В Хрущевском переулке закусывали под Вертинского

В Хрущевском переулке закусывали под Вертинского

Культура

[b]Вчера вечером тихий Хрущевский переулок был непривычно оживлен. У входа в Музей А. С. Пушкина прогуливались дамы в кринолинах, джентльмены во фраках вели культурно-деловые беседы. В музее начинался Весенний Бал искусств «Серебряный век», обещавший стать «одним из главных культурных и светских событий года в Москве».[/b]В холле с фонтаном, оформленном в духе начала прошлого века, культурная и бизнес-элита смачно целовалась и знакомила друг друга с родственниками. «Что не видать Марии Степанны? – Не приедет – мигрень-с». «Как ваш бизнес, дорогой? – Спасибо, любезный, вашими молитвами». «Попробуйте, ма шер, вот этот фрукт, маракуйю, – изумительно!». Среди жен бизнесменов, демонстрирующих загорелые в соляриях спины, выделялись двухметровые бледные красавицы из модельных агентств, одетые по моде начала двадцатого, в локонах и кружевах. Наманикюренные пальчики сжимали мундштуки, томные рты выпускали аккуратные колечки дыма. Ананасы в шампанском закусывались камамбером и дор-блю. Ожидали героя вечера – бизнесмена Михаила Краснова, президента крупного компьютерного концерна, коллекционера живописи, редких книг и мецената, который, собственно, и устроил бал в честь своего грядущего 50-летия.Герой не заставил себя долго ждать. «Я хочу показать вам фильм о себе», – скромно сказал он и пригласил гостей в синематограф.Публика занимала свои места, черный Пьеро танцевал нечто драматическое в ритме танго. Немое кино, сопровождаемое игрой тапера, повествовало об Эйфелевой башне, Мулен Руж, Пастернаке, Дягилеве, Вере Холодной – словом, об искусстве. Сам Михаил Краснов на фоне Пушкинского музея появился в кадре в последние секунды фильма.После «интродуксьона» ведущие праздника – Ольга Кабо («Я чувствую себя Анной Павловной Шерер!») и Николай Сванидзе объявили начало официальной части вечера. Она была непродолжительной, как бы между прочим: Михаил Краснов преподнес музею Пушкина две библиографические редкости: книгу-альбом об искусстве Бакста на французском языке, изданную в 1913 году в Париже (самое первое издание о Баксте), и номерной экземпляр альбома графики Добужинского, изданного в 1923 году в Берлине русскими эмигрантами. Сие событие было квалифицировано как официальное открытие Союза меценатов.А гости поспешили в бальную залу на праздничный ужин: обещался легендарный абсент. Под песни Александра Вертинского, звуки танго и джаза, под декламируемые с эстрады стихи Валерия Брюсова гости вкушали обильно представленную пищу земную.Танцевала только одна пара – специально приглашенные профессиональные танцоры. Как заметил кто-то из присутствующих, «у каждой эпохи свои обычаи, в наше время бал выглядит так».

Google newsGoogle newsGoogle news