- Выключить коронавирус

История Садовой- Триумфальной и Садовой- Каретной улиц

Авиация снова пролетит над столицей 24 июня

Коронавирус: главные события и цифры за сутки на утро 29 мая

Москвичам пообещали самое «мокрое» завершение весны за последние 70 лет

Не откладывай мечту: застройщики пошли навстречу москвичам, нуждающимся в жилье

«Государство нас не ласкает»: зачем артисты обращаются за господдержкой

#БУДЬДОМА онлайн-линия психологической помощи

Интерактивную карту с расписанием прогулок опубликуют 29 мая

Кинолог назвал породы собак, способных определять коронавирус

Москвичей предупредили об аномальном похолодании

Цискаридзе предрек катастрофу театральному искусству в России

Тесты на наличие антител к COVID-19 бесплатно будут проводить 30 поликлиник

Гнев и недовольство: эксперты по мимике объяснили жест Путина с ручкой

Врач предупредил об угрозе заражения COVID в ТЦ и салонах красоты

Подмосковный фермер рассказал, как правильно выбирать клубнику

«Не готовы к созерцанию молодого тела»: Онищенко о медсестре в бикини

История Садовой- Триумфальной и Садовой- Каретной улиц

История этих улиц в первые десятилетия их жизни мало чем отличается от биографии других Садовых

ТОЛЬКО ТЕНИ ДОМОВ ПО УГЛАМ ПЛОЩАДЕИ Вы еще, уважаемые читатели, не устали от наших длинных – длиной в несколько веков! – прогулок по столичному кольцу «Б»? А ведь теперь еще и зима, вроде бы не время для долгих гуляний… Впрочем, если судить по вашим письмам и звонкам, большинство делают это с удовольствием. Тем более что путешествия вам можно совершать, не выходя из своей квартиры. Сегодня наша с вами очередная встреча на Садовом кольце: мы перебрались в прошлый раз через «экватор» Тверской, чтобы пройтись еще по двум самым северным его отрезкам – Садовой-Триумфальной и Садовой-Каретной улицам… Мастера по открыванию ворот История этих улиц в первые десятилетия их жизни мало чем отличается от биографии других Садовых: царский указ 1816 года об «устройстве кольцевой улицы вокруг Москвы», потом снос изрядно оплывших и разрушившихся к этому времени земляных валов. И прокладка новой улицы с только что высаженными возле нее палисадниками… Во всяком случае, дома, числившиеся в 1818 году по Земляному Валу, дожив до 1826 года, значатся в документах уже как стоящие на Садовой улице. А значит, именно за эти 7–8 лет и произошло окончательное формирование этого участка Садового кольца. Но вернемся на несколько минут в XVI век и посмотрим, а что же было в здешних краях в пору царствования Годунова, Шуйского и первых Романовых? В те годы с внешней стороны вала стояли домики Тверской ямской слободы с примыкавшими к ним полями и огородами, а с внутренней стороны вала располагались усадьбы иноземцев, служивших за деньги русскому царю. Главной иноземной резиденцией в те времена числилась, как известно, Немецкая слобода, но и такие небольшие «зарубежные островки» в тогдашней Москве были не редкость. Прошло без малого сто лет, и места ямщиков заняли оружейники, мастера Кремлевской Оружейной палаты. А иноземцев с места их обитания постепенно вытеснили обитатели соседней с ними слободы воротников (с ударением на втором слоге). Была и такая специальность в старину – многочисленные городские ворота – в Кремле, в Китай-городе и городе Белом – открывать и содержать в полном порядке. От тех слобод достались нашим временам названия двух переулков – Оружейный и Воротниковский… Любопытно, что если с конца XVII века лет 150 здесь стояло множество загородных усадеб аристократии (князей Хованского, Троекурова, Волконского и др.), то к середине XIX столетия ни одного двора знати на улице уже не было. Как бы мы сказали с вами сегодня, «район потерял престижность». Впрочем, сегодняшним обитателям Садовой-Триумфальной улицы констатация этого неоспоримого факта может показаться обидной… Практически все старинные дома на этой улице ушли в область воспоминаний. Только дом, выходящий фасадом в Воротниковский переулок (№ 12), чудом уцелев, смог бы нам рассказать об одном из своих именитых гостей. Здесь, в квартире своего приятеля П. В. Нащокина, в свой последний в жизни приезд в Москву останавливался Александр Сергеевич Пушкин. Было это в мае 1836 года. Этот двухэтажный в ту пору дом, построенный после пожара Москвы, в 1838 году «подрос» еще на один этаж, сооруженный вместо деревянного мезонина. Большинство домов по улице в первой половине XIX века были деревянными, а по должности – постоялыми дворами. Это и неудивительно: до открытия движения по «чугунке» между Петербургом и Москвой (а случилось это, как вы помните, в 1851 году) из одной столицы в другую можно было попасть только по Петербургскому тракту в кибитке или дилижансе, испытывая собственной «пятой точкой» все ухабистые прелести этой дороги. Радищев, повествуя об ужасах, которые он лицезрел «по дороге» из Санкт-Петербурга в Москву, практически не касается ужасов, которые доставляла путешественнику сама дорога. На постоялых дворах делали последнюю остановку дорожные дилижансы, а измордованные несколькими сотнями верст пассажиры могли, наконец, отдохнуть и вкусить всех прелестей московской кухни… А вот дом № 10, построенный в конце XIX века для Губернской земской управы, знаменит тем, что именно под его крышей после шести дней кровопролитных уличных боев с применением артиллерии было подписано 2 ноября 1917 года перемирие между представителями Комитета общественного спасения (КОС) во главе с городским головой Рудневым, присягнувшим на верность Временному правительству, и большевистским Военно-революционным комитетом (ВРК). Крови за неполную неделю пролилось много, что, впрочем, не помешало победившим в этом противостоянии большевикам через некоторое время продолжить это человеколюбивое занятие… Многие годы Садовая-Триумфальная была весьма узким местом Садового кольца, даже после сноса в 1930-е годы разросшихся возле домов палисадников. Правда, сооружение в 1970-х туннеля под пересечением с тогдашней улицей Горького на пару десятков лет развязало транспортную ситуацию на этом участке, но сегодня об этом и вспомнить смешно… «Где тебя сегодня нет? На Большом Каретном…» Но вот мы с вами и на самом северном участке Садового кольца – Садово-Каретной улице. Справа осталось устье Малой Дмитровки. По этой улице мы с вами обязательно еще «прогуляемся», а пока вспомним только, что именно в этом месте земляные валы прерывали древнюю Дмитровскую дорогу, деля ее на две части – «городскую» и уездную. «Городская» часть Дмитровки получила уже в наше время, в 1944 году, новое имя – Антона Чехова (к 40-летию со дня кончины писателя). Заметьте эту странную привычку советских властей: отмечать «дарами» годовщины смерти классиков. Пушкин удостоился всесоюзного «юбилея» к столетию со дня смерти, а тот же Антон Павлович к 50-летию со дня своего ухода из жизни «получил в подарок» музей на Большой Садовой (мы с вами возле него побывали в прошлый раз). К тому же, хотя Антон Павлович и имел неосторожность некоторые время квартировать в 1890-х на этой улице, а еще сотрудничать в это время в журнале «Зритель», типография которого находилась также на этой улице, но переименования улицы в честь «самого себя», как представляется, не одобрил бы. Он был достаточно скромным человеком, да еще имел привычку так часто менять квартиры в Москве, что по этому поводу улиц Чехова в столице могло бы быть еще несколько… Но так как в 1994 году улице вернули ее историческое имя (что нисколько не унизило память великого писателя), то и говорить мы с вами об этом больше не будем… А за Малой Дмитровкой начинается Садовая-Каретная улица, названная так при своем рождении, в 1820-е годы, по выходившему на нее своими лавками и дворами Каретному ряду. Этот самый Каретный ряд, являющийся, по существу, продолжением улицы Петровки, выходящим на Садовое кольцо, в древности был, как бы мы сейчас сказали, транспортной магистралью местного значения – Олешкинской дорогой. Жили тут испокон века мастера-каретники. Здесь они и товар свой продавали. А в конце XVIII века с правой стороны улицы, на углу Каретного ряда, стояли «мушные» лавки купца Окорокова, который остался в нашей истории тем, что в 1793 году издал чуть ли не первые «Путеводитель» и «Указатель» по Москве. Еще в начале XVII века самым примечательным событием на этой Олешкинской дороге был ежегодный крестный ход, двигавшийся от Петровского монастыря к Убогому дому, стоявшему на углу современной Суворовской площади. Те, кто еще помнит песни Владимира Высоцкого (время бежит так быстро, что я не удивлюсь, если среди наших молодых читателей найдутся и не помнящие), разумеется, помнят и ту – «На Большом Каретном»: Где твои семнадцать лет? На Большом Каретном. Где начало твоих бед? На Большом Каретном. Где твой черный пистолет? На Большом Каретном. Где тебя сегодня нет? На Большом Каретном… Большой Каретный переулок – это еще один крестник старого Каретного ряда. Впрочем, в роли «крестного отца» для него, как и для его братьев – Среднего и Малого Каретного переулков, – выступила советская власть. В 1922 году она решила переименовать Большой, Средний и Малый Спасские переулки, называвшиеся так по церкви Спаса Преображения на Песках (разрушена в 1934 году), в Каретные. Хорошо еще, что не какие-нибудь переулки имени Мировой революции! Могло быть и так. Может быть, об этих переулках стоило упомянуть в нашем следующем путешествии по Садовому, так как выходит один из них уже на Садовую-Самотечную улицу. Но раз уж все Каретные у нас в сегодняшнем рассказе, то и переулкам здесь самое место! Каретный ряд – это правая по нашему ходу, внутренняя сторона Садового кольца. А слева у нас остаются сплошные Тверские-Ямские – вторая, третья, четвертая – пронумерованные, как участники какого-то спортивного состязания... Причем 2-я и 3-я улицы когда-то носили название Средняя и Задняя, что казалось нашим предкам вполне понятным относительно основной проезжей улицы – 1-й Тверской-Ямской. А номера «2» и «3» до 1870 года носили совсем другие улицы – нынешние 1-я и 2-я Брестские, проходящие западнее 1-й Тверской-Ямской. Когда они получили новые имена, освободившиеся номера и решили отдать в наследство Средней и Задней Тверским-Ямским улицам… Была когда-то еще и 5-я Тверская-Ямская. Москвичи со стажем, вероятно, это помнят. Это сегодняшняя улица Фадеева. Во времена своей московской юности эта улица имела статус переулка, который назывался Миусским, поскольку вел к одноименной площади, к Миусам. Но потом статус повысили, и переулок стал улицей. В 1919 году 5-я Тверская-Ямская получила в подарок от власти очень оригинальное название – улица Советская, которое и носила до 1922 года. В том году вдруг обнаружилось, что Советских улиц в столице столько, что у почтальонов уже голова болит от непонимания, куда нести письма, и ей вернули старое название. Но в 1967 году неожиданно решили переименовать в улицу Александра Фадеева, советского писателя и партийного функционера от литературы, автора романов, водруженных когда-то командующей всем в стране партией на неоправданно высокий пьедестал… Остановившийся в начале 1990-х на полпути процесс возвращения московским улицам исторических названий этой улицы не коснулся. А вот еще одну улицу, отходящую от Садовой-Каретной в сторону Новослободской, переименования затронули. Причем переименовывали ее за ее долгий век несколько раз и всякий раз «по политическим мотивам». Когда-то эта улица именовалась Сущёва улица, а потом улица Подвески. Позднее стала Новослободской улицей. Но в 1877 году Московская городская дума решила сделать тогдашнему генерал-губернатору подарок и переименовать улицу в Долгоруковскую. Был ли в этом поступке элемент подхалимажа? Безусловно. Хотя нужно признать, что князь Владимир Андреевич (1810–1891) был фигурой в Москве весьма популярной. Но переименовывать улицу не просто в честь живущего, а еще и активно действующего чиновника было не очень привычно и правильно. Как говорят, в столичном Санкт-Петербурге посмеялись, посудачили на этот счет, но разрешения на переименование дали. А когда улицу в 1890-м перепланировали, то название Долгоруковская оставили только за частью магистрали, вернув второй половине историческое имя. Ну а в 1924-м улицу опять переименовали, и опять по политическим мотивам: она стала Каляевской, получив имя в честь бомбиста, отправившего в феврале 1905 года на тот свет московского генерал-губернатора и его кучера… Террориста в мае 1905-го повесили, а в 1924-м большевики, как раз в эту пору завершавшие аресты бывших однопартийцев Каляева, решили этого, не опасного для них соратника эсеров увековечить. Да и улица имени какого-то князя на карте Москвы на седьмом году революции смотрелась явным анахронизмом! Вновь Долгоруковской улица стала лишь в 1992 году. Хотя, может быть, если бы вернули ей еще более старое название – улица Подвески, это смотрелось бы более оригинально. И главное – никакой политики! Площади, которых нет Но вернемся на Садовое кольцо, которое до 1970-х годов было в этой части особенно узким. С севера к нему примыкали две площади – Большая и Малая Угольные. Помню, как мальчишкой, проезжая на «Букашке» по Садовому кольцу, я не мог для себя решить – на каком слоге ставить ударение в названии остановки «Большая Угольная»? Потому как большой и малый угольники были постоянными нашими спутниками в школе, а что такое древесный уголь, я не знал лет до семи, пока не прочел, как его заготавливал испугавшийся людоедов Робинзон Крузо… Это сегодня с возвращением моды на мангалы и домашние (а точнее – дачные) шашлыки о древесном угле знает даже младенец. Этим самым углем и дровами здесь торговали в XVII–XVIII веках. В те времена обе площади и получили свое название. На Садовой-Каретной улице и Большой Угольной площади в декабре 1905-го были построены первые в городе баррикады и шли весьма ожесточенные бои между пестрыми по составу отрядами боевиков и правительственными войсками. Впрочем, закончилась здешняя заварушка быстрее и раньше, чем на Пресне, а то называться бы этой улице в советские времена какой-нибудь Садовой-Баррикадной! Вот как описывает в своих воспоминаниях, изданных недавно, конец «революции» на Садовой-Каретной простой москвич Н. П. Розанов: «Видел я раз, будучи у одного знакомого, жившего на Самотечной площади, как вооруженный винтовками отряд городовых разрушал сделанные дружинниками по Садовой до Каретного ряда баррикады. Городовые становились перед баррикадами в ряд, одним коленом на землю, и начинали палить вдоль по улице, очевидно, для того, чтобы разогнать выстрелами дружинников, которые находились в конце Каретной-Садовой и могли помешать пальбой из револьверов разборке баррикады. Так, обстрелявши улицу, городовые растаскивали телеграфные столбы и другие материалы, обыкновенно употреблявшиеся для устройства баррикад… На углах домов по Лихову переулку долго были видны язвины, произведенные полицейскими пулями…» Впрочем, после реконструкции 1977 года ни Большой, ни Малой Угольных площадей, как и домов, которые могли бы сохранить следы от пуль, нет: они слились с Садовым кольцом. Снесены и дома по правой стороне Оружейного переулка, ставшего, по существу, частью Садовой-Каретной. Но сегодняшнему сумасшедшему движению реконструкция тридцатилетней давности уже не помогает: впору сносить еще что-нибудь или решать проблему здешних пробок каким-нибудь иным, цивилизованным способом… А чтобы завершить разговор о транспортных проблемах не на сегодняшней, а на «исторической ноте», как и полагается в наших путешествиях, вспомним одно трамвайное происшествие, о котором почти 80 лет назад сообщала «Вечерняя Москва». В 1928 году в столице среди множества других трамвайных ЧП произошло и два серьезных происшествия, имевших место быть просто потому, что вагоновожатые были… в стельку пьяны. Одно из них случилось 15 мая на углу Малой Дмитровки и Садовой-Каретной. Находившийся «под мухой» водитель не заметил встречного трамвая и на стрелке врезался в другой вагон… Вот мы с вами и совершили очередную прогулку по Садовому кольцу, которому, как вы помните, недавно стукнуло 190 лет. Осталось совсем немного: пройтись по Садовой-Самотечной, пересекая бывшее русло реки Неглинки, которую на этом отрезке чаще называли Самотекой, и подняться вверх, по ее бывшему левому берегу, к Сухаревской площади, откуда, если помните, мы с вами начали в прошлом году наше длинное путешествие.

Новости СМИ2

Коронавирус

в Москве

74 725 +3 474 (за сутки)

Выздоровели

175 829 +2 332 (за сутки)

Выявлено

2 330 +76 (за сутки)

Умерли

Ольга Кузьмина  

Когда больно траве

Олег Фочкин

Как исправить прошлое

Виталий Зверев, академик РАН

Коронавирус никуда не исчезнет

Митрополит Калужский и Боровский Климент

Время — это дар. Как им воспользоваться

Никита Миронов  

Девушки, перестаньте красить лицо

Алиса Янина

Почему мы не верим в COVID

Камран Гасанов

Турция прибирает к рукам Ливию: чем ответит Путин

Илья Переседов

Домашняя еда — это рабство, насилие и контроль

Идущие по следу Создателя: совершенный мир нуждается в постоянном совершенствовании

Аттестат без ЕГЭ

Информация в оболочке. Ученые считают, что благодаря вирусам зародилась жизнь

27 мая – День библиотекаря и борьбы с рассеянным склерозом