- Город

И пепел поцелуев на губах

Надеть маски. Нарушителей ждет большой штраф

Фитнес переезжает из душных спортзалов на крышу

Школы Москвы начнут учебный год в очном формате

Социальные работники получили 8 миллиардов рублей за работу в период пандемии

«Второй пакт Молотова — Риббентропа»: политологи назвали истинную причину ненависти Польши к РФ

Профессор МГУ оценил опасность частых КТ-исследований из-за COVID-19

Определен размер средней зарплаты в России за последний год

«В России легче, чем в Европе»: как итальянец развил бизнес в Москве в разгар пандемии

Адвокат Соколова объяснил, почему решил защищать в суде вдову рэпера Картрайта

«По 500 тысяч долларов»: Пригожин рассказал о гонорарах Егора Крида

Отельеры Турции оценили стоимость летнего отдыха для россиян

Как россияне покупают «золотые паспорта» и сколько это стоит

Рошаль оценил эффективность борьбы с COVID-19 в России

«Озноб, температура»: профессор РАН назвал признаки укуса энцефалитного клеща

Финансист ответил на слова Собчак об «идиотах» со сбережениями в рублях

Пожилых и людей с хроническими заболеваниями предостерегли от путешествий из-за COVID-19

И пепел поцелуев на губах

Х. Мюллер. «Медея-материал». Режиссер А. Васильев. «Школа драматического искусства»

[b]Прежде чем стать режиссером, театральным гуру, европейской знаменитостью, Анатолий Васильев окончил химфак Ростовского университета и несколько лет проплавал в научных экспедициях. Все это невольно вспоминается на его последнем спектакле «Медея-материал» – маленьком жестоком шедевре, который исследует границы человеческих возможностей.[/b] Эмоциональным фоном для такого спектакля-эксперимента становится экран с видеопроекцией моря, его бесстрастного волнения, галдящих над волной чаек, стремительных рыб, морской пены и айсберга на горизонте. В какой-то момент изображение станет негативным, и солнечные брызги пены станут похожи на капли чернил, заливающих белизну. «Медея-материал» – незаконченная пьеса знаменитого немецкого драматурга ХХ века Хайнера Мюллера, многолетнего руководителя брехтовского театра «Берлинер-ансамбль». Напомним, Медея – дочь колхидского царя Эата, которая влюбилась в Язона, предводителя аргонавтов, приехавших в Колхиду за Золотым руном. И, помогая Язону, предала отца и погубила брата. А, став женой Язона и матерью его сыновей, не смогла перенести предательства мужа, решившего жениться вновь, подарив на свадьбу сопернице пропитанное смертельным воспламеняющимся ядом платье-пеплос, а после погубила своих детей от Язона. Из мифа о Медее драматург выжимает квинтэссенцию смысла – ревности, боли, мести, распада, сумасшествия. По способу письма этот текст – мощный поток, без начала и конца, без знаков препинания, без ритмического строя и психологических мотивировок – точно выплеск лавы: «На губах пепел твоих поцелуев… плоды предательства из твоего семени… ты должен мне брата Язон… платье любви моя вторая кожа… расколоть мир на две части и жить в опустевшей середине». Играет Медею француженка Валери Древиль, актриса «Комеди Франсез». Несколько лет назад она сыграла Нину в «Маскараде», поставленном Анатолием Васильевым в главном драматическом театре Франции, и с тех пор они ежегодно встречаются в работе. Ради «Медеи-материала» актриса берет тайм-ауты в Париже, приезжает в Москву на несколько недель и ежевечерне играет – обязательно в присутствии Васильева. На ее месте невозможно представить себе ни одну русскую актрису – им просто не хватит бесстрашия. Стук ее приближающихся каблуков раздается тогда, когда на экране заканчиваются титры с русским переводом «Медеи-материала». Вошла, села, чуть раздвинув ноги, закурила, швырнула окурок в таз. Высокая прическа, простое платье, жесткий взгляд. С первых же слов голос взмывает в разряженную атмосферу ярости. Французский язык, где каждое слово летит в публику отдельно, как ядовитая стрела, становится похож на рычание. Распадается прическа, распадается личность, сорванное платье летит в таз и вспыхивает ярким факелом. На обнаженное тело эта Медея лепит какие-то примочки из бинтов, точно тщетно пытается залатать свое распадающееся естество. Сострадать ее героине невозможно, впрочем, слово «сострадание» – не из лексикона нынешнего театра Анатолия Васильева – театра мифа и мистерии. Оторваться от нее тоже невозможно. В миф о Медее она ныряет, точно в пучину, чтобы вынырнуть где-то по ту сторону добра, зла, морали, души и разума.

Новости СМИ2

Коронавирус

в Москве

184 969 + 1 329 (за сутки)

Выздоровели

244 097 

Выявлено

4 521 + 11 (за сутки)

Умерли

Александр Разуваев, экономист

Рубль сильнее, чем кажется

Екатерина Рощина

Как сохранить мужика любой ценой

Руслан Клинский

Карать ли за измену топором

Мехти Мехтиев

Учитесь жить по средствам

Виктория Филатова

Битва за Патриаршие

Дарья Завгородняя

Покупатель прав не всегда

Митрополит Калужский и Боровский Климент

Достопримечательности в шаговой доступности

Река сильнее традиций. Правда и мифы о столице и ее жителях

Газеты создаются в творческих муках и спорах

Как помочь ребенку выбрать профессию?

ЕГЭ по литературе. Больше читайте и пишите