Мишель Пфайффер как гений ускользающей красоты

Культура

СПУСТЯ почти четверть века после «Опасных связей» по одноименному роману Шодерло де Лакло британский режиссер Стивен Фрирз дарит нам еще одну любовную историю – экранизацию самого известного романа Сидони Габриэль Колетт «Шери», написанного в 1920 г.Незаурядная французская писательница Колетт, знаменитая эмансипэ, и сама послужила объектом заинтересованного внимания кинематографистов: о ней сняты как документальный, так и художественный фильмы.Колетт написала несколько десятков книг, дружила с Морисом Равелем и Жаном Кокто, оставила мужа и была известна своими романами как с мужчинами, так и с женщинами, выступала в «Мулен Руж». Кавалер ордена Почетного легиона и президент Гонкуровской академии, она посмертно удостоилась такой чести, как всенародное прощание. Ее романы экранизировались начиная с 1913 г. К ним обращались такие выдающиеся кинорежиссеры, как Роберто Росселлини, Клод Отан-Лара, Жак Деми. И вот новое обращение к творчеству Колетт.В «Опасных связях» Фрирз занял великолепных актеров, в том числе голливудскую звезду Мишель Пфайффер. Одна из самых обольстительных блондинок американского кино за роль госпожи де Турвель получила в 1989 г. свою первую номинацию на премию «Оскар».Теперь Стивен Фрирз доверил ей сыграть главную героиню «Шери», бывшую куртизанку Леа де Лонваль, нежную и элегантную, умную и способную на глубокое чувство зрелую женщину. «Пфайффер не может оставить вас равнодушными, – говорит о своей актрисе режиссер. – Она обезоруживает – именно такой она была в «Опасных связях», и такой же она предстает в «Шери».Она невероятно красива, но ее красота одновременно несет в себе внутреннюю трагедию…» Благодаря Пфайффер, этой женщине-цветку, история Леа де Лонваль сопрягается с трагедией другой нежной куртизанки, небезызвестной Маргариты Готье, дамы с камелиями.Партнерами Мишель Пфайффер в «Шери» стали знаменитая Кэти Бейтс («Мизери», «Жареные зеленые помидоры», «О Шмидте», «Дорога перемен») и молодой английский актер Руперт Френд («Гордость и предубеждение»). Они сыграли мать и сына, мадам Пелу и Фреда, прозванного Шери – «дорогой». Мадам Пелу – бывшая «коллега» и подруга-соперница Леа. Она просит 40-летнюю Леа, все еще на редкость привлекательную, стать наставницей ее непутевого, но обаятельного сына-юнца, сделать из него респектабельного мужчину. Ее лето уже позади, его – впереди, но этот краткий миг, когда, кажется, время остановилось, принадлежит им. Их связь, начавшаяся как банальная интрижка, длится долгих шесть лет – до тех пор, пока мадам не находит сыну невесту. Только перед лицом разлуки любовники начинают понимать, как они любят друг друга. Вот ведь как странно: их любовь, до той поры невысказанная, оказывается всепоглощающей и самой главной в судьбах обоих.Такая тонкая зарисовка о странностях любви. Интимность, камерность затягивают в мир будуаров и гостиных дам парижского полусвета начала прошлого века. Действия совсем немного, главное внешнее событие здесь – свадьба Шери и Эдми, дочери еще одной богатой куртизанки. Мелодрама? Разумеется, чистой воды, но прохладная и изысканная, вся на полутонах, переливах чувств, которые нигде не выплескиваются через край.Это мелодрама, если хотите, с безупречной репутацией. И смотреть ее надо, как картину в музее: любуясь мазками, красками, светотенью, вглядываясь в портреты героев и изумительные импрессионистские пейзажи. Лучший из них – аллея в запущенном, буйно цветущем саду мадам Пелу, достойная кисти Ван Гога.Фильм заставляет любоваться жемчужным ожерельем Леа, которое ласкает и примеряет Шери, изумрудом «с изъяном» в ее кольце, дамскими шляпками, вдохновленными полотнами Климта, интерьерами особняка Леа. Кстати, этим особняком стала вилла архитектора Эктора Гимара, знаменитого представителя французского арт-нуво. Снимаю шляпу перед потрясающим оператором, выходцем из Ирана Дариусом Хонджи, который, виртуозно начав с «Деликатесов», скоро занял одно из ведущих мест на кинематографическом олимпе. В его фильмографии и «Ускользающая красота» Бернардо Бертолуччи, и «Эвита» Алана Паркера, и «Девятые врата» Романа Поланского… В «Шери» он драматически запечатлевает ускользающую красоту 52-летней Мишель Пфайффер, и вместе с ней – прелесть природы, счастья, любви.Любовное настроение фильма точно поддерживает чувственный музыкальный ряд с его скрипками и альтом, даже постельные сцены превращающимися в классический балет. Композитор Александр Деспла успешно сотрудничал с Дэвидом Финчером на фильме «Загадочная история Бенджамина Батона», Лассе Хальстромом («Казанова»). Он автор музыки и к таким фильмам, как «Девушка с жемчужной сережкой» и «Сириана». Со Стивеном Фрирзом Деспла уже работал над «Королевой» и в 2006-м был в числе номинантов на «Оскар».За кадром остается печальный финал истории: самоубийство Шери, повзрослевшего, прошедшего Первую мировую войну, но так и не научившегося жить без своей Леа. Зрителям сообщает об участи героя закадровый голос. И такая намеренная отстраненность тоже в духе общего замысла режиссера.Соблюдайте дистанцию, господа! Как в музее – руками не трогать…

Google newsYandex newsYandex dzen