Набокова переложили на мюзикл

Набокова переложили на мюзикл

Культура

[b]Сергей Проханов, обожающий делать свои спектакли из романов, философских трактатов и даже газетных статей, на этот раз переложил на сценический язык “Камеру Обскура” Владимира Набокова. Усилил в ней “лолитовскую” тему, развил линии второстепенных персонажей, а заодно положил диалоги и монологи на стихи. Александр Журбин написал к ним музыку. Получился мюзикл для точного адресата, принципиально иного, чем, скажем, зритель “Метро” или “Норд-Оста”.[/b]“Губы” — респектабельный мюзикл, созданный для респектабельной публики. За основу взято произведение о трагедии мужчины за 40, у которого “седина в бороду, бес — в ребро”. Возраст наших российских буржуа как раз соответствующий. Александр Журбин написал, вольно или невольно, музыку для своего поколения: очень мелодичную, с интонациями 60—70-х. Очень элегантно использован стиль ретро (действие происходит в Германии конца 20-х годов), особенно впечатляет вступительная тема, которую выводит вновь популярный аккордеон. В стилистике спектакля немного “цыганщины”, хотя присутствует и “итальянщина”: арии главного героя Бруно Кречмара в стиле бельканто так и просятся в репертуар Баскова. Но Евгений Герчаков исполняет их очень даже неплохо, со всеми полагающимися страстями. Смертельный враг Бруно, любовник Магды карикатурист Горн (Михаил Полосухин) так скрупулезно отыгрывает все пороки своего персонажа, что даже хочется меньшей однозначности.Но и у него попаданий “не в ноту” почти не случается. Третью мужскую партию (писателя Дитриха Зегелькранца) полупоет-полупроговаривает знаменитый продюсер Марк Рудинштейн. Он естествен и “шарманист” и своим участием привносит в “Губы” дополнительную респектабельность.Но погоду мюзиклу делает дамская его часть. В спектакле четыре “Лолиты”: основная – Магда (Анастасия Стоцкая) и три ее товарки (Ксения Большакова, Екатерина Партугимова и Дарья Цыпляева). Четыре оторвы в коротких юбчонках лихо поют и танцуют, задавая действию яростный драйв и динамику. Правда, во втором действии главная “Лолита”, когда ей по сюжету нужно быть уже откровенной гадиной, измывающейся над больным Бруно, как-то теряет кураж… Ну а главное открытие спектакля – юная Земфира Жемчужная, играющая маленькую Ирму, не перенесшую предательства отца, бросившего ее и мамочку Аннелизу (Ирина Малышева). Эльф с хрустальным голосом и кошачьей пластикой, сводящей с ума мужчин, стопроцентно набоковская героиня!

Google newsYandex newsYandex dzen