крестьянина» бесценен для изучения творчества лидера передвижников Крамского. Кроме того, это вообще один из первых портретов крестьян, созданных в нашей стране в середине ХIХ века.В Русский музей он попал в 1939 году из Ленинградской экспертно-закупочной комиссии, а в 1940-м его включили в состав передвижной выставки «Основные этапы развития русской живописи». Она состояла из 183 работ и отправлялась по маршруту Нальчик–Крым. В Алупкинский дворец-музей картины доехали к началу июня 1941-го. Понятно, что обратно в Ленинград они уже не вернулись. Полсотни культурных ценностей удалось вернуть после окончания войны, в 1945 году.Судьба других шедевров оставалась неизвестной. В 1988 году Моравская картинная галерея из города Брно привезла картину Крамского на выставку в Третьяковку. Работа носила название «Голова мужчины». Но работники Русского музея сразу распознали в ней утерянный в войну шедевр. К сожалению, его фотографий до 1940 года не делали, а в Моравской галерее заявили, что работа куплена в начале 1950-х у частного лица.В результате только в 2000 году ее включили в Сводный каталог потерь культурных ценностей, похищенных и утраченных в период Второй мировой. Лишь в 2006-м удалось доказать, что картина действительно принадлежала ГРМ.Вместе с работой Крамского в Петербург возвращаются еще две ценности, пропавшие в 1940х годах. Это письма императрицы Марии Федоровны, жены Павла I, и книга Петра Лобысевича «Гимн Великому Императору» 1813 года. Они будут храниться в музее-заповеднике Павловска.Торжественная передача шедевров была бы невозможна без Росохранкультуры. Заместитель руководителя этой службы Анатолий Вилков на церемонии передачи возвращенных ценностей особо подчеркнул, что за последние пять лет в страну вернулось около пяти с половиной тысяч культурных ценностей, украденных после войны, и более полусотни предметов, утерянных во время ВОВ. Это капля в океане потерь Великой Отечественной: сейчас составлены каталоги на 25 тысяч похищенных и еще не найденных предметов, и этот список будет пополняться.Сейчас целое подразделение специалистов на зарубежных аукционах отслеживаю тценности, которые могли быть незаконно увезены из России. Но «выявить» вещь – полбеды; на то, чтобы доказать право на нее, иногда уходят годы. Непросто разобраться с нынешними владельцами ценностей. Даже с иностранными музеями тяжело договориться. Исключение составляет Германия: в соответствии с немецким законодательством работы, ранее принадлежавшие нашей стране, возвращают в Россию беспрекословно.Такие же нормы международного права действуют и в Венгрии. А что делать, если вещи находятся в частном пользовании, причем их хозяин – добросовестный приобретатель? В этом случае помогают только деньги. В 2003 году на аукционе «Сотбис» обнаружили «Портрет великой княгини Александры Павловны» Федора Богневского (в 1941 году он был в составе той же передвижной выставки, что и «Портрет крестьянина» Крамского).Его выставлял молодой человек из Германии, купивший картину в Австрии. После переговоров с его юристом решили, что Россия выплатит нынешнему владельцу стартовую цену работы. Она была довольно высока, и пришлось искать спонсора. Им стал один из членов лондонской ветви Ротшильдов, который и передал картину нашей стране.Из всех вещей, утерянных в годы войны, больше всего умы по-прежнему будоражит Янтарная комната. Она, по словам Вилкова, вряд ли дожила до сегодняшнего дня. Янтарь – капризный материал, требующий особых условий хранения. Кроме того, есть информация, что комната могла быть сожжена.Две вещи из нее – панно и комод – спаслись только потому, что были украдены по дороге на Запад и впоследствии родственники похитителей пытались сбыть работы на черном рынке. На вопрос, должна ли Россия возвращать какие-то из перемещенных ценностей, заместитель руководителя Росохранкультуры ответил категорично.Еще пятьдесят лет назад было решено, что наша страна имеет право на компенсацию за причиненный ей ущерб. Сейчас вещи, оказавшиеся у нас в 1945-м, могут отправиться на свою историческую родину только в трех случаях. Во-первых, если будет доказано, что фашисты вывезли их из оккупированных государств. Во-вторых, если их бывшие владельцы – жертвы холокоста. И в-третьих, если работы принадлежат религиозным организациям. Так обстоит дело с витражами церкви Мариенкирхе во Франкфурте-на-Одере.Часть стекол после войны хранилась в Эрмитаже и была передана в Германию в 2002 году. Другую часть директор ГМИИ им. Пушкина Ирина Антоновна сейчас готовит к выставке. Как только экспозиция закончится, стекла поедут в Мариенкирхе.[b]ФОТО ИГОРЯ ХАРИТОНОВА «ТРУД»[/b]

Google newsYandex newsYandex dzen