Мужчина должен быть благородным, умным и смелым

Мужчина должен быть благородным, умным и смелым

Общество

МУЖЧИНА должен быть сильным, умным, смелым, уметь принимать решения, брать на себя ответственность… С этим согласятся все. Но где таких мужчин взять, и еще посложнее вопрос: как таких воспитать?[b]То понос, то золотуха[/b]Я всегда удивлялась: почему мальчики у нас такие робкие и немужественные, не только удивлялась, возмущалась… пока не родила своего.Сейчас сыну Мише 9 лет, я порой смотрю на него и пытаюсь понять: как может вырасти из такого хилого, болезненного, чувствительного малыша настоящий мужик? Он всегда был слабеньким, с момента рождения.Несмотря на отменное здоровье и аппетит матери, то есть меня, сын родился с весом чуть больше двух килограммов. Болел бесконечно, любая пролетающая мимо инфекция обязательно зацепляла нас. Сходили погулять – сопли, пришли гости – температура, посетили детский праздник – понос, сделали прививку в поликлинике – к вечеру жди весь джентльменский набор (понос, температура, сопли, кашель).Воспитывать выносливость в такой ситуации – это значит угробить ребенка. Решила отложить воспитание мужественности до лучших времен, а пока постараться оградить малыша от инфекции и оздоровить по максимуму. Покупала ребенку самые полезные фрукты-овощи, готовила всегда свежее, а ежедневные влажные уборки и километровые прогулки по сосновому бору доконали меня окончательно – инфекция все равно цеплялась к сыну. Муж сказал, что я схожу с ума, когда застал меня с баллончиком антисептика под потолком кухни. Возможно, это было излишне, но сетки вытяжек в квартире я начала обрабатывать антисептиком, почему-то мне казалось, что через нее к нам проходит зараза от вечно кашляющих соседей.В детском садике нас всегда встречали, как нежданных гостей, для наших справок воспитатель завела отдельную папку. «Что вы хотите, мальчики всегда слабее девочек, – успокоила нас участковый педиатр. – Что делать? Попробуйте закаляться, хотя… честно говоря, это редко у кого получается».На нашем участке хороший педиатр, мудрый, знающий, опытный – дальше умывания ладошек прохладной водой у нас дело не пошло, одиннадцать раз пробовали, но неизменно после этого утопали в соплях, а потом дохали неделями.[b]Дивертисмент со снегокатом[/b]Сейчас сыну девять, он ходит в школу, по-прежнему часто болеет. Но это не слишком его беспокоит, предмет его личных мальчишеских переживаний – маленький рост. Озаботился он этим в шесть лет, обнаружив, что все его сверстники выше как минимум на голову. Мы уверяли: скоро вытянешься, он ждал, ждал, ждал…Но вот Мишке исполнилось девять, а его все еще пускают бесплатно в метро, как дошколенка. «Я уже учусь в четвертом классе и давно умею писать», – огорошил он сердобольную медсестру в поликлинике, которая подарила ему кроссворд для дошколят, где вместо слов надо было нарисовать ответы – зайчика, цветочек и т. д.Ему безумно хочется стать взрослей и выше всех. Но у каждого мужчины в жизни бывают кризисы, когда жизнь переворачивается с головы на ноги. Через месяц после того как ему исполнилось девять, он вновь захотел стать малышом.Гуляю я на днях с сыном в парке. Взяли снегокат, обосновались на ближайшей горке, народу немного, катание проходит размеренно – скатился, тащит снегокат вверх, и все заново, а я прыгаю, согреваясь, на горке.В какой-то момент замечаю, что сына давно не видела, осмотрелась – Миша сидит у подножия горки на снегокате в позе роденовского мыслителя и созерцает окрестности.«Мишка, что ты сидишь, поднимайся, замерзнешь, ты что, не слышишь?!» – надрываюсь я сверху.Ребенок после долгого раздумья наконец встал, не спеша взобрался на гору и выдал следующее:– Я маленький, никчемный, я ничего не могу и не умею, у меня совсем ничего не получается. А раз я маленький, то снегокат я возить не буду, привези его за меня. Хочу быть малышом!И после этого он лег на снег и застучал, засучил ногами, как обычно делают избалованные маленькие дети, – уверяю вас, никогда за ним такого не водилось, даже в самом мелком, сопливом возрасте!Попробовала не обращать внимание на этот спектакль 10–15 минут. Бить ногами перестал, но все еще лежал на мокром мартовском снегу – ну ведь точно заболеет! Потом началась фаза уговоров, ее сменила ругань, закончилось все тем, что я пошла домой, волоча снегокат в одной руке, сына за капюшон в другой.Тяжелые. Оба. Он ехал по снегу и внаглую насвистывал мелодию Севастопольского вальса (в школе учат, ко Дню Победы), еле доволокла их до середины пути. Потом бросила, еще раз обругала. После этого он всетаки взял снегокат, и мы побрели домой.Все общество на горке с интересом наблюдало за нашей коллизией. «Все-таки хорошо, что мы не в цивилизованной стране живем, – подумала я, – а то бы меня посадили за истязание малолетнего посредством капюшона». Хотя это большой вопрос, кто кого больше истязал.Надо все-таки по-серьезному заняться воспитанием сына, решила я и пошла к мужу. Рассказала все, напомнив о младенческих болячках и заканчивая нынешней истерикой на горке.Муж, не отрываясь от экрана компьютера, махнул рукой: «Пройдет с возрастом». Что пройдет, сопли или истерика, не успела спросить, потому что муж опять погрузился в работу.Миша все так же пребывал в меланхолическом состоянии, периодически горестно вздыхая, причитал: «Я такой никчемный».[b]А в песочек не пробовали?[/b]Терпеть все это было невозможно, и я решила пойти к психологу – как раз в нашей поликлинике появился такой специалист.Пришла с сыном, комната с мягкими диванами, икебана на столе, на полках шкафа – мягкие игрушки. «Иди, поиграй, малыш», – сладким голосом предложила дама-психолог. Сын с омерзением посмотрел на нее и взгромоздился на диван. Говорили полчаса, вернее, я изливала свою боль, Миша лишь изредка отвечал на вопросы психолога.«Мне все ясно, – сказала она в завершение, – вам необходимо прийти ко мне на занятие в центр, займемся с малышом пескотерапией. Будем делать из песочка всякие фигуры, строить, сыпать…» Возмущенный сын стал выбираться из глубокого дивана, бормоча: «Что я, маленький – в песочек играть?!» Психолог с интересом посмотрела за Мишу, закрывающего за собой дверь: «Серьезный случай, у вас кризис в семье, вам и отцу ребенка тоже надо заняться пескотерапией. Занятие с ребенком – 1500, со взрослым – 2000 рублей, вы с мужем, поэтому с вас 4000, курс – десять сеансов раз в неделю», – протараторила специалист.Оказывается, в поликлинике психолог проводит только диагностику, а все занятия – в ее личном центре, и в основном с песком. Здесь мы с сыном были солидарны – у меня не было денег на курс пескотерапии, а у него – желания возиться с песком под руководством психолога, называющего его малышом.Вот и пойми этих мальчишек: то «хочу быть малышом», то обижается на «малыша»…[b]Один совет лучше другого…[/b]Не вышло с психологом, иду по старому проверенному пути – обсуждаю свою проблему по душам со всеми. «Девчонки, вот такая ситуация, что делать?» – озадачила я собравшихся за утренним чаем в понедельник – мы часто в нашем женском кругу «перетираем» семейные проблемы. Все погрузились в воспоминания, пытаясь вспомнить, что было с их сыновьями в возрасте девяти лет.«Вспомнила! У моего сына тоже был кризис в девятилетнем возрасте», – встрепенулась начальница. Я заерзала на стуле от нетерпения. «Мой оболтус в девять лет вместе со старшим братом выпил вина, побил витрины в магазине, подрался с проходящим мимо мальчиком, а потом его забрали в милицию», – выдала гордившаяся хорошей памятью мать.Я приуныла. Это, конечно, тоже кризис и в том же возрасте, но… мягко говоря, несколько другой.«А может, твой сын влюбился?» – мечтательно промурлыкала незамужняя коллега, давно перешагнувшая рубеж старых дев.Я вспомнила одноклассниц сына и еще больше расстроилась: они же все выше Мишки на пару голов и вряд ли даже посмотрят в его сторону! Уже вечером бреду в магазин за фруктами (здоровье прежде всего!). Продавщица – моя давняя знакомая, лет десять назад приехала из Армении и с тех пор торгует фруктами в нашем доме.Часто болтаем по-женски о том о сем. Поинтересовалась ее взглядом на воспитание мужчин. «Мальчики – это мужчины, – глубокомысленно сказала продавец, выбирая лимоны. – Посмотри на своего мужа, у него не бывает истерик? У всех бывает. Мне еще мама говорила: промолчи, дай ему покричать, ногами постучать, в этот момент не надо ни соглашаться, ни перечить. Лучше просто молча подумать о своем или пойти чем-то срочным заняться – суп помешать, даже если он и не стоит на плите. А высказать все можно потом, и лучше не один, а несколько раз».Вот она, восточная мудрость, подумала я, еле таща загруженные овощами и фруктами сумки (и зачем я столько набрала?).Восток, конечно, дело тонкое… Но только что же мне с сыном делать, как его воспитать сильным, мужественным, уверенным, смелым? Для меня это так и осталось загадкой.Так как же мне вырастить настоящего мужчину?!

Google newsYandex newsYandex dzen